Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Куратор Марек Радзивон - о новой польской культуре


Марек Радзивон

Марек Радзивон

В Москве начинается Международная культурная программа, посвященная председательству Польши в Евросоюзе. Одновременно она проходит в пяти столицах стран Евросоюза, Токио и Киеве. Этот форум, насчитывающий около четырехсот театральных, музыкальных и выставочных событий, его организаторы характеризую как "самую масштабную акцию по продвижению польской культуры за последние двадцать лет".

В столице России польская программа откроется театральным перформансом "Планета ЛЕМ" и выставкой современного искусства "Аудитория Москва. Эскиз публичного пространства". О новом языке польского искусства – директор Польского культурного центра в Москве Марек Радзивон.

– Как понимается организаторами этой международной программы культурная миссия Польши?

– Современная культура Польши уходит от каких-то официальных структур, поддерживаемых министерством культуры – например, уходит в общество. Она поддерживается активностью разных неформальных групп. Художники, которые заканчивали серьезные художественные институты, работают, скажем, не "в подполье" (они выставляются и во вполне престижных галереях), но они ушли от официального уровня в ежедневную жизнь. Там много акционизма, художественных акций, которые проходят прямо на улице. Там много искусства, которое лет десять или пятнадцать назад мы считали несерьезным –граффити, например. Это та область, которая очень много говорит и про современную польскую культуру, и про современную Польшу вообще.

Современная польская культура говорит про Польшу больше, чем когда-то. То, что происходит и в кино – как в игровом, так и документальном, в польской анимации, в польской литературе, сейчас сильнее связано с социальным моментом, чем раньше. И художники, и вообще люди культуры ангажированы, я бы не сказал, что в политическую жизнь, (дело не в том, как и за кого ты голосуешь). Но они понимают, что искусство - это реально и натурально, что искусство - это не искусственно, если можно так сказать по-русски.

– О чем говорит современное искусство, которое вы собираетесь показывать?

– Несколько примеров. Мы привозим в Москву, в выставочный центр ArtPlay, выставку фотографий Николая Гринберга. Гринберг – довольно известный польский фотограф среднего поколения, который сделал несколько очень важных общественных проектов. Они важны и с точки зрения ремесла фотографа, но самое главное - их социальное значение. В Москву мы привозим его выставку под названием "Женщины". Он ездил по всему миру несколько лет и фотографировал женщин. Главный момент в этих фотографиях - это не только картинка, это разговор, интервью, которое он делает с этими женщинами, с людьми, которых случайно встречает на улице. Это фотограф, у которого, кроме фотоаппарата, всегда с собой магнитофон, и он записывает интервью. У него на выставке нет никогда фотографий, просто подписанных – имя, фамилия; это всегда короткое интервью на очень важные жизненные темы.

У него есть еще проект под названием "Что я здесь делаю?". Это большой альбом фотографий из Освенцима. Он спрашивал людей, которые туда приезжают, и фотографирует тех, кто соглашался. Иногда это экскурсии школьников, иногда люди, которые прекрасно понимали, куда и зачем они едут, иногда это люди, которые сами были в этом концлагере. Он спрашивает: что вы здесь делаете, что это для вас значит, именно это место. Это до сих пор некое табу в современной культуре, цивилизации всей Европы. Здесь важный социальный момент не только в смысле социологии – может быть, это ближе к психологии. В этом смысле фотография - не художественная работа, а возможность общаться с другим человеком. Это намного важнее, чем сам фотоаппарат и снимки.

Еще мы привозим интересные работы группы "Твоживо". Группа молодых художников, которые делают граффити, плакаты с социальным уклоном. Они не боятся работать на грани иногда рекламы, иногда социального и даже политического манифеста. Это, например, граффити "история человека, который вдруг становится безработным": где-то в разных частях города появляются граффити на эту тему. В Gazeta Wyborcza, самой крупной польской газете, у них было место, где они раз в неделю печатали свои рисунки. Это не были рисунки к какому-то определенному тексту, это был их отдельный манифест.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG