Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Тимашева: В Анапе завершился двадцатый Открытый фестиваль кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии ''Киношок''. Очевидцы сообщают, что ''Киношок'' начался с того, что во время закладки звезд в честь артистов на центральной площади города Анапы начался ужасающий ливень, и все гости за несколько минут промокли до нитки. Еще один шок , уже эстетический, ждал участников на традиционном приеме, посвященном открытию фестиваля. Актер Рустам Сагдуллаев вручил оргкомитету фестиваля роскошные подарки делегации Узбекистана: два настоящих узбекских ковра, на которых вытканы портреты Президента ''Киношока'' Виктора Мережко и вице-президента Ирины Шевчук. Что касается программы фестиваля, то один из главных разделов назывался "В фокусе Армения". В связи с этим вполне органично выглядело вручение Армену Джигарханяну премии имени Павла Луспекаева. О трудовых буднях ''Киношока'' рассказывает Павел Ходасевич

Павел Ходасевич: Представлял программу киновед Давид Мурадян.

Давид Мурадян: ''Киношок'' стал собирать камни тогда, когда вокруг все этими камнями бросались, пошел наперекор характеру времени и не прогадал, потому что, в итоге, за эти 20 лет мы здесь совместными усилиями смогли создать некое гравитационное поле, на котором нам удобно и хорошо находиться. Именно через наши фильмы мы понимаем, что происходит в тех странах, где мы так редко бываем или уже вообще не бываем.

Павел Ходасевич: Внеконкурсные армянские фильмы практически каждый день завершали фестивальные показы. А в один из последних дней публике была представлена довольно странная мистическая картина режиссера Аршалуйса Арутюняна ''Блуждание'' - первая армянская рок-опера.
Несколько фильмов показали казахстанские кинематографисты. Два из них стали участниками основного конкурса и были удостоены призов. Специальный диплом жюри был вручен картине ''Риэлтор'' режиссера Адильхана Ержанова . Очень своеобразная и трагикомическая история никчемного молодого обывателя, игрока и выпивохи, который, волшебным образом попадает в мир своих предков-кочевников, прозревает и кардинально меняет жизненные устремления. А за вторую казахскую картину "Жиде. Нежданная любовь" режиссера Сабита Курманбекова призами были награждены Сергей Азимов как лучший продюсер, и два великолепных актера - легенда советского кино Наталья Аринбасарова и Нуржуман Ихтымбаев. ''Нежданная любовь'' - один из самых человечных фильмов ''Киношока'' - поведал зрителю трогательную историю жизни пожилых людей в казахском ауле, где жизнь каждого человека на виду в всех, где все всё знают друг про друга и в случае необходимости всегда готовы прийти на помочь соседу. И когда главный герой, пожилой вдовец, решает бросить, наконец, холостяцкую жизнь, два его школьных друга рьяно бросаются ему на помощь, старясь найти другу подходящую жену. Одного из этих друзей играет, кстати, прославленный француз Жерар Депардье. По сценарию его персонаж - выселенный в 40-е годы из Поволжья в Казахстан немец. Грандиозный французский артист играет своего обрусевшего казахского немца так энергично и вкусно, с таким мощным ощущением радости жизни, что, будь моя воля, я бы отдал приз за лучшую мужскую роль и ему тоже. Говорит продюсер фильма Сергей Азимов.

Сергей Азимов: Очень сильный фестиваль делает крен в сторону социальной безнадеги. Это некое представление моих коллег о той жизни, которая вокруг них. На самом же деле жизнь не только такая. Такого простого, очень доброго кино очень сильно не хватает, вот этой доброты не хватает всем нам. Я ориентировался, прежде всего, на традиции, которые существуют в мифологии нашего народа. Самое приятное, что эта картина понятна не только казахам.

Павел Ходасевич: Наталья Аринбасарова рассказывает о том, как складывается ее творческая жизнь.

Наталья Аринбасарова: Я сейчас как раз снимаюсь постоянно, даже потому что у меня сыновья – режиссеры, они обязательно мне какие-то маленькие роли предлагают. И в других картинах, и вот судьба мне подарила главную женскую роль в любовной истории, очень приятно мне было сыграть такую бабушку-мечту. Я теперь бабушек играю с большим удовольствием. Я не раз слышала, как многие актеры, народные артисты рассказывали, как они были в эвакуации во время войны и как казахи помогали им выжить, делились последними кусочками хлеба, сахара. Во время войны происходят события, и я хотела в этой роли, она небольшая, отдать дань уважения моим казашкам, женщинам, которые вот так помогали выжить людям. Последняя работа тоже у меня была в Казахстане, снимали фильм ''Небо моего детства'' о детских и юношеских годах Назарбаева. Мне предложили играть маму. Она его поздно родила, и когда я увидела фотографии мамы Назарбаева, я сразу успокоилась - мы с ней очень похожи, география лица очень похожа. Там действие происходит в 50-е годы, я их очень хорошо помню, помню, как тяжело люди жили.

Павел Ходасевич: Узбекский фильм ''Свинец'' режиссера Зульфикара Мусакова разделил присутствующих на ''Киношоке'' критиков и журналистов на две непримиримые группы, так как фильм повествует о двух молодых людях, после войны ставших руководителями КГБ и МВД Узбекистана. Некоторым зрителям показалось, что авторы фильма, показав на экране благородных работников органов, попытались оправдать сталинские репрессии, другие, напротив, обнаружили в фильме тему нравственного противостояния страшной машине насилия. Кстати, сценарий Зульфикара Мусакова на ''Киношоке'' был признан лучшим. Рассказывает исполнитель одной из главных ролей Бабур Юлдашев.

Бабур Юлдашев: К сожалению, теперешняя молодежь не знает, что было в то время, когда начались репрессии в 30-х годах. Им это не интересно. Я думаю, что нет ни одной семьи на постсоветском пространстве, которую бы не задели репрессии или война.

Павел Ходасевич: Приз за лучшую режиссуру получил эстонец
Сулев Кеэдус, снявший внешне неброский, но очень глубокий и трагический фильм "Письма ангелу". Фильм рассказывает историю человека, который много лет назад воевал в Афганистане и там принял ислам. Вернувшись домой, он столкнулся еще с одной войной и, как говорят сами авторы, ''линия фронта в его родном эстонском городке пролегла между западной и восточной культурами''. Рассказывает режиссер Сулев Кеэдус.

Сулев Кеэдус: Почему такой герой? Потому что я думаю, что до сих пор мы не знаем почти, что такое ислам, что это за вера, и их так много в мире, серьезно верящих. Мы делали съемки в Мавритании - в этой стране 90 процентов мусульман.

Павел Ходасевич: Вас не критиковали за то, что вы, возможно, противопоставляете ислам и христианство в этом фильме?

Сулев Кеэдус: Нет, я это и не делаю. Этот фильм не пропаганда, я просто хочу об этом говорить, надо, чтобы люди думали, что это за мир, что это за культура, очень древняя культура, очень сильная, очень чистая.

Павел Ходасевич: А как думаете, будет ли принята основной массой зрителей в Эстонии именно эта точка зрения?

Сулев Кеэдус: Нет, не уверен. Можно немножко толкнуть только человека, и это уже много.

Павел Ходасевич: Два других прибалтийских фильма - литовский "Анархия в Жирмунай" и латышский ''Танец втроем'' - никак не были отмечены жюри. Литовские молодые кинематографисты сняли фильм в духе, так называемой, ''новой драмы''. Юная, неиспорченная девушка приезжает из литовской провинции и попадает под влияние некоторой брутальной особы, проповедующей анархические идеи. Политикой дело не ограничивается и молодые дамы становится любовницами. Юную провинциалку не минуют проблемы, связанные с криминальными деньгами и, даже, оружием. Но, в конце концов, она вполне адаптируется к столичной жизни, и сама становится на путь террора. На обсуждении фильма выяснилось, что по замыслу авторов юная провинциалка является символом ни больше, ни меньше как самой Литвы, которая, по их мнению, сейчас находится в унизительном положении и подвергается насилию со стороны более сильных держав. А в латышской картине о традиционном любовном треугольнике, включающем на этот раз красавицу подпольщицу, немецкого офицера и одного из солдат корпуса генерала Яниса Курелиса, было столько высосанных из пальца сюжетных коллизий и нестыковок, что порой фильм напоминал наивные отечественные кинопленки 40-х годов о дураках фашистах и противостоящих им героях.
Азербайджан был представлен на ''Киношоке'' фильмом Мурада Ибрагимбекова ''И не было лучше брата'', по одноименному роману своего отца Максуда Ибрагимбекова.Фильм повествует о судьбе двух любящих друг друга братьев, между которыми постепенно возникает стена непонимания. Забавно, что на роли двух братьев-азербайджанцев режиссер пригласил россиянина литовского происхождения Сергея Пускепалиса и артиста Мастерской Петра Фоменко Евгения Цыганова. А на роль любимой двушки одного из них - красавицу грузинку Нино Нинидзе. Жюри фестиваля, видимо, пришлась по вкусу такая интернациональная команда, и оно вручило один из призов за лучшую мужскую роль Пускепалису, а юная грузинка была удостоена приза Лучший дебют.
Фильм режиссера Фархота Абдуллаева ''Презумпция согласия'', снятый российскими и таджикскими кинематографистами, поднимает очень серьезные нравственные проблемы ответственности человека перед обществом. Талантливый молодой актер Серпуховского драматического театра Рамиль Азимов тонко сыграл в этом фильме врача азербайджанца, приехавшего на работу в больницу одного из подмосковных городов и сталкивающегося не только с ксенофобскими настроениями местных жителей, но и с профессиональной непорядочностью своих коллег.
На ''Киношоке'' как всегда, наряду с основным конкурсом, проходило несколько других. Один из них - суперконкурс ''Неформат'' - выглядел на этот раз довольно странно. Организаторы решили, что в ознаменование юбилея фестиваля в нем должны принять участие фильмы, ставшие победителями конкурса ''Неформат'' в прежние годы. Таким образом в это беспрецедентное соревнование вступили лауреаты прошлых лет и, в результате, был назван, если можно так сказать, лучший из лучших, и им стал фильм Виктора Косаковского "Тише!", снятый в 2002 году. В традиционном короткометражном конкурсе ''Границы шока'' приняли участие, в основном, молодые кинематографисты. Говорит председатель жюри этого конкурса, известный театральный и кинорежиссер Владимир Мирзоев.

Владимир Мирзоев: Есть некая тематическая тенденция в документалистике, в игровом кино и в анимации, иногда осознанная, иногда неосознанная, иногда случайная, просто выхваченная из воздуха. Сформулировать эту тенденцию непросто, но я попытаюсь. Это явный конфликт между двумя пространствами - пространством прошлого и пространством будущего. Люди ощущают себя на каком-то перепутье между архаикой, модерном, между тем, что было когда-то, что было связано с их дедами, с их отцами, что было связано с Советским Союзом, мифология ли это советская, либо это какой-то традиционализм, который в семейном плане существует — по-разному. И модерн, который ощущается не обязательно как какая-то разноцветная реклама, когда я говорю про модерн, я имею в виду как бы вообще цивилизацию модерна, то есть цивилизацию, в который упор ставится на личность, на индивида, где личность самостоятельна, где личность самодостаточна, где ей позволено иметь свои суждения обо всем, где человек сам держит свою судьбу в руках. Не его семья, не его деды, отцы, а он сам, и он хочет ее держать в своей руке и идти туда, куда сегодня смотрят его глаза. Вот это, пожалуй, основная коллизия тематическая, которая очевидна чуть ли не во всех работах.

Павел Ходасевич: Но тематическая. А такая, чисто профессиональная?

Владимир Мирзоев: Если говорить о мастерстве, то можно сказать, что анимация почти вся очень мастерски сделанная. Не всегда блестящие истории, но мастерство безупречное. Но очень часто есть соединение смысла с формой в анимации, почти везде. Вот в документальном кино есть диспропорция определенная. Например, фильм "Миры Валентины Васильевны", документальная лента Ксандры Колесник, которая является блестящим антропологическим исследованием. Это великолепный совершенно фильм с точки зрения выбора персонажа. Валентина Васильна - православный сталинист, социальный работник. То есть там такие конфликтные элементы в этом персонаже, что недостаточное мастерство кинематографиста здесь полностью искупается сутью, содержанием. От этого невозможно оторвать глаз просто, при том, что снято это довольно неловко. Здесь диспропорция в эту сторону, иногда диспропорция в другую сторону. В игровом кино ты иногда видишь, что вроде и неплохая камера, и с точки зрения ремесленной все снято толково и смонтировано толково, а смысл микроскопический или настолько инфантильный, что о нем даже говорить не стоит всерьез, это тоже есть. Но я должен сказать, что литовский короткий метр игровой, режиссер Мариус Ивашкевичус, фильм называется ''Отче наш'', вот здесь - невероятная гармония сценария, кинематографического мастерства и содержания. Это в духе Пинтера сделано, это на грани между реальным и сюрреальным, между абсурдом и чуть ли не документальной историей. Это прямо по тонкой грани режиссер прошел, это сделано блестяще. То есть, есть работы, в которых все это сочетается. Но в игровом коротком метре очень много такого, что режиссер сочиняет какие-то конструкции, какие-то мелькают в его голове либо эффектные кадры, либо он придумывает какие-то положения.... Он не на жизнь смотрит, а в какое-то свое искусственное, условное пространство. И здесь можно рекомендовать только начинающим кинематографистам брать серьезную драматургию.

Марина Тимашева: Того, о чем говорил Владимир Мирзоев Павлу Ходасевичу, я могла бы пожелать не только молодым кинематографистам.
XS
SM
MD
LG