Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о Дагестане и террористической угрозе


Как сообщили в Следственном управлении Дагестана, после двойного взрыва в центре Махачкалы среди раненых 24 сотрудника полиции и более 30 гражданских

Как сообщили в Следственном управлении Дагестана, после двойного взрыва в центре Махачкалы среди раненых 24 сотрудника полиции и более 30 гражданских

В "Гранях времени": независимый журналист Надира Исаева, политолог Энвер Кисриев и правозащитник Григорий Шведов.

Вечером в среду, 21 сентября, в центре Махачкалы взорвался автомобиль, в котором, погибли четверо находившихся в машине, ранены пятеро прохожих. Следствие предполагает, что в автомобиле перевозили бомбу. После полуночи в центре столицы Дагестана прогремели два взрыва с интервалом в четверть часа, погиб полицейский, более 60 человек ранены, сообщило РИА Новости. Утром в четверг, 22 сентября, в Буйнакске попал под обстрел автомобиль начальника районной полиции, погибли два его охранника. В связи с двумя взрывами в Махачкале возбуждено уголовное дело по статье "теракт".

Владимир Кара-Мурза: Установлены личности двоих из четырех членов диверсионно-террористической группы, подорвавшихся накануне в автомобиле ВАЗ-2109 в Махачкале.
Как сообщили в управлении взаимодействия с прессой Следственного комитета России, накануне в районе республиканского управления ГИБДД МВД Дагестана сдетонировало взрывное устройство мощностью примерно 10 килограмм в тротиловом эквиваленте, которое перевозили в салоне автомашине ВАЗ-2109 , четыре участника диверсионно-террористической группы погибли на месте.
Параллельно продолжается расследование дела о терактах, совершенных минувшей ночью на улице Ермошкина в Махачкале
Сначала напротив одного из домов на этой улице было приведено в действие самодельное взрывное устройство, установленное на обочине проезжей части. После того как к месту происшествия подъехали сотрудники полиции, на перекрестке сработало второе взрывное устройство мощностью примерно 35-40 килограммов в тротиловом эквиваленте, начиненное поражающими элементами в виде кусков металла, находившееся в салоне припаркованной автомашины "Жигули". По предварительным данным, в результате взрыва погиб один сотрудник полиции и 43 полицейских получили ранения различной степени тяжести. Также госпитализированы более 18 гражданских лиц. Разрушены полностью или частично магазины и жилые помещения, находившиеся в эпицентре взрыва.
К вечеру в поселке Ново-Кули Кумторкалинского района Дагестана спецназ заблокировал группу боевиков, причастных к ночному теракту в Махачкале.
О том, почему Дагестан остается источником террористической угрозы, мы сегодня беседуем с Надирой Исаевой, независимым журналистом, Энвером Кисриевым, заведующим сектором Кавказа Центра цивилизационных и региональных исследований Российской академии наук и Григорием Шведовым, главным редактором интернет-издания "Кавказский узел". Чем вы объясняете непрекращающуюся череду террористических актов в Дагестанской республике?


Энвер Кисриев: Очевидно, раз они так долго не прекращаются, это означает, что условия, которые порождают такую деятельность, они сохраняют свою силу, свою действенность. Активизация контртеррористической работы в целом, видимо, не снимает эти условия. Условия продолжают сохраняться и даже усиливаться.

Владимир Кара-Мурза: Каковы первые версии этих терактов, которые произошли накануне ночью?

Надира Исаева: Вы знаете, далеко не первый случай, когда происходит
Меня просто удивляет, как так получается каждый раз одно и то же, каждый раз, как у Козьмы Пруткова, наступили на одни грабли, потом еще раз наступаем на те же грабли, чтобы показать, как на них наступили

такой двойной теракт. Меня просто удивляет, как так получается каждый раз одно и то же, каждый раз, как у Козьмы Пруткова, наступили на одни грабли, потом еще раз наступаем на те же грабли, чтобы показать, как на них наступили. То есть практика двойных терактов неоднократно использовалась. Первый теракт, привлекается большое количество сотрудников, происходит второй теракт. Это продолжающиеся процессы войны. Пока никто ничего на себя не взял. К сожалению, обычная практика.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, почему именно Дагестан превратился в источник повышенной террористической опасности?

Григорий Шведов: Вы знаете, об этом можно спорить, какой регион повышенной, какой пониженной опасности. Действительно, Дагестану принадлежит первенство по количеству подрывов, по количеству убитых людей. Но важно не забывать, что в Дагестане живет, посмотрим на результаты переписи, в три раза больше жителей, чем в Чечне и, соответственно, в шесть раз больше, чем в Ингушетии. Поэтому та
Это общая проблема потери контроля федерального центра и силовых структур за тем, что происходит в регионе, общая проблема несистемности тех технологий, которые использует власть, которая не способна фактически кроме силы, другие методы применять

статистика, которую мы подводим на "Кавказском узле", она, конечно, фиксирует лидерство Дагестана. Но важно не забывать про численность, про размер территории. Мы посмотрели за полгода, в Дагестане 539 жертв таких событий, конечно, это общее лидерство на территории Северного Кавказа. Те регионы, которые принято считать, что там спокойно, например, Чечня, они тоже показывают значительные цифры. В этом смысле, мне кажется, это общая проблема, не стоит выделять Дагестан и говорить, что там какая-то особая ситуация. Это общая проблема потери контроля федерального центра и силовых структур за тем, что происходит в регионе, общая проблема несистемности тех технологий, которые использует власть, которая не способна фактически кроме силы, другие методы применять. А те ростки диалога и попытки адаптации боевиков, которые мы видим в Дагестане и Ингушетии, они не получают нужной поддержки из Москвы.

Владимир Кара-Мурза: Александр Мнацаканян, независимый журналист, в прошлом специальный корреспондент "Общей газеты" во время первой чеченской войны, не удивлен тем, что мишенью террористов вновь стали полицейские.

Александр Мнацаканян: Полиция вообще в нашей стране не вызывает горячих симпатий и уважения у довольно большой части населения. На Кавказе это видно отчетливо, а в Дагестане совершенно отчетливо. Я бы воздержался на самом деле от того, чтобы воспринимать этот факт как попытку наезда на государство, на какую-то государственную власть. Потому что в Дагестане правоохранительные органы превратились в некую силу, которая только называется полицией, только формально имеет отношение к государству, а на самом деле очередная силовая группировка, которая живет на наши налоги – вот все ее отличие от всех остальных криминальных группировок. Я очень далек от восприятия именно этого теракта, как: ах, это пощечина государству, пощечина обществу. Ничего подобного. Я это воспринимаю как разборку двух группировок, одна из которых по некоторому стечению обстоятельств носит погоны с гербами Российской Федерации.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG