Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дирижер Горенштейн против министра Авдеева


Марк Горенштейн уверен в своей правоте

Марк Горенштейн уверен в своей правоте

Дирижер Марк Горенштейн, уволенный 28 сентября с поста руководителя Государственного академического симфонического оркестра имени Светланова, намерен оспаривать это решение Министерства культуры в суде. Претензии музыкантов оркестра он называет надуманными и обвиняет российского министра культуры Александра Авдеева в непрофессионализме.

В последние месяцы музыканты вверенного Горенштейну оркестра несколько раз обращались с открытыми письмами в Министерство культуры с просьбой защитить их от постоянных унижений, принятых в их коллективе денежных штрафов и прочих притеснений. И вот отставка случилась. Об этом рассказывает сам Марк Горенштейн:

– Вчера у меня была беседа – час двадцать минут – с господином министром, который сначала разыгрывал большого демократа и рассказывал, какой он великий руководитель и какой он великий министр. Я совершенно твердо могу сказать, что такого министра еще не было в истории ни Советского Союза, ни России. Вот таким образом выгнали Максима Федотова (есть такой дирижер и скрипач). Просто по дороге на работу. Он ехал на работу, ему позвонили и сказали: "Вы уволены". Он сказал: "Как?" – "Вот так, молча". Это московский комитет по культуре сделал. То же самое происходит с Любимовым и с Арцыбашевым. Это то, что делает наше министерство, то, на что они ориентируются. Это полное профессиональное непонимание своей функции как минкульта. Если не будет срочно расформировано или реформировано руководство минкульта, я боюсь, что это только начало и последствия совершенно непредсказуемы. Я вчера пытался это объяснить господину министру, ничего из этого не получилось. Он мне заявил, что я плохой руководитель…

Сам Марк Горенштейн считает себя хорошим руководителем:

– Люди, которые приходят к нам на концерты, не виноваты в том, что министерство культуры затеяло то, что оно затеяло. Надо понимать, что, когда я пришел в этот оркестр, продавались 200 абонементов при норме 1050. Вот это был мой первый сезон. А со второго сезона и до сегодняшнего дня наши абонементы продаются самыми первыми в России, ну, извините, в Московской филармонии. Через неделю уже абонементы распроданы – что в один зал, что в другой. Этого не происходит ни в одном оркестре. Мы всегда лидеры. У нас всегда от 95 до 98 процентов посещаемости.

Кампания против меня уже переросла и перерастает ГАСО, начинаются возгласы о том, что у дирижеров надо отнять право распределять гранты, то есть самим участвовать в управлении и так далее, и так далее, – возмущается Марк Горенштейн.

Главный редактор газеты "Музыкальное обозрение" Андрей Устинов отмечает, что вообще-то конфликтов в музыкальной среде не так много, но они очень громкие:

Все бомбы, которые заложены под симфоническими оркестрами, известны. Вот есть треугольник – дирижер, учредитель и оркестрант. В рамках этого треугольника не существует никаких нормативных документов, по которым оркестр не имеет права открывать рот нигде. Оркестр должен играть то, что написано в нотах, в лучшем случае – обсудить с дирижером трактовку, подчиняясь его воле. Никаких других прав у оркестра не должно быть. Когда-то существовал устав Санкт-Петербургской филармонии, тогда Ленинградской филармонии, где был даже такой пункт: "запрещается приносить оркестранту за сорок минут до концерта телеграммы", потому что такая должна была быть настроенность на исполнение, на служение высокому искусству. Вот какие были вещи. В свое время этот устав даже печатали, там очень подробно все функции всех людей разложены.

Нигде в мире так не расстаются с дирижерами и так их не назначают, как это происходит у нас. В знаменитом Берлинском филармоническом оркестре (Berliner Philharmoniker) еще за два года до окончания срока работы главного дирижера Клаудио Аббадо было известно, что новым дирижером станет Саймон Реттл. И прошла удивительного благородства и красоты кампания прощания с Клаудио Аббадо: был выпущен альбом, были прощальные туры какие-то. И была организована грандиозная рекламная кампания в средствах массовой информации, чтобы рассказать о том, какой дирижер приходит на смену Клаудио Аббадо. Вот так это делается в цивилизованном мире.

У нас все превращается в помойку, в свару, в базар. Каждый оркестрант имеет право написать какое-то слово, дирижер начинает выступать по поводу конфликта по радио, говорить, что подаст на одного в суд, на другого… Это все абсолютно недопустимо. Это, в принципе, внутрисемейный конфликт. Но в семье существуют какие-то этические нормы взаимоотношений. А в оркестре должны быть четко прописаны регламенты поведения и взаимоотношений между оркестрантами, дирижером и учредителем, в данном случае – Министерством культуры. Вот этого у нас нет, и конфликты в оркестрах в последнее время в России очень частое явление.

Я вам могу сказать, что в Томске из-за того, что оркестр стал писать письма против директора филармонии, даже губернатор дал свой мобильный номер оркестрантам. Вот до такой степени доходит наша псевдодемократия. В итоге был снят директор филармонии. Оркестр от этого лучше не стал. Что будет дальше, неизвестно.

В Петрозаводске бесконечно были конфликты с оркестрами. Меня даже приглашали туда, чтобы провести экспертизу конфликта. Там произошло совершенно чудовищное: публика сидела в зале, а оркестр не вышел играть концерт. В знак протеста. На публику им начхать. И вместо того, чтобы сразу уволить весь оркестр, были отстранены от работы главный дирижер и директор филармонии.

Что же касается истории с госоркестром... Понимаете, в каждой цивилизованной европейской стране существует какой-то коллектив, который является "номером один". В Германии – Берлинер филармоник, в Австрии – Венская филармония, во Франции – Оркестр де Пари и так далее. Госоркестр по всем статусам был первым коллективом, статус этого коллектива держался и на фигуре гениального дирижера Евгения Светланова. И, конечно, то, что произошло с уходом Светланова, это трагедия. Этого нельзя было делать, – уверен Андрей Устинов.

Злоключения Горенштейна начались во время конкурса Чайковского. Он вынужден был внезапно уйти на больничный после сообщения о том, что одного армянского виолончелиста дирижер пренебрежительно назвал аулом. Разгорелся скандал, в котором маэстро Горенштейн считает себя жертвой. Скандал, говорит он, раздули журналисты.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG