Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Первое место на досрочных парламентских выборах в Латвии заняла партия "Центр согласия". Но полученное относительное большинство мандатов не гарантирует ей участия в формировании правительства. "Центр согласия" поддерживают, в частности, представители русскоязычного меньшинства страны. Однако, согласно социологическим опросам, примерно треть ее избирателей – латыши. Особенно большую поддержку эта партия получила в Латгалии (восточный край республики) и в столице, где за нее проголосовали 52 процента избирателей.

Неучастие "Центра согласия" в будущем правительстве республики, как отметил в интервью Радио Свобода политический аналитик из Риги Юрис Пайдерс, существенно ограничит возможности проведения реформ.

– Как следует относиться к утверждениям, согласно которым "Центр согласия" – промосковская партия, через которую Кремль отмывает в Латвии "грязные деньги"?

– Эта партия никогда не была у власти на государственном уровне, она не имеет никакого влияния ни на структуры, которые контролируют эти процессы, ни на госуправление, никогда не имела влияния на министерства. То есть, если вы правы и такой процесс "отмывания" происходит, логично предполагать, что этим занимаются политики, которые все время руководили министерством финансов, министерством экономики, – так называемый правый латышский политический фланг

– Несмотря на относительный успех, партия "Центр согласия", судя по всему, останется в политической изоляции, поскольку не сможет найти партнеров для формирования кабинета министров. Почему это происходит?

– Во-первых, если нет других политических идей, то самое простое – разыграть этническую карту. Если вам нечего сказать, нет других аргументов, вы и говорите: "Рука Москвы, все всем понятно…" Почему другие партии неохотно идут на сотрудничество с "Центром согласия"? Да потому, что до выборов они пообещали избирателям: если вы проголосуете за нас, мы не будем с "русскими" в парламенте дружить. Люди проголосовали – и сейчас правым сложно отойти от прежней риторики, отойти, как в Латвии говорят, от красных линий, которые они сами себе прочертили.

Чисто идеологически, по мировоззрению, по представлениям о том, как развивать экономику, больших противоречий между Янисом Урбановичем, руководителем фракции "Центра согласия" в парламенте и, скажем, Андрисом Вилксом, министром финансов из партии "Единство", нет.

– Как вы считаете, прошедшие выборы сильно изменят политическую Латвию? Или все будет продолжаться, как и в последние годы – чтобы не блокироваться с "Центом согласия", "организаторы правительства" возьмут в кабинет министров латвийских националистов?

– Избиратели, возможно, надеялись: что-то принципиально изменится, однако я не вижу больших причин для оптимизма, поскольку сразу после выборов главная тема политических дебатов – как не допустить к власти "Центр согласия"…

– Как дальше может развиваться политическая ситуация?

– С технической точки зрения, две правоцентристские партии могут создать правительство арифметического большинства и без "Центра согласия". Но политическая система Латвии не столь арифметична. Для реализации планов этого большинства, для проведения его политики арифметических 51 процента не хватит. Для этого нужно иметь большинство во всех постоянных комиссиях парламента. А при небольшом перевесе – в один-два голоса или в пять голосов – это очень сложно. Может сложиться патовая ситуация, потому что в оппозиции останутся политики из "Центра согласия" с большим опытом парламентской работы, которым не составит труда блокировать намерения и решения правительства. Сейчас можно выстроить механическую схему, чтобы сформировать кабинет министров без "Центра согласия", но это, как мне кажется, очень близорукая политика.

– Назовите, пожалуйста, имена лидеров партии "Центр согласия", которые не слишком известны в России, поскольку в России относительно хорошо известен только мэр Риги Нил Ушаков.

– Наиболее известный лидер "Центра согласия" – Янис Урбанович, который начал политическую деятельность в 1993 году. Под его политическим руководством из относительно небольшой оппозиционной партии организация выросла в реального победителя выборов. Но вот с другими заметными лидерами – действительно проблема. Партия двадцать лет находилась в оппозиции и особо ярких представителей пока не выдвинула. Пример Нила Ушакова, впрочем, демонстрирует: когда партия попадает во власть, то появляются сильные харизматические лидеры. Нил Ушаков это доказал: сегодня он популярен не только у русскоязычных рижан, но и у латышской части населения.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG