Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Российский "Газпром" и три европейские компании подписали договор о реализации проекта "Южный поток", которому в последнее время активно противодействует руководство Евросоюза. Сможет ли Россия вопреки этому давлению все-таки построить новый экспортный газопровод?

Российский концерн "Газпром" вышел на новый этап строительства газопровода "Южный поток", который он планирует проложить по дну Черного моря в Болгарию и далее по двум маршрутам – на юг Италии, а также в Австрию и Германию. Согласно подписанному соглашению, доля участия "Газпрома" в морской части останется на уровне 50 процентов, еще 20 отойдут итальянскому концерну Eni, а оставшиеся акции поровну разделят французская компания Electricite de France и подразделение немецкой BASF.

В Москве утверждают, что этот юридически обязывающий документ станет своеобразной гарантией реализации проекта, который должен обеспечить Россию еще одним прямым маршрутом для поставок газа в Европу помимо уже построенного "Северного потока". Однако партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин в этом сомневается:

– По поводу нового соглашения идет вранье. Утверждается, что оно является обязательным и как бы гарантирующим выполнение этого проекта. Но какая может быть гарантия, если у проекта нет разрешения на прокладку труб через турецкие воды, и в принципе нет "добра" от Европейской комиссии! Поэтому это всего лишь очередная декларация о намерениях, – уверен Михаил Крутихин.

Иначе говоря, на первый взгляд, наибольшую опасность для "Южного потока" сейчас представляет позиция руководства Евросоюза, считающего этот проект противоречащим интересам европейцев, а потому активно лоббирующего строительство альтернативных источников поставки газа в обход России. Речь идет о так называемом "Южном коридоре", в который могут войти Транскаспийский газопровод и газопровод Nabucco. Михаил Крутихин продолжает:

– Какие у Евросоюза варианты противодействия? Во-первых, они уже решили не придавать "Южному потоку" статус общеевропейского и не содействовать его финансированию, как привилегированному проекту. А во-вторых, Европа сейчас усиленно продвигает проект "Южного энергетического коридора". На мой взгляд, до конца года все-таки будет подписано соглашение между Туркменистаном и Азербайджаном о строительстве Транскаспийского газопровода, где Европа выступит посредником, – полагает Михаил Крутихин.

Турция выиграла бы гораздо больше, если бы она стала участником "Южного энергетического коридора" Европейского союза и приняла бы у себя газопровод Nabucco, который – в отличие от "Южного потока" – действительно усиливает энергетическую безопасность Европы
Впрочем, отмечает руководитель аналитического отдела инвестиционной компании "Универ Капитал" Дмитрий Александров, отношение Евросоюза к российскому проекту не всегда было столь отрицательным, как сейчас, а потому к его нынешней риторике следует относиться спокойнее. По крайней мере, по его словам, она вполне укладывается в рамки общей энергетической политики Европы:

– Я не могу сказать, что позиция Евросоюза по отношению к России или к "Газпрому" является более жесткой, чем по отношению к европейским концернам, к тому же немецкому E.ON, например. Поэтому мы и видим политику "Газпрома" по максимальному увеличению числа участников его газотранспортных проектов. Это позволяет "Газпрому" получать дополнительных сторонников как среди энергетических концернов, так и среди национальных правительств – именно для того, чтобы более успешно противостоять давлению со стороны Еврокомиссии, – считает Дмитрий Александров.

Гораздо больше проблем газопроводу "Южный поток", как считают эксперты, могут создать правительства отдельных стран, прямо или косвенно к нему причастных. Например, напоминает Михаил Крутихин из компании RusEnergy, Москве до сих пор не удалось договориться с Турцией:

– У Турции сейчас есть интерес добиться каких-либо льгот или уступок со стороны России, поскольку она с ноября прошлого года затягивает выдачу разрешение на прокладку трубы через свою экономическую зону в Черном море. А у России выхода нет – либо прокладывать через украинскую зону, либо через турецкую. На мой взгляд, Турция выиграла бы гораздо больше, если бы она стала участником "Южного энергетического коридора" Европейского союза и приняла бы у себя газопровод Nabucco, который – в отличие от "Южного потока" – действительно усиливает энергетическую безопасность Европы, – полагает Михаил Крутихин.

С не меньшими трудностями новый проект "Газпрома" может столкнуться и в Болгарии – то есть в той стране, через которую, согласно планам, "Южный поток" и должен выйти на европейскую территорию. Говорит аналитик "Универ Капитала" Дмитрий Александров:

– Совершенно явно, что после прихода нового руководства Болгарии все исходившие из России энергетические инициативы были фактически заморожены, причем постоянно возникают все новые проблемы. В чем их причина – сказать сложно, но очевидно, что эта ситуация отчасти политическая. Именно это несет основной риск для "Южного потока", – уверен Дмитрий Александров.

Но, как уверены эксперты, Россия и "Газпром" используют все свои возможности для того, чтобы довести строительство "Южный поток" до логического завершения и обеспечить себе еще один коридор для поставок газа в обход неспокойной Украины. Именно эта цель, по словам партнера и аналитика компании RusEnergy Михаила Крутихина, и является для Москвы основной:

– Если не будет построен "Южный поток" то Москве придется идти на поклон к Киеву и просить продолжать транзит российского газа. Дело в том, что "Южный поток" вместе с "Северным потоком", по мысли Москвы, должны охватить Украину с флангов и снять с нее транзит, – считает Михаила Крутихин.

Поэтому представляется крайне маловероятным, что Москва прислушается к новой идее президента Украины Виктора Януковича, который в пятницу предложил отказаться от строительства "Южного потока" по дну Черного моря и проложить его через южные регионы своей страны. Руководитель аналитического отдела инвестиционной компании "Универ Капитал" Дмитрий Александров логики в этом не видит:

– Нет вообще никакого смысла в использовании еще одной трубы по той же самой территории. Тогда было бы разумнее вернуться к идее многостороннего консорциума, в котором с одной стороны был бы "Газпром", а с другой – группа основных контрагентов "Газпрома": Eni, E.ON или, например, Gaz de France Suez. В этом случае именно этот многосторонний консорциум должен иметь всю полноту полномочий, начиная от операционного управления и заканчивая вопросами модернизации и расширения украинской газотранспортной системы. Но, как я понимаю, эта идея многих потенциальных участников не устраивает, – считает Дмитрий Александров.

Реакция "Газпрома" на предложение украинского президента также оказалась весьма оперативной. Как и следовало ожидать, представитель концерна назвал его "экономически нецелесообразным".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG