Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
По стандартным меркам однодневный визит Дэвида Кэмерона в Россию вряд ли можно считать успешным. Позиции сторон по острым вопросам если и сблизились, то на какие-то микроны. Взаимное недоверие вовсе не преодолено. А 215 миллионов фунтов новых контрактов для бизнеса – это капля в океане экономики.

Но все относительно: после без малого пяти лет молчания, взаимного дипломатического бойкота, любой диалог покажется прогрессом.

Впрочем, британский премьер подвергся у себя дома критике и справа, и слева: большинство обозревателей считает, что в Москву ехать или вовсе не следовало, или, приехав, надо было жестко и громогласно поставить перед Кремлем неудобные вопросы.

Эти настроения суммировал британский журналист, спросивший Дэвида Кэмерона на пресс-конференции: "Как вы можете приезжать сюда, продвигать интересы бизнеса, когда подозреваемого в убийстве Александра Литвиненко защищает российское государство?". Обращаясь затем к президенту Дмитрию Медведеву тот же корреспондент сказал: "Объясните, почему британский бизнесмен должен инвестировать в российскую экономику, когда его здесь ждет коррупция, непоследовательность в применении законов и возможное запугивание и угрозы?"

Справедливости ради, надо сказать: Кэмерон не пошел на уступки, не бросил Москве никаких политических "костей". Но и сказать, что он "поучал" хозяев, тоже язык не повернется. Премьер-министр демонстрировал свое знаменитое умение быть жестким по существу и обходительным по форме, расточал улыбки и даже комплименты. Тем не менее, если отбросить риторику и вежливые формулы, то в сухом итоге будет именно это послание: России , если она хочет быть полноправным членом клуба развитых западных стран, придется меняться. "Экономист" написал в своем блоге, что Кэмерон в своем фирменном стиле "уповал на здравый смысл авторитарного режима" и взывал к логике. Он доказывал, "почему это было бы в высших интересах России – модернизировать ее экономику и политическую систему, обеспечить неукоснительное исполнение контрактов и вообще принять верховенство закона".

Впрочем, хозяева вовсе не спешили посыпать голову пеплом и объявлять о готовности к переменам, которые порадовали бы британского гостя.

Тем не менее, министр иностранных дел Уильям Хейг заявил, что он считает задачи визита в основном выполненными: контакт восстановлен, возможности для бизнеса улучшены, и озабоченности высказаны (права человека, Ливия, Сирия).

То есть, очень скромно – но никто и не рассчитывал на большее.

Обозреватель газеты "Гардиан" Саймон Тисдолл не согласен с позитивными оценками. Он считает, что визит стал победой Москвы, которая держит главу британского правительства за "полезного идиота", используя его для "легитимизации путинизма". Ему возражают те, кто в политике ценит прагматизм. Ведь даже со Сталиным, не говоря уже о Брежневе, британские правительства поддерживали регулярные контакты, хотя не заблуждались относительно природы политической системы СССР. Считали, что даже худой мир лучше доброй ссоры. Развивали потихоньку экономические связи и ждали перемен. Правда, ждать пришлось много десятилетий.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG