Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Юридический комитет Сената США провел слушание, на которое в качестве главного свидетеля был приглашен председатель совета директоров компании «Гугл Инкорпорейтед» Эрик Шмидт. Компания обвиняется в нарушении антитрестовского законодательства и недобросовестной конкуренции. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: В 1890 году по инициативе сенатора Джона Шермана, который до этого был министром финансов, а впоследствии стал госсекретарем, Конгресс принял первый из антитрестовских законов - Закон Шермана. Сформулированная в нем идея ограничить монополизацию и тем способствовать честной конкуренции оставалась мертвой буквой до тех пор, пока президентом не стал Теодор Рузвельт, снискавший репутацию «разрушителя трестов». При Рузвельте федеральное правительство возбудило судебные дела против 44 корпораций, при его преемнике Уильяме Тафте – против 90. В 1911 году на основании Закона Шермана была распущена компания Рокфеллера «Стандарт Ойл» и реорганизована «Америкен Табакко». В общей сложности за 30 лет после принятия закона 42 человека оказались за решеткой и 338 понесли ответственность в виде штрафов. В 1982 году администрация Рональда Рейгана вчинила иск телефонной компании AT&T и заставила ее преобразовать свои региональные филиалы в семь независимых компаний. В 1999 году коалиция 19 штатов и федеральное Министерство юстиции начали судебный процесс против компании Microsoft, однако это дело было фактически проиграно властями.
И вот теперь разворачивается новое громкое дело – конкуренты Гугла пытаются доказать, что Гугл достиг нынешнего исключительного положения благодаря недобросовестной конкуренции. В июне стало известно, что Федеральная комиссия по торговле начала расследование этих обвинений. Суть претензий сформулировал в своем вступительном слове председатель подкомитета по антитрестовской политике, конкуренции и правам потребителя сенатор Герберт Кол.

Герберт Кол: Благодаря волшебству своей поисковой технологии Гугл – компания, которую менее 15 лет назад создали два стэнфордских студента буквально в гараже – упорядочил миллиарды страниц интернета в удобный для пользования перечень. Около 70 процентов всех американских запросов и 95 процентов запросов, отправленных с мобильных телефонов, осуществляется через поисковую машину Гугла. Каждый день миллионы людей пользуются поиском Гугла, чтобы найти ответы на любые мыслимые вопросы, в том числе, чтобы найти лучшие и более дешевые товары и услуги, от электорники и одежды до отелей и ресторанов. Наш бизнес также полагается на Гугл в поиске потребителя. <…> Сегодня он владеет рядом интернет-компаний, включая вэбсайты по рекламе товаров на основе их сравнения. Из поисковой машины Гугл превратился в крупнейшую интернет-корпорацию. Это разрастание наводит на принципиальный вопрос: способен ли Гугл быть беспристрастной поисковой машиной и в то же самое время собственником большого онлайн-бизнеса? Не создает ли трансформация Гугла неизбежный конфликт интересов, угрожающий подавить конкуренцию? В последние годы интернет-компании, конкурирующие с продуктами и услугами Гугла, не раз жаловались на то, что образ действий Гугла противоречит законам свободной и честной конкуренции. Они обвиняют Гугл в том, что он использует свое доминирующее положение в сфере интернет-поиска в коммерческих целях и лишает своих конкурентов доходов от рекламы на миллиарды долларов. Вместо того, чтобы предоставлять объективные результаты поиска, Гугл, как утвержают его критики, искажает их в пользу собственных компаний. Такая тактика способна в корне подорвать конкуренцию в области интернет-коммерции и препятствует инновациям компаний, опасающихся могущества Гугла. <…> Мы обязаны обеспечить возможность появления нового Гугла, нового отличного вэбсайта или нового приложения где-нибудь в гараже в Кремниевой долине или в Мэдисоне, штат Висконсин.

Владимир Абаринов: Глава компании Эрик Шмидт был приведен к присяге, после чего попытался опровергнуть обвинения. По его словам, претензии к Гуглу – естественная и понятная реакция проигравших в конкурентной борьбе. Не называя «Майкрософт», он заявил, что Гугл извлек уроки из судебного преследования этой компании.

Эрик Шмидт: Только в прошлом году мы внесли в наши программы более 500 изменений, улучшающих сервис. Это была нелегкая задача. Наша первоочередная цель – предоставить наилучшие результаты в ответ на запрос. Это значит, что в верхние строки списка попадет далеко не каждый вэбсайт. Разумеется, наш список заставляет жаловаться компании, которые хотят быть наверху даже тогда, когда их продукты не вполне соответствуют критериям поиска. И потом, мы не заманиваем наших пользователей в ловушку. Если вам не нравятся результаты поиска в Гугле, вы можете воспользоваться другой поисковой машиной с помощью буквально одного клика мыши, и у нас есть множество свидетельств того, что люди так и делают. Если вы желаете расстаться с Гуглом, мы облегчим вам этот шаг.

Владимир Абаринов: Сенатор Майкл Ли принес на слушание слайды, демонстрирующие результаты поиска определенных товаров и услуг поисковой машиной Гугл. Для сравнения он показал результаты поиска тех же продуктов другими поисковыми системами.

Майкл Ли: Я не спрашиваю вас, предоставляете ли вы правдивую информацию, информацию, которую вы считаете наиболее полезной для потребителя. Я спрашиваю, применяете ли вы те же критерии к продуктам, которые предлагает сам Гугл, проходят ли они такой же естественный формальный отбор?

Эрик Шмидт: Я считаю, что да. Насколько я понял ваш вопрос. Мне неизвестно о каком-либо их особом проталкивании или пристрастии.

Майкл Ли: Почему они всегда на третьей позиции? Мне представляется, что это статистически неправдоподобное совпадение. В каких-то случаях ваш продукт на втором или четвертом месте, но интересно, что он никогда не бывает на 12-м. Любая другая компания опускается то выше, то ниже по шкале. А вы почти всегда в третьей строке. Как вы это объясняете?

Эрик Шмидт: Я должен ознакомиться с результатами.

Майкл Ли: Результаты перед вами.

Эрик Шмидт: Я должен взглянуть на технические детали, чтобы дать вам прямой ответ.

Владимир Абаринов: Эксперимент Майкла Ли может повторить любой желающий – у Гугла есть специальный сервис поиска товаров на основе сравнения цен Google product search. В конце концов, сенатор Ли выбился из сил и категорически потребовал от Шмидта заверения в объективности.

Майкл Ли: Г-н Шмидт, я просто хочу внести ясность и получить от вас заявление для протокола и под присягой: отдает ли Гугл какое-либо предпочтение своим собственным товарам и услугам, когда формирует список ответов на запрос?

Эрик Шмидт: Опять-таки, я отчасти сбит с толку словом «предпочтение». Наша программа называется «универсальный поиск». Она сама решает, как сформировать страницу ответов. Решение включает в себя множество компонентов. Например, когда мы полагаем, что вы ищете определенный продукт, перед вами открывается всплывающее окно, где в строку вписано название продукта. Через это окно вы попадаете на сайт, которые торгует этим продуктом. Таким образом, мой ответ – да, мы отдаем предпочтение, но мы отдаем его на основании нашего понимания того, что хочет делать данный пользователь.

Владимир Абаринов: Сенатор Джон Корнин напомнил Эрику Шмидту о недавнем уголовном деле, которое завершилось в августе этого года соглашением сторон.

Джон Корнин: Должен признаться, что когда я читал текст соглашения об отказе от судебного преследования между Гуглом и Министерством юстиции США, оно внушило мне некоторую тревогу. Я хочу дать вам возможность прокомментировать эту тему. В этом соглашении Гугл признает, что помогал интернет-аптекам нелегально продавать американским потребителям поддельные и испорченные лекарства на сотни миллионов долларов. В итоге Гугл выплатил один из крупнейших в истории американского уголовного права штрафов – 500 миллионов долларов.

Эрик Шмидт: Сенатор, опять-таки спасибо, все это в принципе совершенно верно. Мы сожалеем о случившемся, и мы заключили соглашение, на которое вы ссылались и которое цитировали. К сожалению, по условиям соглашения, и об этом однозначно заявили мне мои адвокаты, мы не можем вдаваться в детали этого документа, поэтому я бы рекомендовал вам обратиться за подробностями к Министерству юстиции. <…> В любом случае эта история не имеет ничего общего с нашей нынешней рекламной практикой или политикой. Иными словами, она уже в прошлом.

Джон Корнин: Была ли она результатом недосмотра, оплошности или ваши подчиненные занимались этим без вашего ведома?

Эрик Шмидт: Конечно, без моего ведома. Еще раз: я получил рекомендацию адвокатов. К сожалению, я не имеют права обсуждать какие-либо подробности, и я приношу вам, сенатор, извинения по этому поводу. Все, что я могу сказать, это что мы весьма сожалеем и что это была явная ошибка.

Джон Корнин: Мой адвокат говорит мне, что по условиям соглашения вам не разрешено делать заявления, противоречащие соглашению, но комментировать его вы можете. Вы понимаете запрет иначе?

Эрик Шмидт: Позвольте мне спросить моего адвоката. (Пауза.) Мне не разрешено вдаваться в детали или давать оценки помимо тех, которые содержатся в соглашении. Это была ошибка, и мы сожалеем о ней.

Владимир Абаринов: После того, как Эрик Шмидт закончил давать показания, его место за свидетельским столом заняли конкуренты Гугла. Они доказывали, что при поиске определенных товаров и услуг Гугл превращается из беспристрастной поисковой машины в коммерческий сайт, навязывающий потребителю свои товары и услуги.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG