Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музыковед Юрий Васильев - об увольнении Марка Горенштейна и "проклятии Евгения Светланова"


Юрий Васильев

Юрий Васильев

История взаимоотношений Государственного академического симфонического оркестра имени Светланова с очередным главным дирижером подошла к финалу. Окончится ли на увольнении Марка Горенштейна история самого ГАСО - решать лишь учредителю, Министерству культуры РФ.

Жалоба творческого коллектива, нерешительность учредителя, а затем - точный удар по руководителю: "чтобы уладить конфликт, надо расторгнуть контракт"... Очень соблазнительно поставить отставку художественного руководителя ГАСО Марка Горенштейна в ряд схожих событий сезона - Арцибашев в театре Маяковского, Галибин в театре Станиславского, Любимов в Театре на Таганке. Тем не менее, здесь случай особый: нынешний ГАСО в полном масштабе повторил сценарий конфликта более чем десятилетней давности.

Тогда, в 1999-м, музыканты Госоркестра Евгения Светланова - без "имени", при вполне живом Евгении Федоровиче - тоже устроили натуральный бунт. Даже мотивировка отчасти та же: деньги - только в том случае речь шла о недостаточном количестве зарубежных гастролей. Точнее, приглашений было достаточно, но с одним условием: за пультом - Евгений Светланов. За сорок лет во главе оркестра мастер сделал из ГАСО совершенный, отлаженный механизм - превращающийся буквально в тыкву (по звуковым характеристикам) при взмахе любой посторонней дирижерской палочки. В конце жизни Евгений Федорович не мог ездить на все гастроли вместе с ГАСО - просто по здоровью. Его музыканты увидели в этом злой умысел и решили сами царствовать и всем владети. Создали орган самоуправления, попытались вести дела оркестра самостоятельно. К тому же, учредитель Госоркестра - Министерство культуры - по факту самоустранился из зоны конфликта. Впрочем, не совсем: в конце концов тогдашний министр Михаил Швыдкой уволил Евгения Светланова. С формулировкой: "Как художник, прав Евгений Федорович, а как министр - прав я, к сожалению".

- Все это может плохо кончиться, - сказал Евгений Светланов, уходя с очередного собрания трудового коллектива. Начало конца датируется 2002 годом, когда за пульт ГАСО с подачи Швыдкого встал скрипач Марк Горенштейн, чей постоянный дирижерский опыт до того ограничивался учебным оркестром Московской консерватории.

Не каждый инструменталист - дирижер. И даже овладев искусством управления камерным коллективом, не всякий может управлять большим симфоническим оркестром. В России, по большому счету, это получилось лишь у скрипача Владимира Спивакова - шефа НФОР, с предшествующим тому опытом создания "Виртуозов Москвы" и блестящего ими управления - и у основателя РНО, пианиста Михаила Плетнева (без подобного опыта). А, допустим, успехи Юрия Башмета в симфоническом дирижировании существенно скромнее, чем во главе камерного оркестра "Солисты Москвы"; что уж говорить об эксклюзивной позиции в искусстве игры на альте.

Спиваков, Плетнев, Башмет - люди, весьма различные по подходам к музыке и в жизни вне её. Но, в любом случае, их общий опыт показывает: чтобы стать дирижером, не учась этому делу изначально, неплохо, все же, что-то представлять из себя вне подиума, на котором возвышается маэстро. Марк Горенштейн - выпускник знаменитой скрипичной школы Петра Столярского и, как говорят, весьма неплохой оркестровый музыкант при том же Светланове в том же ГАСО. Однако всего этого - прежде всего, по мнению музыкантов - было явно недостаточно уже в 2002 году.

Тем не менее, коллектив, едва ли приспособленный к извлечению сколько-нибудь пригодных к стороннему прослушиванию звуков в режиме "за пультом любой дирижер, кроме Светланова", в полной мере получил то, за что боролся. Дирижера-диктатора, не способного дать ауфтакт к произведению, репетируемому годами. Систему штрафов, накладываемую на появившиеся вскоре после изгнания Светланова государственные гранты (Евгения Федоровича учредители из Минкультуры стабильно кормили "завтраками" - да и теми лишь в рамках бюджета). Разгромную прессу дома и на гастролях - как правило, в тех изданиях, чьи учредители и авторы не имели информационно-партнерских и иных добрых отношений с PR-структурами Госоркестра.

Скандал на последнем конкурсе имени Чайковского (Горенштейн, и так отнюдь не скупящийся на различные слова, назвал молодого виолончелиста Нарека Ахназаряна "этот аул" - что услышали и увидели все, кто подключился к прямой видеотрансляции репетиции в сети) вывел Марка Горенштейна за рамки не только профессионального, но и партикулярного приличия. Обращение музыкантов лишь приблизило закономерный финал. Министерство культуры вспомнило о своих правах учредителя ГАСО. А те, кто поддерживал Марка Горенштейна в Минкультуры, за девять лет либо растеряли аппаратный вес, либо, напротив, ушли на более весомые должности вдалеке от хлопотной отрасли.

Через два месяца Министерство культуры обещает подобрать нового художественного руководителя. При том, что в нынешнем своем состоянии ГАСО им. Е.Ф. Светланова едва ли заслуживает не то, что имени Евгения Федоровича - но и, пожалуй, самого названия "оркестр"

Склонные к мистике могут говорить о "проклятии Светланова". Более точным, однако, было бы сравнить ГАСО с домом, где уже давно поселилась неизлечимая болезнь - заразная для всех, кто переступает порог этого жилища. Двенадцать лет нестроений внутри коллектива, половина поколения - вполне достаточный для окончательных выводов срок. Устроить музыкантов по другим оркестрам, после чего с почестями - но от этого не менее надежно - похоронить марку "Госоркестр имени Светланова"; так было бы честнее перед всеми - перед музыкантами, перед слушателями. Честнее - и куда поучительнее для инструменталистов, носящих в ранце дирижерскую палочку, нежели продолжение хронического процесса.

С новым маэстро - и с тем же результатом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG