Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От Третьего Рима к "третьему миру"


Обложка книги Эдит Клюс "Russia on the Edge" ("Россия на периферии?")

Обложка книги Эдит Клюс "Russia on the Edge" ("Россия на периферии?")

В США издательство Корнелльского университета выпустило книгу Эдит Клюс "Russia on the Edge" ("Россия на периферии") с подзаголовком "Воображаемая география и постсоветская самобытность". Автор исследования пишет, что после краха советской идеологии, основанной на вере в исторический прогресс, россияне стали искать новую, и пока сконцентрировались на геополитике.

Американские эксперты пишут, что Эдит Клюс интересует, почему вопрос о границах России вызывает столь острые дебаты внутри страны. Спорят не столько о том, что такое Россия, сколько о том, какое место она занимает на географической карте. От этого зависит восприятие россиянами самих себя. Одновременно книга "Россия на периферии?" названа новой страницей в изучении таких явлений как национализм и национальная самобытность.

Российская интеллигенция всегда тяготела к западным традициям, но Московия основывалась на некоторых принципах политического устройства и военного порядка Монгольской империи
Автор исследования – доктор философских наук, профессор факультета славянских языков и литературы Канзасского университета в Лоуренсе, возглавляет Центр российских, восточноевропейских и евразийских исследований. "Russia on the Edge" – ее пятая книга, посвященная России.

– Как-то Збигнев Бжезинский сказал, что, по его мнению, Россия не только ногами, но и головой в Азии. Вы согласны с этим?

– Да, согласна. Российская интеллигенция всегда тяготела к западным традициям, но Московия основывалась на некоторых принципах политического устройства и военного порядка Монгольской империи. Особенно интересно возрождение евразийского направления в политической мысли. Это очень хорошо показано в фильме Сергея Бодрова-старшего "Монгол", о Чингисхане, где евразийский союз славянских, тюркских и иранских народов противопоставляется романо-германским народам.

– Чьи идеи, на ваш взгляд, главенствуют сегодня в российской философии, культурологии, литературе и искусстве – западников или славянофилов?

– Я бы сказала, что это ужасная смесь славянофильства и западничества. В моей книге есть глава о новом западнике – русском философе Михаиле Рыклине. Можно также вспомнить физика и переводчика Сергея Хоружего а в политике – Ирину Хакамаду. Все это западники. Им противопоставляется смесь православного традиционализма, радикального неофашистского национализма философа Александра Дугина, писателя Александра Проханова и некоторых других.

– В качестве подзаголовка к своей книге вы используете фразу "воображаемая география". Что это значит?

Пока же нет ясного правопорядка, пока российское общество управляется новой плутократией и мракобесным национализмом, в духовном смысле оно остается пустым местом
– Воображаемая география последних 20-ти лет передает страстное желание вернуть империю. Это с одной стороны. С другой – это выражение неуверенности в себе и боязни, что без империи Россия не сможет состояться, станет периферией богатого мира. В процессе работы над этой книгой я заметила, что в России изменяется геополитическое восприятие. В Советском Союзе речь шла о направлении Восток – Запад, после его распада появилось новое противопоставление: Север и Юг. Далее появилось выражение "банановая республика". Вдруг Россия стала "банановой республикой". Вроде была Третьим Римом, а перешла в "третий мир". Россияне боятся стать колонией зажиточных западных стран. В данном случае в постсоветском сознании огромную роль играют границы.

– Как вы оцениваете нынешнюю российскую ситуацию: страна на распутье? В ней – затишье после бури или затишье перед бурей?

– Многие из лучших и самых умных, на мой взгляд, российских голосов в поддержку человеческих и гражданских прав, права на открытое общество, затихли. А некоторые, как журналистка Анна Политковская или поэтесса Анна Альчук, замолчали навсегда. Хотя, очевидно, их заставили замолчать. Ростки нового, открытого, безбоязненного общественного самосознания были подавлены. А потому я считаю, что это затишье после бури. При этом в России всегда будет новая буря. Пока же нет ясного правопорядка, пока российское общество управляется новой плутократией и мракобесным национализмом, в духовном смысле оно остается пустым местом. Но Россия участвует и в более обширном, общемировом кризисе самосознания. Мы все живем, в каком-то смысле, в пустом месте. Мы это тоже переживаем тут, в США, в нашей политической жизни.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG