Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - об общественных советах при исполнительной власти


В среду, 28 сентября, президент России Дмитрий Медведев подписал указ о назначении новых членов Общественной палаты, которые будут работать в 2012-2013 годах, сообщила пресс-служба Кремля. Согласно закону, в Общественную палату, состав которой избирается сроком на два года, входят 126 человек. Новыми членами ОП по "президентской квоте" стали телеведущий Петр Толстой, певица Диана Гурцкая, директор Московского мультимедиа арт музея Ольга Свиблова, актер Евгений Миронов, руководитель исполкома общественной организации "Молодая инновационная Россия" Анна Бухало, журналист и блогер Антон Коробков-Землянский.


Владимир Кара-Мурза: Три известных российских правозащитника - Людмила Алексеева, Мара Полякова и Валерий Борщев - не вошли в число членов нового Общественного совета при ГУВД Москвы. Первое заседание его обновленного состава состоялось в четверг. Реформированную структуру возглавила супруга высокопоставленного чиновника администрации президента Константина Костина Ольга Костина, а заседать в ней в числе прочих будут актеры Леонид Ярмольник и Владимир Винокур.
Накануне Президент России Дмитрий Медведев подписал указ о назначении новых членов Общественной палаты. Закон о ее создании был принят в 2005 году, ее состав обновляется в третий раз.
При этом в новый список, в частности, не вошли директор Московского бюро по правам человека Александр Брод, искусствовед Марат Гельман, президент фонда "Холокост" Алла Гербер, писатель, Даниил Гранин, кинорежиссеры Павел Лунгин и Андрей Михалков-Кончаловский и другие. Обновленный список членов Общественной палаты, утвержденный президентом, дал повод наблюдателям заявить, что палата окончательно перестает играть существенную роль в политической системе страны. Из нее выбывают люди, которые дали повод власти не любить себя.
Не оказалось в новом списке главы Фонда эффективной политики Глеба Павловского, а вместо ведущего Первого канала Максима Шевченко сменил его коллега Петр Толстой.
Общественные советы при органах исполнительной власти: ширма или институт гражданского общества? Об этом мы беседуем с Аллой Гербер, президентом фонда "Холокост", бывшим членом Общественной палаты и Еленой Лукьяновой, адвокатом, членом Общественной палаты. Довольны ли вы итогами вашей работы в Общественной палате?

Алла Гербер: Вы знаете, это очень сложный вопрос. Банально звучит и прошу меня извинить за эту банальность. Потому что Общественная палата – это неоднозначная структура. С одной стороны правы многие правозащитники, которые считают, что это имитация гражданского общества и нечего там находиться, ничего это не дает и никому от этого пользы. С другой стороны, вот мой опыт, а я дважды была членом, во втором созыве и в последнем созыве, я считаю, это итог моей там
Общественная палата – это такой весомый бренд не потому, что он весомый по сути своей, а потому что он весом для граждан, для людей

работы, что если хотеть, то сделать можно. Общественная палата – это такой весомый бренд не потому, что он весомый по сути своей, а потому что он весом для граждан, для людей. Они ищут место, ищут адрес, по которому они могут обратиться за помощью и которому они хотят доверять. И в Общественной палате есть люди, и это не один, два, три, четыре, их больше, которым граждане доверяют. Может быть потому, что эти люди себя проявили как защитники прав и свобод наших граждан. И они пишут на этот адрес и пишут конкретным людям. И пишут, обращаясь к ним за помощью. Это не хвастовство, я может быть не самый великий человек в Общественной палате, но я всегда в какой-то степени оправдывала свое там пребывание тем, что можно что-то делать. Я за то, чтобы что-то делать. Можно сетовать на многое, многим можно быть недовольным. Но если ты живешь и у тебя есть возможность что-то делать, есть люди, которые тебе доверяют, ты должна эту возможность реализовать, ты должна оправдать то доверие, которое тебе оказывают люди. И в этом смысле Общественная палата и некоторые ее комиссии, некоторые ее члены, они очень были полезны, не знаю, как будет дальше, но они были полезны.

Елена Лукьянова: Во-первых, я хотела бы поправить ведущего. Дело в том, что Алла Ефремовна еще не бывший член палаты, потому что полномочия палаты заканчиваются только в начале следующего года. Во-вторых, президентский список – это всего лишь одна треть палаты. И многие члены палаты, в том числе Кучерена, он дважды был в президентском списке, после этого он был в другом списке в палате. И мне бы очень хотелось видеть Аллу Ефремовну в палате, допустим, избранной от Общероссийского общественного объединения. Я думаю, те 42, которые есть, с удовольствием за нее проголосуют, и мне бы
Я абсолютно убеждена, что в Общественной палате минимум треть, в последнем составе больше половины, мне кажется, это те самые люди, которые составляют 5% пассионариев в обществе. Они реальные пассионарии

хотелось с ней бок о бок работать. Теперь, что касается Общественной палаты как таковой. Я абсолютно убеждена, что в Общественной палате минимум треть, в последнем составе больше половины, мне кажется, это те самые люди, которые составляют 5% пассионариев в обществе. Они реальные пассионарии. Мне не удалось скучать за эти годы ни минуты, работы очень много, работа есть по сей день. Работа не прекращающаяся. Некоторых членов палаты, мне жалко очень, не успели заметить за два года.
Например, такой член Общественной палаты Наталья Леонидовна Грызлова, кстати, родственница нашего председателя Госдумы, но она секретарь Общественной палаты от Амурской области, она живет в Благовещенске. И вдруг уже под конец полномочий палаты выяснилось, она очень тихо себя вела, что она там ведет очень активную борьбу и на нее там наезжает губернатор. У нее очень тяжелые отношения с пограничниками, потому что, например, вышел приказ ФСБ, по которому пятикилометровая пограничная зона в Амурской области по всей длине границы с Китаем по реке Амур вдруг с 5 километров в ряде мест увеличилась до 110. И там проблема жителям передвигаться, вести сельское хозяйство. Она, оказывается, вела огромную борьбу, никому об этом не говорила. И только когда уже дошло до точки, сейчас принесла нам все материалы, ей начали угрожать. Ее, как и Аллы Ефремовны, нет в президентском списке, она была в президентском списке. И за нее стоят люди, потому что она много делает. Поэтому как бы не всегда видно было, что делают наши регионалы, которые оказались в федеральной части списка. Наверное, были члены палаты, которые не очень много работали. Но в целом я равнодушных не видела. Можно было позвонить любому члену палаты, попросить помощи, и отзывались очень активно и помогали очень активно. Может быть потому, что я юрист, приходит очень много обращений, помощники у меня не справляются. Надо сказать, что все мы работаем на общественных началах там. Просто хочешь работать – работай. Будешь ездить, говорить, решать проблемы. А не хочешь – может быть такая синекура. Но после синекуры в палату люди, как правило, больше не попадают.

Владимир Кара-Мурза: В нашем разговоре участвует Андрей Дементьев, поэт, член Общественной палаты. Какова роль, по-вашему, Общественной палаты в жизни нашей страны?

Андрей Дементьев: Вы знаете, то, что сказала Алла и сказала Елена Анатольевна – это все правильно. Дело тут еще вот в чем, что каждый член Общественной палаты в той или иной степени имеет свое реноме в той профессии, которой он занимается. В Общественной палате люди, которые известны всей стране. Они получают дополнительный статус для того, чтобы помогать и решить те проблемы, которыми они занимаются вплотную, свои конкретные. Я скажу про нашу комиссию, которую возглавляет Павел Гусев, главный редактор "Московского комсомольца". Вы знаете, у нас там главные редактора, люди известные, журналисты, и каждый из нас что-то делает помимо того, что если бы мы не были в Общественной палате, но все равно бы работали, все равно делали. Но Общественная палата позволяет еще расширять круг возможностей.
Что касается обновления, то я думаю, что в любой организации это естественно

Приходит почта, обращаются с просьбами, может говорить и писать письмо и говорить от Общественной палаты – уже другое отношение. Это очень важно.
Что касается обновления, то я думаю, что в любой организации это естественно, обновляется состав. Но некоторые члены нашей Общественной палаты, очень уважаемые, известные, они проходили по первому списку, о чем говорила Елена Анатольевна, потом их избирали в следующий заход общественные организации, региональные, территориальные организации. И тут все естественно. Я, конечно, должен сказать, что Алла Ефремовна много работала, много делала, я убежден, что ее будут избирать по другому каналу. Потому "Холокост" и все движения, которые она возглавляет – это очень важно в современном мире, где так неспокойно, особенно на Ближнем Востоке. Поэтому я, например, очень доволен работой там. Потому что мне, как поэту, как человеку, который занимается литературой, у которого выходят книги, у которого есть имя, мне Общественная палата помогает дополнительно делать то, чтобы большее количество людей обращалось, большему количеству людей можно помочь. В частности, там по литературным делам. Кроме того мы в комиссиях обсуждаем проблемы очень серьезные, эти проблемы потом выходят на правительство.
Достаточно сказать, что все законопроекты, которые идут от Государственной думы, они проходят экспертизы Общественной палаты. Это не просто разговор – это дело серьезное. Сидят юристы, серьезно занимаются этими проблемами. И недавно мы обсуждали, например, проблему молодой литературы, молодых поэтов, молодых авторов. Когда-то в советское время им было немножко проще, потому что был Союз писателей, были определенные дотации и так далее. Сейчас им тяжело. Общественная палата им помогает. Даже одно то, что поставлен вопрос на Общественной палате о молодых авторах, о молодой литературе – это уже хорошо. Но в то же время трудностей много. Первая трудность заключается в том, что у нас нет своего часа на телевидении, недостаточно СМИ освещают работу Общественной палаты. И многие наши граждане не знают, чем занимается, как все это делается, какая результативность. Хотя мы каждый год отправляем отчеты то, что проделано за год.

Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев, исполнительный директор движения "За права человека", видит всю противоречивость возникшей ситуации.

Лев Пономарев: Здесь нет однозначного ответа, бесспорно. Там идет некая борьба. Например, при ГУВД Москвы был раньше общественный совет, в котором были правозащитники, там была Алексеева, Борщев был, Бабушкин и еще несколько человек, и это было полезно. Людмила Михайловна, по крайней мере, считала это полезным для себя. Я не входил в этот совет. Сейчас их оттуда убрали. Это лишний раз показывает, что любая общественная структура не чисто общественная. Так как там были некие столкновения по поводу задержания нескольких человек, Немцова задерживали, меня тоже, правозащитники ставили довольно остро вопрос, то Колокольцев решил освободиться. В этом и проблема, то, что фактически вот эти общественные советы формируют при себе государственные структуры. В данном случае Колокольцев все решает. Но с другой стороны я являюсь членом общественного совета при прокуроре города Москвы, но там одни правозащитники. Я не знаю, как так получилось, но там одни правозащитники. Нельзя сказать, что у нас полное согласие с прокурором, но по крайней мере там ситуация вполне достойная для нас.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG