Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Следственный комитет вновь заявил о раскрытии дела об убийстве правозащитницы Натальи Эстемировой. Предвыборный националистический тренд: российская власть намеренаиспользовать "русскую идею". Черкесское движение раскололось по вопросу проведения олимпиады в Сочи. Власти стран ЕС ужесточают условия пребывания для беженцев из России, получивших убежище. Секреты армянской политической кухни в документах Викиликс. Баку предложил свою кандидатуру в качестве места проведения Олимпиады 2020. Забыто ли "дело фотографов" в Грузии? Югоосетинский ансамбль песни и танца "Симд"



Александр Касаткин: В четверг российская прокуратура вновь заявила о том, что дело об убийстве сотрудницы «Мемориала» Натальи Эстемировой окончательно раскрыто. Это утверждение не вызвало у правозащитного сообщества особой веры — дело уже фактически дважды «раскрывали» и едва ли версия следствия, обвиняющего в убийстве боевиков, претерпела существенные изменения. Сотрудники «Мемориала» и «Новой газеты» продолжают настаивать на том, что преступление было совершено милиционерами из Курчалоевского райотдела внутренних дел. Член правления Правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов, внимательно наблюдающий за ходом расследования с самого начала, попытался нарисовать картину, как следствие выстраивает доказательную базу, как фальсифицирует материалы.


Александр Черкасов: 8 сентября 2011 года прокурор по Северо-Кавказскому федеральному округу Васильков заявил, что дело о похищении и убийстве 15 июля 2009 года правозащитницы Натальи Эстемировой раскрыто!
Прокурор говорит, что у следствия есть подозреваемый, и он надежно установлен.
Про этого подозреваемого мы знаем уже больше года, - это Алхазур Башаев, боевик из шалажинского джамаата, очень уместно числившийся убитым в ноябре 2009 года. Доказательства этой версии были добыты не следственной группой, а смежниками из ФСБ и чеченского МВД, и спущены руководством СКР ведущему дело следователю с указанием: считать единственно верными. Правда, теперь «силовики» говорят, что убитый Башаев жив, и ищут его, как живого.
Прокурор Васильков говорит еще, что следствие также проверяет версию и причастности к похищению и убийству чеченских «силовиков». Я не понял: либо-либо. Либо «надежно установлен», либо еще и «проверяют версию».
По поводу «надежно установленного» Башаева российские и европейские правозащитники вместе с журналистами «Новой газеты» провели свое собственное расследование, итоги которого были переданы президенту Медведеву, а затем обнародованы в июле этого года, в канун второй годовщины убийства. Получив в установленном законом порядке генетические профили брата Алхазура Башаева, Анзора, и сравнив их с профилями, лежащими в уголовном деле, изучив сами материалы дела, касавшиеся «шалажинской» версии, мы доказали: никаких объективных доказательств у следствия нет.
Чем же теперь могли блеснуть теперь прокуратура и Следственный комитет?
Представители потерпевшей стороны не имеют доступа к материалам уголовного дела.
Мы можем предполагать, - знакомство с материалами многих других уголовных дел позволяет строить весьма убедительные предположения.
Когда нет объективных доказательств, проще всего получить свидетельские показания.
Как мог воскреснуть подозреваемый? Ну, например…
В материалах уголовного дела вполне могли появиться показания бывшего боевика, ныне сидящего в следственном изоляторе. Показания, в которых этот боевик живо вспоминают, как уже в 2010 году в лесу где-нибудь на юге Урус-Мартановского района его отряд встретил другой отряд, среди боевиков которого он видел Башаева Алхазура.
Всё – Башаев воскрешен!
Еще было бы хорошо, чтобы он вспомнил, что слышал от собрата по оружию, что именно Башаев и, скажем, командир Башаева, - извините, «амир», - Ислам Успахаджиев похищали и убивали Наташу Эстемирову.
Чем не доказательство?
Как говорится в написанной полвека назад книге, настоящие мастера по добыванию доказательств способны убедить человека в чем угодно, - в том, «что Бог есть, и что Бога нет, что люди ходят на руках, и что люди ходят на боках».
Какие доказательства могли бы еще быть добыты?
Можно предположить, что при должном умении, мастера могли получить от какого-нибудь другого боевика еще более подробные и «достоверные» показания.
Скажем, как-то он присутствовал на «меджлисе» где-нибудь в лесу в приграничье Чечни и Ингушетии, и собственными ушами слышал самого от Доку Умарова, что похитили Эстемирову именно Башаев и Успахаджиев.
При общении с такими специалистами свидетели вспоминают массу подробностей.
Поскольку общеизвестно, что боевики воюют за большие суммы в иностранной валюте, то в показаниях должны были появиться убедительные детали, - например, сумма в долларах, заплаченная за это преступление. Пятнадцать тысяч. Или нет, круглые суммы слишком подозрительны, пусть будет четырнадцать.
А еще – цель, мотив преступников. Они же там в дремучем лесу в только и думают навредить России, дискредитировать ее!
Кому там правозащитники передали доклад? Президенту Медведеву? Кто там из европейских политиков задавал Медведеву неприятные вопросы про убийство Наташи? Ангела Меркель?
Ну вот вам и мотив – именно эти переговоры хотел сорвать злокозненный Доку Умаров! И сам рассказал свидетелю, который теперь правдиво излагает…
Если бы я был автором детективов в ярких обложках (или оперативником с горящими глазами), то писал бы еще и писал!
Разумеется, такая логика следствия - лишь мои предположения. Предположения, которые, впрочем, можно было бы подтвердить или опровергнуть, только если представителей потерпевшей стороны допустят к материалам уголовного дела. Пока - почему-то не пускают
По-моему, это были бы прекрасные доказательства. Доказательства, которые через руководство Следственного комитета были бы немедленно переданы ведущему дело следователю…
Доказательства, которым, впрочем, грош цена в любом состязательном судебном процессе.
Так, например, восемь лет назад рассыпались «свидетельства» боевика, показавшего на следствии о страшных деяниях Ахмеда Закаева, - о том, как именно они были получены оперативниками ФСБ на Ханкале, в лондонском суде рассказал сначала сам этот боевик, Дук-Ваха Душуев, а потом подтвердил и следователь, Николай Криворотов.
Только вот Чечня – не Англия.
И здесь такому конфузу не бывать.
Из Чечни – только хорошие новости!

Александр Касаткин: 7 сентября в Ярославле на Мировом политическим форуме с весьма радикальными заявлениями о дискриминации русского народа выступил представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин. По его словам (цитирую) "Главная линия напряженности проходит между этническими группами с Северного Кавказа и русскими. Выходцы из этих республик демонстративно нарушают русский культурный стандарт. Некоторые народы в России равнее других, а русский народ находится в положении дискриминируемого больпшнства». Многие эксперты называют рогозинский демарш прямым заказом Кремля, который намерен использовать энергию националистического тренда в своих предвыборных баталиях. Можно ли, действительно, построить политическую стратегию на тех идеях, которые были предложены Рогозиным и отчасти даже президентом Медведевым на Ярославском мероприятии. Слово политологу Сергею Маркедонову.


Сергей Маркедонов: Несмотря на трагическую гибель хоккейной команды «Локомотив» в авиакатастрофе, в Ярославле на ее домашнем стадионе прошел Мировой политический форум. В последние годы российская власть пытается представить это мероприятие, как площадку инновационных идей, ориентированных на модернизацию страны, обеспечение ее достойного места в современном мире. В какой степени кавказская проблематика была представлена на ярославском форуме?
Форум 2011 года многие наблюдатели ожидали с нетерпением. В прошлом году президент Дмитрий Медведев, произнеся свою речь о демократии, стал рассматриваться, как едва ли не реальный идеологический противовес Владимиру Путину. Впрочем, те восторги быстро прошли. В сентябре 2011 года эксперты и политики рассчитывали, что глава Российского государства отправит более четкие сигналы относительно перспектив своего второго срока. Не отправил! Сенсаций не прозвучало. Медведев повторил свой традиционный набор, известный по статье «Россия, вперед» и серии президентских посланий федеральному собранию. Тут все, начиная от необходимости преодолевать сырьевую модель, и заканчивая борьбой с бедностью. Не обошлось и без северокавказской проблематики, которая в отличие от путинской оптимистической стилистики у Медведева рассматривается в более критическом контексте. Какие же опасности и вызовы на этот раз обозначил президент?
С точки зрения Дмитрия Анатольевича, одним из главных вызовов является внутренняя миграция, поскольку из-за нее «русское население кавказских республик убывает, и это приводит к этнокультурной замкнутости одних регионов и к возникновению трений на межнациональной почве в других». Однако важна не только и не столько диагностика самой болезни, сколько методика ее лечения. По мнению президента РФ тот, кто, приезжая на новое место, ведет себя неподобающим образом, должен быть наказан. И здесь стоило бы обратить внимание, насколько похожими были рецепты от Медведева и от Дмитрия Рогозина. Действующий постпред России в НАТО использовал ярославскую трибуну в качестве своей внутриполитической презентации. Когда это произошло, стало понятно, что такие экспромты без санкции сверху не могли бы пройти. Но суть не в том, кому и как было выгодно возвращение дипломата во внутриполитические игры. Суть в тех идеях, которые он озвучивает. Между тем, Рогозин говорит о «русском вопросе», как о главнейшей проблеме межэтнических отношений в современной России и даже «главном нерве» внутренней политики. И в своих рассуждениях, надо признаться, он ловко оперирует новой терминологией, разрешенной «партией и правительством». «Либо периферия подчинит центр и варваризирует его, либо периферия модернизирует центр», - резюмирует российский постпред. И кто знает, может быть один из участников будущих парламентской и президентской кампании. Оригинальное использование модернизаторской риторики в национальном вопросе! Таким образом, получается то, что у Медведева на уме, то у Рогозина на языке.
Однако такой подход, заявленный в Ярославле, является крайне поверхностным (если не сказать примитивным) взглядом на вещи. При нем вся этнократия сводится к бинарной модели «русский-нерусский». И в этом гипотетическом споре государство защищает не закон и своих граждан, а носителей определенных этнических признаков. При этом упускается из виду, что от этнократии страдают не только русские, но и представители других этнических групп, которые не являются в той или иной республике (кстати, не только Северного Кавказа, титульными). А разве права русских из других российских регионов, проходящих неконституционную процедуру регистрации в Москве, меньше нарушаются, чем права русских жителей Кабардино-Балкарии, Чечни или Дагестана? Сомнительным выглядит и противопоставление «отсталого Кавказа» и «передовому центру». Это где же в центре России система управления модернизирована? В Москве Лужкова и Собянина, в Питере Матвиенко? Или в Московской области под командованием генерал-губернатора Громова? Где, так сказать, образцы современного менеджмента, лишенного клановости, кумовства и коррупции? И разве не «передовой» федеральный центр наделил всеми мыслимыми и немыслимыми полномочиями «архаичных» Рамзана Кадырова и других северокавказских этнократов? Однако вместо борьбы с этнократическими полуфеодальными принципами организации власти и управления нам предлагается иной вариант - «ренационализация» русских и защита неких «русских стандартов» (в терминологии Рогозина). То есть фактически речь пойдет о русской этнократической мобилизации против нерусской. Вместо борьбы за гражданские права, россиянам предлагают потягаться за право быть самым сильным этносом.
Чем это грозит? Кто хочет ответить на этот вопрос, пусть вспомнит, что распад СССР начался с «ренационализации» России в его составе и с формирования российской отдельной Компартии. Наверное, здесь есть о чем подумать, ибо самый опасный сепаратизм - это не бунт окраин, а обособление национального ядра страны.
Это, вроде бы понимает и Дмитрий Медведев, который самыми главными вызовами для России назвал сепаратизм и терроризм. Однако из уст президента мы не услышали ничего про методы минимизации этих угроз. Кроме того, что этого не следует делать с помощью «закручивания гаек», глава государства ничем инновационным не порадовал. В итоге, не его выступление, повторяющее старые формулы, а броское, риторически хлесткое, запоминающееся выступление Рогозина, осталось, как главная презентация Ярославля на кавказскую тему. Только вот поможет ли лучшей интеграции проблемного региона формула «Мы их, либо они нас»? Это ведь не с НАТО и международными супостатами бороться, а свои внутренние проблемы решать!

Александр Касаткин: 2 сентября в Нальчике представители трех черкесских организаций Кабардино-Балкарии приняли Меморандум в поддержку Олимпиады в Сочи. «Олимпиада должна быть использована для гармонизации и укрепления межнациональных отношений, упрочения государственности Российской Федерации. Это отвечает интересам всего российского общества и неотъемлемой его части - черкесского народа», - цитирует текст Меморандума сайт Кавказский узел.
Подписание Меморандума вызвало споры в черкесском обществе: противники проведения Олимпиады на Красной поляне — земле, которую Черкесы считают символом геноцида в Кавказской войне резко осудили тех, кто поставил свои подписи под документом, но приверженцы умеренной стратегии, считающие, что пришло время взаимных компромиссов между народом и государством, не считают, что подержка Олимпиады 2014 может нанести ущерб интересам черкесов. Скорее, даже наоборот. Тему продолжит Мурат Гукемухов.

Мурат Гукемухов: С самого начало черкесские движения разделились в своем отношении к олимпиаде. Часть из них, в основном это молодежные организации, добиваются признания геноцида черкесов в Кавказской войне, в результате которой 90 процентов народа оказалось уничтоженной либо изгнанной на чужбину, и репатриации народа изгнанника.
«Мы исчезаем, - говорят они, - наши диаспоры ассимилируются. На чужбине исчезают родной язык и национальная культура, нам необходимо вернуться Родину».
Представители этих организаций считают возможным одобрение олимпиады только после реальных шагов Кремля по решению черкесской проблемы.
Потому принятие меморандума представителями старшего поколения без учета общественных интересов вызвало бурю негодования в обществе. Говорит черкесский общественник из Нальчика Ибрагим Яганов: «Реакция на эту бумагу весьма неоднозначна, особенно молодежь болезненно отреагировала. Они даже сочли это на уровне предательства интересов черкесского народа».
Черкесский общественник Аскер Сохт из Краснодара говорит, что за последнее время Россия уже пошла на ряд значительных уступок, на которые черкесское общество не обратило внимания. Редакции закона о соотечественниках за рубежом, принятая в 2010 году, открывает перед черкесами перспективы, о которых еще пару лет назад не могло быть и речи.
Среди них преимущественное право на получение гражданства, участие диаспоры в многочисленных проектах в области образования и бизнеса.
По мнению Аскера Сохта черкесское общество должно сосредоточиться на реализации открывшихся перспектив, но для этого необходимо снять политический накал вокруг Красной поляны. «Приведу пример. На территории Майкопского района планируется строительство туристического кластера, - говорит Аскер Сохт, - На этой территории было сожжено вместе с людьми около двухсот черкесских селений! Но кто-нибудь слышал голос хотя бы одного общественника, что нельзя строить кластер на могилах наших предков? Здесь опять-таки очевиден наш крайне субъективный и политизированный подход к олимпийской проблематике, но обсуждать этого никто не хочет. Проблемы требуют более глубокого подхода, а разрешать их некому».
По мнению Аскера Сохта сложилась абсурдная ситуация - 20 лет люди добивались уступок от власти, которыми теперь не могут воспользоваться. Ответственность за это он делит между общественниками и региональными властями, которые взяли на себя функции посредника между государством и диаспорой, но не выполнили своих обязательств.
Так, например, Россия предоставила для соотечественников за рубежом около четырех с половиной тысяч бюджетных мест в ВУЗах страны. Татарская диаспора в Турции прислала 1200 своих студентов, правительство Адыгеи - лишь 20.
Близко к нулю и участие черкесов в динамично развивающихся российско-турецких экономических отношениях.
«Существует множество ниш, которые национальные движения не видят, и фактически те возможности, которые существуют, используются на уровне 1 процента, - говорит Аскер Сохт. - Мы имеем возможность ежегодно обучать тысячи наших соотечественников, дать им прекрасное образование, вернувшись домой они займут достойное место в обществе, многие останутся на исторической родине. Это и есть процесс репатриации, но мы этим не занимаемся. При этом надо учитывать, что органы власти настолько выродились, что рассматривать их в качестве партнера в принципе не приходится – просто пик падения мы наблюдаем в республике Адыгея».
И все же за 20 лет своего существования черкесские движения в целом проделали большой путь от этноромантизма к национальному прагматизму, если угодно - к рациональному осмыслению своих исторических перспектив. Об этом свидетельствует хотя бы новый уровень претензий к самим себе.
И Москва за эти годы прошла путь от полного неприятия к частичному признанию черкесской проблемы и пересмотру ряда позиций в национальной политике.
Народ и государство постепенно переходят к поискам взаимоприемлемых компромиссов и точек соприкосновения.

Александр Касаткин: Европейские власти усилили контроль на границах, чтобы выявить беженцев из России, получивших убежище в Европе, но при этом продолжающих ездить в Россию. О борьбе с нарушителями Женевской конвенции - в материале Магомеда Ториева.

Магомед Ториев: Какой транзит до Кавказа удобнее - через Украину или Белоруссию? Сколько берет таможня, сколько - менты? Такие вопросы, похоже, скоро перестанут волновать кавказских беженцев в Европе. Теперь на границе Белоруссии и Польши постоянно несут дежурство полицейские из разных стран Евросоюза, они тщательно досматривают все проходящие поезда. Совместно с польскими коллегами контроль осуществляют и представители Германии, Австрии и Франции. Беженцев, получивших убежище в этих странах, ссаживают с поезда, чтобы объяснили: откуда у них прямые билеты до Москвы, а иной раз и российский загранпаспорт. У беженцев из других уголков Европы на время изымают билеты и снимают с них копии – эти бумаги будут обязательно отправлены по месту жительства. Такой Интерпол в миниатюре на пограничных переходах - часть новой стратегии европейских властей с целью выявить странствующих азилянтов.
Человек, получивший убежище в любой из стран Евросоюза в соответствии с Женевской конвенцией автоматически лишается права посещать ту страну, откуда он бежал, спасая свою жизнь. Любой визит на родину, о котором станет известно миграционной службе – веская причина аннулировать его статус беженца. Последние 10 лет европейские власти предоставляли убежище подавляющему большинству выходцев из Северного Кавказа. В некоторых странах при процедуре получения паспорта или визы беженца их обладателя уведомляли о запрете посещения им России. Педантичные немцы и австрийцы ставили в паспорт соответствующую отметку.
В Восточной Европе считали это излишним – опыт совместного существования в пределах восточного блока давал восточноевропейским властям уверенность, что несчастные, вырвавшиеся из объятий империи зла, будучи в здравом уме и памяти даже не посмотрят в сторону российской границы. В скандинавских странах до 2009 года миграционные службы считали вообще неудобным поднимать эту тему. Потомки викингов, видимо, боялись травмировать нежных кавказских беженцев любыми упоминаниями о бывшей родине.
Мне трудно говорить о цифрах (статистика, если и ведется, то ее нет в открытом доступе), однако многие из тех, кто приехал в Европу и получил убежище, естественно не имели тех проблем с российскими властями, о которых так проникновенно живописали на интервью. Для них поездка на Кавказ не представляла и не представляет никакой опасности. В Норвегии и Финляндии беженцы, получив 3-летнюю миграционную визу в российский загранпаспорт, буквально сразу же улетали из Осло прямыми рейсами в Москву. В Германии, Австрии и в других странах, где выдают особый паспорт беженца, ностальгирующие азилянты, подкопив деньжат, занимали очередь в украинском посольстве на получение визы. С украинской визой можно было спокойно добраться до границы с Россией, а там уже по внутреннему российскому паспорту (у большинства он хранится, аккуратно завернутый в целлофан) можно было ехать хоть в Читу, хоть в Назрань.
Спрос рождает предложение. Мне довелось встретить в Чехии двух беженцев из Австрии приценивавшихся на авторынке к микроавтобусам подешевле. Ребята решили открыть турагентство. Заработав денег на стройке, они задумали совершенно открыто организовать автобусные туры в Чечню и Ингушетию. В своих мечтах они уже видели очереди желающих, толпящихся на центральном венском автовокзале у маршруток с табличками «Назрань» и «Грозный». Увы, не сбылось.
Добровольные помощники государства из числа беженцев (а таких хватает в каждой стране) стали регулярно уведомлять власти о соплеменниках, совершающих регулярные вояжи на историческую родину. Поначалу власти, видимо, просто не хотели верить в то, что беженец, признавшийся на интервью в своем ближайшем родстве с Шамилем Басевым, решится подвергнуть свою жизнь такой опасности. Но потом, когда явление приобрело массовый характер, миграционные службы, осознав масштаб надувательства, нанесли ответный удар.
Помимо «железного занавеса» на границе, в Австрии и Германии прибегают и к иным формам контроля. Я знаю о случаях, когда вернувшуюся с побывки на родине семью встречали в аэропорту или на железнодорожном вокзале сотрудники полиции. Во время обыска, дававшего многочисленные доказательства пребывания беженцев в России - деньги, лекарства, продукты - их документы аннулировались.
Беженец из Бельгии рассказывал мне, как уже миновав украинско-российскую границу и заплатив немаленькую взятку милиционерам по обе стороны, через 2 часа был вынужден вернуться. Когда он только-только вдохнул воздух родины, ему позвонили - это был социальный работник, который впервые за полгода попросил его в течении двух дней явиться на проверку. «Не иначе как сдали!» - резюмировал путешественник свое неудачное турне.
В среднем в Европе надо прожить от 5 до 7 лет без криминальных историй и пособий, чтобы получить гражданство. После этого можно ездить, куда душе угодно была бы виза. Но приехавшим в Европу за «длинным рублем» такой срок расставания с родиной, кажется неоправданно долгим. Тем более, что многие вообще не хотят отказываться от российского подданства, рассматривая политическое убежище в Европе и прилагающиеся к нему социальные пособия как шабашку.
Но, всему хорошему приходит конец. Европейские чиновники, так долго удивлявшие лжебеженцев своей наивностью, наконец, прозрели .

Александр Касаткин: Часть материалов, опубликованных на сайте Викиликс об Армении касаются событий, предшествовавших 1 марта 2008 года, когда в стране проводились широкомасштабные акции протеста оппозиции после президентских выборов. Согласно Викиликс на президентских выборах 2008 года в Армении должен был быть проведен второй тур, а лидер АНК набрал намного больше голосов, чем официальные 21.5 процента. Представители власти, однако, считают эти заявления беспочвенными. Викиликс на прошлой неделе активно обсуждали в Армении. Рассказывает Элина Чилингарян.

Эллина Чилингарян: В Wikileaks на этот раз оказалась большая порция информации об Армении, особенно касающейся внутриполитических реалий в стране. Например, согласно документу, 21 февраля, спустя два дня после президентских выборов 2008 года, лидер АНК Левон Тер-Петросян через своего помощника обратился к представителям американского посольства в Ереване с таким посланием:
«Необходимо оказать давление на власти [Армении] для того, чтобы был объявлен второй тур выборов. Это единственный способ, который позволил бы удержать действия людей в рамках Конституции. Они [власти Армении] не могут игнорировать ваше давление», - отметил Тер-Петросян.
Кстати, спустя примерно три недели после президентских выборов, 10 марта, временный поверенный в делах США в Ереване Джозеф Пеннингтон фактически не опроверг необходимость проведения второго тура. «Нет сомнений в том, что число голосов, полученных Тер-Петросяном 19 февраля, было гораздо большим, чем официальные 21,5 процента. По нашим прогнозам, показатель Тер-Петросяна на самом деле колеблется в пределах 30-35 процентов. По словам Пеннингтона, «применение силы против мирных демонстрантов, подавление СМИ и другие виды давления еще больше увеличили недовольство людей». «В результате всего этого Тер-Петросяна стали поддерживать люди, которые прежде его не особенно-то и любили».
Однако представители правящей политической партии и Центрального Избирательного Комитета на прошлой неделе то и дело организовывали пресс-конференции, чтобы опровергнуть информацию Wikileaks. Например, Председатель Центральной избирательной комиссии Армении Гарегин Азарян считает беспочвенными утверждения, содержащиеся в опубликованных на сайте WikiLeaks документах, о том, что на президентских выборах 2008 года в Армении должен был быть проведен второй тур.
«Разве они сформировывали избирательные участки, разве они подсчитывали бюллетени, они подсчитывали голоса «за», они подводили итоги выборов, что делают подобные заявления?» -во вторник в интервью Радио Азатутюн сказал председатель ЦИК. «Если они основываются на данных наблюдательских миссий, то тогда нужно всего лишь прочесть заключение ОБСЕ /БДИПЧ относительно выборов, и тогда они увидят, что там ничего подобного нет. Ни один подобный аргумент никто не представил ни в ЦИК, ни в Конституционный суд. Каждый человек может говорить только о том, что делает сам, в чем он уполномочен».
Реакция зампредседателя правящей Республиканской партии Армении Галуста Саакяна на замечания Джозефа Пеннингтона была следующей:
«Всегда кажется, что если какой-то иностранец что-то говорит, то это уже истина... это слухи, разговоры. Если WikiLeaks должен решать, кто победил на выборах, а кто нет, то я думаю, что это неуважительное отношение к нашему обществу».
Появление на сайте WikiLeaks в последнее время ряда новых публикаций, касающихся Армении, Галуст Саакян связывает с предстоящими выборами.
Политаналитик Рубен Меграбян в беседе с радио “Свобода” выразил мнение, что реакция армянских властей неадекватна. Бесмысленно опровергать все те факты, которые уже до Викиликс были всем известны.
“Викиликс-это не Будда и Магомет, чтобы я в него верил или нет, но с другой стороны есть библейская истина, что все тайное в конце концов становится явным. Викиликс всего лишь подтверждает и напоминает истинность вот этого всего. Во всяком случае, публикации Викиликс увеличивают шансы того, что этого больше не повториться”.

Александр Касаткин: Баку вполне может стать столицей олимпийских игр 2020 года. По крайней мере, эта страна вполне может позволить себе вложить в подготовку спортивного мероприятия огромные средства. А это обстоятельство олимпийская комиссия, выбирающая страну, в которой пройдут игры, обычно считает далеко не последним. Рассказывает Зия Маджидли.

Зия Маджидли: Азербайджан официально выдвинул свою кандидатуру на проведение Олимпийских игр 2020 года.
Президент Ильхам Алиев подписал даже распоряжение о создании оргкомитета, в задачу которого входит осуществление мер, связанных с выдвижением кандидатуры города Баку на проведение игр 2020 года.
Главой оргкомитета назначен первый вице-премьер страны Ягуб Эюбов. В оргкомитет также вошли: глава Баку, министры правительства, глава Госнефтекомпании, руководители Национального Олимпийского комитета, а также некоторые олимпийские чемпионы.
Помимо Баку заявки на проведение Олимпиады-2020 подали катарская Доха, турецкий Стамбул, испанский Мадрид, итальянский Рим и японский Токио.
В будущем же году 7 сентября в аргентинском Буэнос-Айресе Международный олимпийский комитет объявит город, который будет выбран местом проведения Олимпиады.
Важно сказать, что это уже вторая подряд заявка Азербайджана на проведение Летних олимпийских игр. 3 года назад Азербайджан потерпел неудачу июньским решением МОК в Афинах, когда не вошел в шорт-лист кандидатов. Такая же участь постигла тогда Доху и Прагу.
Среди четырех претендентов - Чикаго, Мадрид, Рио-де-Жанейро и Токио - был выбран бразильский кандидат.
Мнения жителей Баку по поводу проведения такого крупного спортивного мероприятия разделены. Большая часть считает, что «хорошо и слава Богу, если не получится», мотивируя эту мысль тем, что инфраструктура Баку, несмотря на фасадную реконструкцию строений и дорог, не выдержит такую ношу, да и туристический сектор не на том высоком уровне, чтобы обеспечить комфорт и пребывание многотысячной армии болельщиков и спортсменов.
Честно говоря, про инфраструктуру Рио, о котором так мечтал сын турецкоподанного Бендера – Остап, тоже не может похвастаться отсутствием бедных кварталов и плохих дорог.
Есть также опасения, что попав в шорт-лист кандидатов, официальный Баку нашел бы повод для растраты миллиардов манатов.
Некоторые остряки говорят, что эта идея всегда напоминает международный шахматный турнир в Васюках.
Но с другой стороны, есть время для оценки возможностей Баку и проверки их в пусть даже и мелком, но все европейском музыкальном бою. Евровидение-2012 и идущая подготовка к нему – явный материал для оценочных комиссий.
Поживем – увидим.

Александр Касаткин: «Дело фотографов» - последний по времени громкий шпионский скандал в Грузии — кануло в лету. Общественность не пытается выяснить, что же а самом деле совершили обвиненные в шпионаже репортеры. Собственно, возможностей у общественности не так много, но и желания разбираться в этой истории тоже, кажется, нет. Этой теме на этой неделе был посвящен «Некруглый стол» радио «Эхо Кавказа». Вел его Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: У нас на прямой линии из Тбилиси глава Хартии журналистской этики Грузии Звиад Коридзе и одна из лидеров партии «Новые правые» Манана Начкебия.
У нас нет никакого прямого информационного повода для того, чтобы начать сегодняшнюю беседу. И тем не менее, мне кажется, что в Грузии забыто «дело фотографов», дело безобразное, имевшее очень серьезные травмирующие последствия для всей медиа-среды. Звиад, скажите, действительно ли это так? Действительно ли общественное сознание смирилось с тем, что оно не может получить из-за того, что следствие достигло соглашения с подследственными, никакой информации ни от самих подследственных, ни от органов, которые это следствие вели?

Звиад Коридзе: Я бы не согласился с обобщением, что общественное мнение в Грузии таково, что все смирились. Если наши коллеги - фоторепортеры согласились на процессуальный сговор и подписали документ о неразглашении следственной тайны, это не значит, что все закончилось, и это дело надо поставить на полку. Я считаю, что есть в Грузии общественные круги и организации, и даже единичные персоны, которые, несмотря на то, что наших фоторепортеров освободили условно, не думают, что сама суть этого дела должна быть прикрыта. Буквально через десять дней после этого решения группа граждан Грузии внесла иск в Конституционный суд о неконституционности 314-й статьи о шпионаже в уголовном кодексе.

Андрей Бабицкий: Манана, а оппозиция сегодня в состоянии предпринимать какие-то шаги для того, чтобы остановить власть, предотвратить дела такого рода или по их следам протестовать и вынуждать власти исправлять свои ошибки?

Манана Начкебия: К сожалению, в этом случае, я должна применить одну известную поговорку: «Гибель одного человека - трагедия, но гибель сотни тысяч людей - статистика». Таких фактов, таких дел, как дело фотографов, набралось столько, что общественность Грузии уже привыкла к этому. Это дело у некоторых вызывает даже смех и иронию. Конечно, люди страдали, сидели в тюрьме, их семьи очень переживали, но некоторые этот факт встретили уже с улыбкой, потому что накопилось очень много таких дел, где шито белыми нитками, что власти это делают не из соображений справедливости, обороноспособности или безопасности страны, а это личная месть президента по отношению к людям, которые фотографировали 26 мая и передали фотографии в европейские издания. Все об этом в Грузии знают. Не знаю, может быть, это накопится и отразится на результатах выборов. Выборы у нас состоятся в 2012 году, в октябре. На данном этапе я не вижу в стране предпосылок для того, чтобы оппозиция начала акции против таких действий властей, и чтобы это привело к тому, что власти или изменили свою политику, или оставили свой пост и ушли. К сожалению, такая сейчас ситуация в стране. Но я должна согласиться со Звиадом: мы не намерены мириться с этим, и люди тоже долго не будут это терпеть. Вся история Советского Союза за 72-73 года доказывает, что такая ситуация в один прекрасный день…

Андрей Бабицкий: Манана, у нас остается не так много времени. Я хотел бы спросить Звиада: бывают дела, когда власть ведет себя настолько цинично, что они становятся неким общественным трендом, вокруг них объединяются представители профессий. У меня есть ощущение, что дело фотографов могло бы стать именно таким объединительным для журналистов делом с тем, чтобы представители цеха не просто обратились в конституционный суд.

Звиад Коридзе: Это не только профессиональное объединение журналистов за свои права. Это дело имеет гораздо более серьезное, важное общественное значение. И надо всем на это посмотреть - учителям, врачам, строителям. Контекст 314-й статьи - это тест на демократию в Грузии.

Андрей Бабицкий: Звиад, это понятно, что посмотреть надо всем. Но ваши собратья по цеху, журналисты в данном случае имеют желание предпринять некие действия, чтобы власть таким образом с ними больше не обращалась?

Звиад Коридзе: Это желание проявилось в те дни, когда очень многие журналисты (я не припоминаю такого дня в истории независимой грузинской журналистики) разных политических взглядов встали вместе на защиту своих коллег. Это одно. Но есть еще другое, тоже важное: мы не должны думать, что это дело чисто профессиональной чести. Нет, это дело демократии в Грузии.

Андрей Бабицкий: Понятно, что это политическое дело, но мне казалось, что нет ни серьезной политической реакции, ни цеховой.

Звиад Коридзе: Общественной, не только политической. Это должно быть общественное согласие.

Андрей Бабицкий: Вы все время говорите о долженствовании. Должно быть… А есть?

Манана Начкебия: Я должна сказать, что та солидарность, которую проявили журналисты, была беспрецедентной. В глазах грузин и нашей общественности правительство проиграло, потому что журналисты своей солидарностью, своими действиями, когда они настойчиво добивались встречи с министром внутренних дел, устраивали акции, добились того, что общество узнало правду. Все прекрасно знают, что случилось.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG