Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологи выступают против строительства на Северном Кавказе горнолыжных курортов на территории заповедников и национальных парков


Андрей Шароградский: Российские экологи критикуют планы властей по строительству на Северном Кавказе четырех горнолыжных курортов. Все они затрагивают территории заповедников и два национальных парка. О новом проекте и нынешней экологической политике российских властей на Кавказе моей коллеге Любови Чижовой рассказал руководитель Экологической вахты по Северному Кавказу Андрей Рудомаха.

Андрей Рудомаха: Проблема этой концепция основная, что она затрагивает особо охраняемые природные территории, заповедники, национальные парки и из общих проблем самая основная то, что один из курортов, курорт Лаго-Наки, планируется целиком построить на территории заповедника. То есть вся горнолыжная часть находится на плато Лаго-Наки которое является не только территорией заповедника, но и частью объекта Всемирного наследия Западный Кавказ. Это противоречит нормам федерального законодательства, это противоречит обязательствам России, согласно конвенции о Всемирном природном наследии. Но сейчас это незаконно, нынешнее законодательство не позволяет это делать. Готовятся поправки в закон об особо охраняемых природных территориях, согласно которым то, что нельзя сейчас, многое из этого станет возможным. Так же ведется работа руководства республики Адыгеи, Краснодарского края с ЮНЕСКО с тем, чтобы убедить его согласовать строительство на территории плато. Мы считаем, что это недопустимо и будем этому противодействовать, попыткам менять законодательство и изменение позиции ЮНЕСКО. Сейчас позиция ЮНЕСКО очень жесткая, есть два решения сессии комитета Всемирного наследия, в которых ясно сказано, что ничего строить на Лаго-Наках нельзя.

Любовь Чижова: Чем опасно строительство подобных объектов, как оно может отразиться на состоянии заповедников?

Андрей Рудомаха: Яркий пример Олимпиады-2014, к чему это привело в Сочи, на Красной поляне. В условиях российской действительности, какими бы ни были красивыми декларации об экологичности и тому подобное, в реальности все оборачивается уничтожением уникальных природных комплексов, разрушением ландшафтов, все идет по самой худшей модели. У нас никаких нет надежд, что с плато Лаго-Наки и другими курортами, потому что три других курорта затрагивает, в гораздо меньшей степени, но тем не менее, затрагивают заповедники, что как-то это будет сделано лучше. Уже сейчас курорт Лаго-Наки, два объекта было построено - это дорога и ВЭП, уже на самых предварительных стадиях нанесен огромный ущерб, уничтожены тысячи деревьев, разрушен ландшафт. Но так строительство планируется на территории плато на луговой части, то ущерб будет не столько большой лесным экосистемам, сколько высокогорным экосистемам, которые чрезвычайно уязвимы. То есть малейшее вторжение вызывает эрозию почв, смыв плодородного слоя, разрушение уникальных сообществ. Лаго-Наки – это по уровню эндемичности самый ценный регион на Северном Кавказе. Ведутся предварительные переговоры, мы в этих переговорах участвовали, однако никаких реальных природоохранных шагов не сделано, в то время как сам проект продвигается.

Любовь Чижова: Вы упомянули, что пока у ЮНЕСКО довольно жесткая позиция по отношению к строительству горнолыжных курортов. Практика показывает, что позиция ЮНЕСКО смягчается и смягчается. Есть ли у вас надежда на то, что удастся сохранить объекты Всемирного наследия?

Андрей Рудомаха: ЮНЕСКО на самом деле основная инстанция, на которую мы надеемся. Потому что в России с нынешним ручным парламентом, с правительством, которое совершенно не уделяет внимания вопросам охраны природы, можно решить все. У ЮНЕСКО позиция принципиальная однозначная. Было сказано, что никакого строительства, никакой инфраструктуры на Лаго-Наках строиться не должно. И это дважды, два решения сессии. Они основаны на миссиях ЮНЕСКО, которая дважды приезжала и находила грубейшие нарушения конвенции со стороны России. Поэтому я очень сомневаюсь, что позицию можно изменить. Тем более, что никаких реальных шагов природоохранных со стороны российской стороны не делается.

Любовь Чижова: Андрей, расскажите, пожалуйста, что сейчас происходит вокруг олимпийского строительства?

Андрей Рудомаха: Все очень критично по-прежнему. Чем дальше, тем хуже. Сжатые сроки строительства заставляют идти на все большие нарушения. Как и раньше игнорируется законодательство. Например, очень важное поручение президента, которое давало шанс на исправление ситуации от 21 июня, в котором много положительных решений, ни одно из них не выполнено, хотя уже по отдельным пунктам до 1 августа выполнить, по другим до 1 октября. Ни один пункт из поручения пока не выполнен. Например, по карьерам было четкое указание прекратить незаконную добычу известняка на территории Сочинского национального парка. Вообще странное само по себе поручение. Это карьер, который изначально незаконный, все закрывают глаза, и даже президент вынужден специально обращать внимание, что нужно карьеры закрыть. Тем не менее, карьеры продолжают действовать, и более того, выявляются новые карьеры. Сейчас экологической вахтой выявлено два крупных карьера в долине Псоу, их поместили в погранзону, куда доступ ограничен, чтобы таким образом сделать, чтобы никто о них не узнал. Мы больше недели подняли шум, пока никаких действий со стороны властей нет, хотя грубейшее нарушение, не только точечное карьеры – это по десятку гектар заповедной территории разрыты и уничтожены уникальные комплексы.

