Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Библиотекарь, жертва антиэкстремизма


Жертвами борьбы с экстремизмом рискуют стать, в первую очередь, критики власти

Жертвами борьбы с экстремизмом рискуют стать, в первую очередь, критики власти

Информационно-аналитический центр СОВА представил доклад "Неправомерный антиэкстремизм в первой половине 2011 года". За последнее полугодие заметно снизилось количество преступлений на почве расизма и ксенофобии. Однако, отмечают эксперты, под действие антиэкстремисткого законодательства все чаще попадают невинные люди.

Ранее подобные доклады центр СОВА публиковал ежегодно. Теперь – чаще, раз в полгода.

Под "Неправомерным антиэкстремизмом" эксперты подразумевают действия правоохранительных и других государственных структур, которые под лозунгами борьбы с экстремизмом ограничивают гражданские свободы. В последнее время проблемы появились даже у директоров библиотек, если в их фондах обнаруживались книги, входящие в список материалов, признанных экстремистскими. За первое полугодие 2011 года центр СОВА зафиксировал пять подобных эпизодов.

Директор центра Александр Верховский рассказал Радио Свобода, что в настоящее время наблюдаются разнонаправленные тенденции:

– С одной стороны, целые кампании преследований "за экстремизм" сходят на нет. С другой – чаще стали попадать в жернова этой системы люди, которых даже активистами не назовешь. Например, антиквар, который продал товар с символикой Третьего рейха. Или директора библиотек, где имеются признанные экстремистскими изданиями. В свое время Министерство культуры согласовало с Генеральной прокуратурой документ, регламентирующий выдачу таких книг читателям. Но Министерство юстиции тогда эту инициативу заблокировало…

Летом 2011 года Верховный суд России принял очень важное, как отмечают эксперты, постановление - посвященное судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности. Согласно документу, "государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в прессе, поскольку это необходимо для обеспечения ответственного исполнения ими своих полномочий". И сама по себе эта критика "не должна рассматриваться как действие, направленное на унижение достоинства человека". Об этом рассказала автор доклада о неправомерном антиэкстремизме Мария Розальская:

– Государство стало демонстрировать признаки того, что оно понимает проблему и собирается что-то с этим делать. За последние полгода не только прозвучали слова, что в России принято слишком широкое определение экстремизма, но и были предприняты некие шаги. В частности, появилось постановление пленума Верховного суда, которое регулирует правоприменение по соответствующим статьям уголовного и процессуального кодекса. Другое дело, что мало принять постановление – надо посмотреть, как оно исполняется. Ведь с тех пор появилось несколько решений, прямо противоречащих этому постановлению, – говорит Мария Розальская и приводит в пример уголовное дело против челябинского активиста Андрея Ермоленко, который всего лишь опубликовал в интернете обличающие чиновников и правоохранителей материалы под заголовком "Мы объявляем вам войну!"

Авторы доклада центра СОВА замечают, что за прошедшие полгода снизилось количество преступлений на националистической почве. Если в 2010-м пострадавших от рук националистов было 97, то с начала 2011 – 64. Однако вызвано это ужесточением наказания за подобные преступления, а не снижением количества людей, в том числе и среди молодежи, поддерживающих экстремистскую идеологию, – считают эксперты.

Координатор Молодежной сети против расизма и нетерпимости Анастасия Никитина рассказала РС, что практически в каждой школе или высшем учебном заведении есть несколько человек, активно поддерживающих идеи неонацизма, или даже целые группы, входящие в подобные организации. Винит в этом Анастасия неверную молодежную политику:

– Дело даже не в том, что ксенофобия широко распространена, а в том, что альтернатива не так распространена… Если говорить о молодежной политике, то она сегодня сконцентрирована на тесном сотрудничестве с правоохранительными органами и на пресечении проявления экстремизма в молодежной среде. Например, они с гордостью рассказывают, какие молодежные субкультуры есть в разных городах. Мы же подчеркиваем другое: у нас совсем не ведется работы по защите от дискриминации. Когда говорится о борьбе с экстремизмом, имеется в виду то, как государство борется с теми, кто ему угрожает. А когда речь идет о защите от дискриминации, мы создаем защитные механизмы для каждого отдельного человека, у которого должны быть минимальные гарантии…

Анастасия Никитина говорит, что молодежная сеть против расизма и нетерпимости предлагает ввести в школах и университетах систему, подобную популярной в Германии. Там каждому иностранному студенту выделяют помощника, который показывает иностранцу город или, например, помогает в учебе. Подобная интеграция необходима не только для приезжающих в Россию, но и для самих россиян.

Согласно статистике, представленной центром СОВА, чаще всего жертвами насилия по-прежнему являются уроженцы Центральной Азии и представители молодежных групп, которых неонацисты воспринимают как враждебные. Среди других пострадавших - уроженцы Кавказа, стран Африки, представители различных религиозных объединений и лица, имеющие "неславянскую внешность".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG