Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему экологов не устраивает программа по охране окружающей среды Москвы?


Ирина Лагунина: Экологи призывают московские власти не принимать программу по охране окружающей среды российской столицы на ближайшие пять лет – по мнению экспертов, она не отвечает реальным интересам москвичей и не имеет ничего общего с заботой об экологии. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: В ближайшее время Правительство Москвы планирует рассмотреть проект программы по охране окружающей среды Москвы на 2012-2016 годы . Независимые экологи, которые видели проект, но не смогли внести в него свои замечания и предложения, просят власти не принимать программу. По данным экспертов, на защиту окружающей среды Москвы выделены беспрецедентные средства – свыше 116 миллиардов рублей из городского бюджета и почти 70 миллиардов рублей от инвесторов. Но экологи не уверены, что эти средства будут потрачены именно на решение экологических проблем и сделают жизнь москвичей комфортнее и безопаснее. Говорит руководитель Московского общества защиты природы Галина Морозова…

Галина Морозова: Суть программы – затратить очень большие бюджетные деньги, не улучшая состояния окружающей среды. Наша оценка этой программы такова. Если бы она была дорогая программа и дала бы положительный эффект после ее реализации, положительный эффект для состояния окружающей среды, для улучшения качества жизни москвичей, то это было бы оправданно. А претензии, вернее, замечания заключаются в следующем. Во-первых, в самой программе не определена ее конечная цель. Цель любой программы по охране окружающей среды – это улучшение экологического состояния города, то есть состояния окружающей среды и улучшение качества жизни горожан. Эта цель в программе вообще не нашла своего отражения. Зато там среди приоритетов повышение рекреационной привлекательности особо охраняемых природных территорий Москвы и развитие туризма и отдыха. То есть цель сформулирована, не относящаяся вообще к охране окружающей среды.

Любовь Чижова: Галина Васильевна, как сейчас московские власти следят за состоянием экологии столичного региона и каковы основные экологические проблемы Москвы на сегодня?

Галина Морозова: Конечно, основная проблема – это загрязнение воздуха, прежде всего в результате резкого увеличения автопарка столицы. И основным источником загрязнения окружающей среды сегодня являются выбросы автотранспорта. То, что мы обсуждали с коллегами на общественном совете департамента, сводится к тому, что если главная проблема экологическая для Москвы – это чрезмерное загрязнение воздуха выбросами автотранспорта, численность которого растет регулярно и вообще запредельно для нашего города, то мероприятия по снижению именно этого фактора, негативного для экологии Москвы, мизерны. И если взять соотношение затрат бюджетных на решение поставленных в программе задач, то под программу "атмосферный воздух" выделено 0,04% от общей суммы, а на программу об особо охраняемых природных территориях, как она сформулирована в самой госпрограмме, почти 67%.

Любовь Чижова: На ваш взгляд, как бы можно было решить эту проблему с загрязненным атмосферным воздухом в Москве?

Галина Морозова: Я могу говорить только о своем направлении. Естественно, в тех условиях, которые сложились в Москве с состоянием атмосферного воздуха на фоне увеличения выбросов автотранспорта, конечно, нужно повышать или, по крайней мере, сохранять экологическую эффективность тех территорий, которые выполняют средозащитные и средорегулирующие функции – это прежде всего леса и другие природные сообщества и, конечно, городские зеленые насаждения. Но если леса, луга выполняют свои полезные для человека функции достаточно эффективно пока еще, то зеленые насаждения на озелененных территориях, то есть в парках, садах, скверах, бульварах, во дворах, у них эффективность целенаправленно снижается. Не с целью снизить ее, а с целью создать декоративные насаждения, приятные взору определенных чиновников. Вот эти низкотравные газоны, которые у нас регулярно выкашиваются, упрощение структуры зеленых насаждений, то есть у нас отдельно стоящие деревья. Нет той биомассы зеленой, которая бы эффективно выполняла средозащитные и средорегулирующие функции. И вот теперь от упрощения, от декорирования зеленых насаждений переходят к таким же действиям на природных территориях. Пример, безусловно, это Царицына, Царицынский лес, который превратили в зеленые насаждения, типа деревья на газоне, но это было сделано при прежнем руководстве Москвы. Тенденцию подхватило и нынешнее руководство. У нас сейчас то же самое происходит в Сокольниках, планируется в Измайловском лесу, в Филевском лесопарке. Это первое направление, которое ведет к снижению полезной для каждого из москвичей экологической эффективности наших территорий.

Любовь Чижова: О проекте программы по охране окружающей среды Москвы на 2012-2016 годы говорила руководитель Московского общества защиты природы Галина Морозова. Лидер фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко», член-корреспондент РАН Алексей Яблоков приводит свои доводы против принятия программы…

Алексей Яблоков: Я член общественного совета при департаменте, и нам эту программу несколько раз показывали сначала в общем фоне, потом выцарапали в детальном. И когда я детально программу посмотрел, я просто ахнул. Огромное финансирование, 116 миллиардов рублей предполагается на пятилетие, и большая часть, 70% денег предполагается потратить вроде бы на очень хорошую цель – на развитие охраняемых природных территорий и на сохранение биоразнообразия. Но когда мы посмотрели цель, как они пишут, сохранения и развития природных территорий – повышение рекреационной привлекательности. И вот тут категорическое неприятие. Потому что повышение рекреационной привлекательности не имеет отношения к охране природы. Это строительство ресторанов, строительство выставочных центров внутри охраняемых территорий, внутри территорий с зелеными насаждениями в Москве. И поэтому получается, что основная часть денег, которые предполагается потратить на охрану природы, будет потрачена не на охрану природы, не на улучшение экологического состояния природы, а на инвестиции, на использование зеленых зон для получения прибыли и так далее под флагом повышения рекреационной привлекательности. В программе нет ни слова о радиационной безопасности. А мы знаем, что уровень радиационной нагрузки и по почвам, и по медицинской нагрузке очень высок. В программе очень странная компания соисполнителей, там в основном ЖКХ. Мы говорим: где же департамент здравоохранения? Для чего вся эта программа? В этой программе отсутствует главная цель – улучшение окружающей среды для повышения комфорта проживания в городе. Одна из целей программы – повышение экологической культуры, там какие-то миллионы выделяются на это дело. Но в то же время среди исполнителей программы нет департамента культуры, нет департамента молодежной политики и так далее. Получается, что слова хорошие говорятся, а когда реально посмотришь – это совсем не то.

Любовь Чижова: Будет отличаться природоохранная политика нового мэра Сергея Собянина от природоохранной политики, которую проводил прежний мэр Москвы Юрий Лужков? Что-то изменится, как вы думаете?

Алексей Яблоков: Пока меняется в худшую сторону, такого никогда не было. Потихонечку отщипывали под разными флагами, лозунгами охраняемые территории, но все-таки риторика была такая, что надо увеличивать зеленые насаждения, надо увеличивать охраняемые территории и так далее. Такого непонимания, открытого непонимания задач защиты окружающей среды в Москве не было никогда. Кстати говоря, по мусоросжиганию специалисты давно говорили, что для того, чтобы наладить в Москве цивилизованное обращение, сейчас абсолютно нецивилизованное, в основном вывозится на полигоны, захоранивается, часть сжигается на мусоросжигательных заводах. Так вот, для того, чтобы наладить цивилизованный раздельный сбор мусора и так далее, нужно примерно 20 миллиардов рублей. В этой программе на мусор, на отходы выделяются 33 миллиарда, то есть колоссальные деньги, которых абсолютно, даже больше, чем достаточно, для решения проблемы твердых бытовых отходов, вообще мусора в Москве. Но когда мы смотрим, как предполагается разделить деньги, там опять предполагается вернуться опять к мусоросжиганию или расширить мусоросжигание и опять захоронение. Мы говорим, что это одна из самых коррумпированных сфер жизни в городе – мусоросжигание. Выделяются колоссальные деньги, а проблема не решается. Куда они пойдут? Ясно, что пойдут в карманы куда-то и так далее.

Любовь Чижова: Это был руководитель фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко», член-корреспондент РАН Алексей Яблоков. По мнению генерального директора Центра охраны дикой природы Алексея Зименко, который также изучил проект программы по охране окружающей среды Москвы на ближайшие пять лет, ее главная цель – повышение рекреационной привлекательности зеленых зон Москвы – не имеет ничего общего с заботой об экологии.

Алексей Зименко: В программе заложено довольно много задач, связанных с повышением рекреационной привлекательности охраняемых природных территорий Москвы. Это означает, что то, что происходит с охраняемыми территориями, просто понятие рекреационная привлекательность достаточно однозначное. Речь идет о том, чтобы привлекать как можно больше людей посещать эти охраняемые природные территории. Дело в том, что в городе главная функция природных территорий и в том числе охраняемых природных территорий не рекреация, а функция защиты среды, средорегулирования, санирующая функция. То есть важнейшая экосистемная функция, которую могут предоставить только природные территории по обеспечению нормальные, благоприятные для человека условия окружающей среды.
Члены общественного совета при департаменте природопользования утверждают, что разрабатывали различного рода рекомендации, я их видел, предложения, критику и так далее, но практически ничего из этих предложений учтено не было. Более того, предлагалось провести достаточно крупную разностороннюю конференцию по тому, что именно нужно делать в Москве, как делать, приоритеты и так далее. Но и от этого предложения департамент отказался. Боюсь, что по тем признакам, которые мы сейчас видим, по предложениям, которые пытаются реализовать в Лосином острове, по строительству спортивных объектов в природных парках Москвы, по тексту этой программы я вынужден признать, что экологическая политика в Москве резко ухудшилась при новом руководстве. В этой программе фактически представлена система мер, которые по сути являются подменой понятий, вместо природоохраны, действительно необходимых Москве мероприятий предлагается совершенно не те, которые чем-то близки. Например, поддержка цветников на площади более 80 гектар. Это хорошее дело, действительно украшает город, но к охране природы это не имеет отношения никакого.

Любовь Чижова: Это было мнение генерального директора Центра охраны дикой природы Алексея Зименко. Экологи надеются, что правительство Москвы пересмотрит проект программы по охране окружающей среды российской столицы. Они готовы внести свои предложения и замечания в этот документ.
XS
SM
MD
LG