Любовь Чижова: Я так же знаю, что в последнее время Экологическая вахта по Северному Кавказу активно говорит о строительстве в Новороссийске мазутного терминала. Расскажите, пожалуйста, подробнее, на какой стадии находится это строительство, и как работа терминала может отразиться на жителях Новороссийска и, собственно, всего Черноморского побережья?

Андрей Рудомаха: Это очень опасный проект. Сама перевалка мазута чрезвычайно опасна во всех отношениях, и в плане пожароопасности, и в плане загрязнения моря в случае возможных аварий. Она опасна вдвойне, потому что размещен терминал в самом центре города, рядом с жилыми домами. Изначально строительство велось незаконно, без проведения необходимых экспертиз. Чтобы уйти от экспертиз, проект искусственно разбили на части. Но сейчас благодаря указанию президента внимание обращено на этот объект опасный, он вызывает колоссальное опасение жителей города. Город Новороссийск перенасыщен экологически опасными объектами, жизнь в городе, это самый экологически опасный город на всем юге России. Уже здесь и цементное производство, и нефтяные терминалы, терминалы по перевалке других опасных грузов. Здесь уже нельзя ничего размещать подобного, тем более в центре города рядом с жилыми домами. Поэтому это вызывает, естественно, возмущение жителей. Даже сейчас поручение президента в этой ситуации ничего не изменило. Недавно должны были состояться общественные слушания, которые не были проведены, но даже руководство терминала сорвало проведение слушаний, то есть поручение президента срывается. Бизнес и власть местная делают все возможное, чтобы все-таки терминал был запущен в действие.

Любовь Чижова: А какие у него сроки запуска и кто его строит?

Андрей Рудомаха: Он так и называется ООН Нвороссийский мазутный терминал, принадлежит Российскому морскому торговому порту, является подразделением. Сроки я не могу точно сказать, постоянно меняются.

Любовь Чижова: Экологическая вахта по Северному Кавказу последние месяцы активно патрулировала Черноморское побережье в поисках незаконных дач высокопоставленных краснодарских и федеральных чиновников. Именно от вас стало известно о даче Путина в Прасковеевке, о даче Ткачева, о даче патриарха. Вас задерживали, привлекали к ответственности. Чьи-то еще дачи вам удалось выявить? Что у вас в планах, будете продолжать эту работу? Приносит она какую-то пользу сейчас или нет?

Андрей Рудомаха: Про пользу трудно сказать. Пока что все эти дачи продолжают функционировать и строиться. Это, оказалось, очень значимые проекты для наших властей, никто пока отказываться не собирается. Но мы, по крайней мере, придали огласке и люди знают, чем занимаются высокопоставленные чиновники. В отношении дач удалось остановить строительство дачи на Утрише, где планировали дачу для Дмитрия Медведева построить по инициативе управлением делами президента. Пока этот проект заморожен. Но мы боимся, что он заморожен только до выборов и что после выборов опять этот процесс возобновится. Из новых дач, это не совсем на Черноморском побережье, на Красной поляне строится олимпийская резиденция для Путина и Медведева, называется она Дом отдыха, строится в охранной зоне Кавказского заповедника. В 700 метрах от границы тоже интересный объект, такая персональная лыжня подходит президентская к этой даче. С грубыми нарушениями строится, с разрушением природного комплекса. У Путина уже три таких глобальных дачи на территории нашего региона – это Лунная поляна на территории Кавказского заповедника, дача на мысе, про которую Сергей Колесников, бизнесмен, поведал, как он строилась, про коррупционные съемы и сейчас еще одна олимпийская дача на Красной поляне строится. Выявляется много других объектов не столь высокопоставленных чиновников. Это стало очень модным построить себе дачу на Черноморском побережье, и эта мода распространяется на всех чиновников более мелкого ранга, бизнесменов. Если тенденция не остановится, то лет через десять людям просто негде будет отдыхать на Черном море, все будет застроено дачами, сдано в аренду, доступ к берегу будет перекрыт.

Любовь Чижова: Андрей, не могу не задать вам вот такой вопрос. На съезде партии "Единая Россия" уже решено, что Путин будет баллотироваться и станет президентом. Медведев станет премьер-министром. Как экологи относятся к такому политическому раскладу, и как этот политический расклад может отразиться на экологической политике российских властей?

Андрей Рудомаха: Для дела охраны природы это очень критический расклад. К сожалению, правление Владимира Путина характеризовалось крайней деэкологизацией всей политики России, по всем параметрам, по разрушению законодательства, по разрушению системы государственного управления в этой сфере, по реализации массы экологически опасных проектов, самый худший из которых – это Олимпиада 2014, которая является чисто инициативой Владимира Путина. То есть это очень печальный расклад для природы России.
XS
SM
MD
LG