Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неравнодушный рок-н-ролл


Британский драматург Том Стоппард

Британский драматург Том Стоппард

Благотворительный спектакль-концерт в пользу российских хосписов прошел в Российском академическом молодежном театре. Премьерa постановки пьесы Тома Стоппарда "Рок-н-ролл" завершилась концертом ее героев, чешских музыкантов группы Plastic People of the Universe вместе с Юрием Шевчуком, Василием Шумовым и группой "Центр". Организаторы вечера "Неравнодушный рок"– Фонд помощи хосписам "Вера". Одновременно это первое событие фестиваля "Блестящая изоляция: чехословацкая культура в подполье (1968-1989)".

Как пишет Том Стоппард в предисловии к русскому изданию пьесы "Рок-н-ролл", она была вдохновлена статьями Вацлава Гавела о советском присутствии в Чехословакии и людях культуры при тоталитарном режиме (эта полемика предшествовала созданию "Хартии-77"). Героями статьи Гавела "Суд" были рок-музыканты подпольной группы Plastic People of the Universe, отправленные в тюрьму за музыку и тексты. Они не являются персонажами пьесы, но их судьба – фон сюжета. Перед московским концертом спрашиваю музыкантов Plastic People Вратислава Брабенеца и Йозефа Янечека о молодых зрителях:

– Удивительно, что среди тех, кто нас слушает в Праге, в Чехии, в Словакии, примерно половина – молодежь, и удивительно, что они ничего про это не знают, но они хорошо реагируют и на текст хорошо реагируют.

– Молодые люди не знают ничего про музыку такого типа или про ваше боевое прошлое, про то, что вас называли "диссидентами"?

- Думаю, частично знают, конечно. Не все. А так вообще… поэтому сдают экзамены на аттестат зрелости.

– Для вас ваше героическое прошлое сейчас что-то значит или сейчас это какой-то моральный капитал, с которым вы можете обратиться к обществу в случае любой несправедливости?

Все время надо протестовать, все время надо бороться, показывать свою позицию, собственно, тем что ты остаешься верен себе, остаешься на тех позициях, на которых был
- Я напоминаю, мы никогда не были политическими. Мы говорили, что мы – не политические, мы поэтические. Один раз мы себе позволили увлечься политикой, когда написали стихи про так называемые "100 пунктов". Автор был бывший редактор газеты "Руде право". Никто не знал, кто написал этот текст. Но к нам он попал на английском языке. Мы его перевели на чешский, потом выяснилось, что изначально он и был сочинен по-чешски.

- То есть там было сто строк: "Они боятся молодежи из-за ее невинности. Они боятся старых из-за их памяти. Они боятся церкви. Они боятся пишущих машинок. Они боятся всего. И если они всего боятся, то почему же мы их будем бояться?" Это была последняя строчка. И мы, когда узнали, что этот текст напечатан за границей, напечатан, как наш текст, мы сказали: "Ну что делать?! Тогда придется сочинить к нему музыку".

– Возможно ли представить в современной Чехии общественный конфликт или политическую ситуацию, в которой музыканты вашего авторитета вынуждены были бы выступать как общественные деятели, а не только как музыканты?

– Все время надо протестовать, все время надо бороться, показывать свою позицию, собственно, тем что ты остаешься верен себе, остаешься на тех позициях, на которых был. Андеграунд сейчас актуален, он еще важнее, чем был раньше.

Вопрос к сэру Тому Стоппарду накануне спектакля "Рок-н-ролл": возможны ли сегодня серьезные конфликты художника и государства?

– Ответ будет, конечно, "да", если вы имеете дело с любого рода диктатурой, но в современном мире это уже почти невозможно. Если говорить конкретно о музыкантах группы и их вдохновителе, теоретике и поэте Иване Йероусе, надо понимать одну очевидную вещь: он просто был очень смелый, в личном, физическом смысле, это не абстракция какая-то. Его сажали восемь раз. Оказывается, личная смелость – главное, что является провокацией и раздражителем в закрытом обществе

– Музыка Plastic people звучит в пьесе лишь однажды…

– Была чешская постановка "Рок-н-ролла", и я до сих пор жалею, что не сделал для нее больше включений Plastic People, в каком-то смысле в Праге находится идеальная аудитория этой пьесы. Но я поехал в Прагу на премьеру, и это была одна из самых потрясающих вещей в моей жизни: в конце спектакля сцена поднялась на несколько метров, а под ней в оркестровой яме сидели Рlastic Рeople и играли свою музыку.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG