Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ульяновск - как добиться справедливости?




В минувший четверг в Ульяновске закончилась недельная голодовка родственников осужденных и подследственных. Участники акции протестовали против произвола следствия и требовали независимой проверки деятельности областного следственного управления, прокуратуры и суда. В пятницу 23 сентября в одном из скверов в центре Ульяновска был разбит палаточный лагерь. Голодовку начали пять человек, их поддержали семь подследственных, содержащихся в СИЗО. Участники акции настаивали на ее социальном характере, отказываясь общаться с представителями любых политических партий. У каждого из тех, кто голодал или поддерживал голодающих, своя история. Говорит Галина Глущенко – жена бывшего руководителя одного из районных управлений ГИБДД, майора Андрея Глущенко, которого обвиняют в получении взятки в размере 40 тысяч рублей.

Галина Глущенко: Ну, виноват, поймали – докажите. Но взятка в 40 тысяч рублей неинтересна, он будет дома, под подпиской, интереснее рейтинговая, «хорошая» четвертая часть. В Интернете призывы: «Обращайтесь, кто пострадал». Пошли оштрафованные, лишенные, «расксеноненные». В общем, стали на него навешивать гирлянду всякий вещей. Ни капли не спорю: человек должен отвечать за то, что он совершил, если у вас есть доказательства. Но это еще не все. Андрей Владимирович имеет ряд серьезных заболеваний, при которых он не может содержаться под стражей. Я предоставила в СИЗО все документы. В его камере сидело семь человек, все видели, какие у него приступы, какие рвоты. А когда приходит продление /меры пресечения/, УФСИН дает заключение – «абсолютно здоров»

Сергей Гогин: Наталья Путалова говорит, что ее сына Антона, сотрудника компании мобильной связи, подставили сотрудники наркоконтроля.

Наталья Путалова: Они спровоцировали Антона добыть эту траву для самих же себя. Они давали ему деньги, именно оперуполномоченный Золотавин. Он для него и доставал. У нас областная кассация, там все так хорошо расписано. Действительно, 36 звонков – родственникам столько не звонят, сколько он за это время позвонил. Вот две провокации, а на третью, когда он вообще отказался отвечать на звонки, они приехали к нему на работу, заломили руки, надели наручники, посадили в машину и жестоко избили: натянули шапку на голову, разбили бутылку о голову – у него четыре недели зрачков не было видно, кровавые глаза, все лицо - сплошной синяк. Подсунули ему гашишное масло ему в карман. Дело наше на особом контроле в Ульяновске, потому что дело слишком прозрачно.

Сергей Гогин: Среди участников акции есть родственники работников правоохранительных органов, осужденных или находящихся под следствием. Бывший сотрудник центра по борьбе с экстремизмом Виктор Хотинов обвиняется в превышении должностных полномочий, по его убеждению, неправомерно.

Виктор Хотинов: Реформа полицейская – она тут, конечно, повлияла: палочная система, борьба с коррупцией – она пошла немножко не в том направлении. Ну посадят сейчас лейтенанта, капитана, майора – и что, мы победили коррупцию в России? Если виноваты – должны сидеть. Но когда они выполняют свои обязанности, и их подгоняют под статью о превышении служебных полномочий…

Сергей Гогин: Прокуратура Ульяновской области и региональное следственное управление следственного комитета России в совместном заявлении расценили объявленную голодовку как способ давления на следствие и суд. Говорит старший помощник руководителя следственного управления Александр Галкин.

Александр Галкин: Ну вы же понимаете: эти люди заинтересованы в том, чтобы их родственников не привлекали к ответственности. Лично заинтересованы! Вот они всеми способами хотят воздействовать на правоохранительные органы, на суд. Если бы были нарушения, суд отреагировал бы, внес бы соответствующее представление, но этого нет.

Сергей Гогин: К ульяновским судьям у участников акции особые претензии. Говорит Галина Глущенко:

Галина Глущенко: У нас самая главная, высшая инстанция - это суд, только они могут остановить этот беспредел, потому что следователь даже особо не старается, он придумывает липу, и это проходит в судах, и люди получают очень большие сроки. А если бы суд их по ушам этими отказными, они бы побоялись. А если бы суды выдавали отказные постановления, следователи бы побоялись…

Сергей Гогин: Сын Марины Прониной Кирилл осужден на 6 лет за нанесение тяжких телесных повреждений. Женщина уверена в невиновности сына. О качестве правосудия она предлагает судить по такому факту: только на восьмой день судебного процесса судья случайно обнаружил, что на одного из подсудимых в деле нет обвинительного заключения. Вот мнение Прониной о работе судей:

Марина Пронина: Практически никаких вопросов они не задают, некоторые просто спят откровенно, прикрыв глаза и ни на что не реагируя. Такое ощущение, что им совершенно неинтересно.

Сергей Гогин: Правозащитник Игорь Корнилов в принципе против голодовок, но данная акция, по его словам, поможет обобщить жалобы родственников и выявить слабые места в федеральном законодательстве.

Игорь Корнилов: Они видны уже, эти проколы. Допустим, совершенно непонятно, почему следователи ограничивают право людей, которые находятся в тюрьме, на получение квалифицированной врачебной помощи. Жена майора Глущенко говорила, что ему было отказано в получении помощи кардиолога. Мы опять ходим на грани очередного дела Магницкого. Наиболее вопиющие здесь несколько дел. Во-первых, это дела по молодым людям, осужденным за наркотики. Надо отличать коноплю, имеющую наркотический эффект, от конопли сельскохозяйственного назначения. У нас в основном произрастает конопля сельскохозяйственного назначения. Но за нее дают срока как за настоящую. Сажают детей, при том что она у нас растет на каждом углу.

Сергей Гогин: В выходные число голодающих выросло до 12, к среде семеро человек вышли из голодовки по состоянию здоровья и другим причинам. Вот что сказала за день до завершения голодовки ее организатор и участник Марина Савина:

Марина Савина (за день до окончания голодвки): На данный момент осталось пять человек. Состояние здоровья ухудшилось. К нам приезжала «скорая», брали анализ крови, сахар у всех низкий. Сколько мы еще продержимся, мы не знаем, - насколько организма хватит. Но мы будем сидеть до последнего. Мы хотим независимую проверку по сфальсифицированным делам, по следственному комитету, по прокуратуре.

Сергей Гогин: В качестве промежуточной меры участники акции предложили региональному совету безопасности создать постоянную комиссию из адвокатов, бывших следователей и прокуроров, которая могла бы рецензировать уголовные дела. Собвез на это не пошел, и такую комиссию решено сознать при региональной общественной палате. Из-за холода и сырости, а также из опасений за здоровье людей голодовка была прекращена. Но если в течение недели власть не сделает никаких встречных шагов, голодовка, по словам Марины Савиной, возобновится.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG