Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американское государство и передовые технологии


Кирилл Кобрин: Еще одна международная тема. Речь пойдет о скандале, который разворачивается прямо сейчас в американской политике, только, в отличие от Франции, речь идет не о сексе, а о бессмысленно потраченных бюджетных деньгах, причем, вроде бы, на очень нужное и даже благородное дело. Речь идет о банкротстве компании «Солиндра Инкорпорейтед», которая усилиями демократической администрации получила гигантский государственный кредит. Рассказывает наш вашингтонский корреспондент Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: В мае прошлого года президент Обама выбрал для одной из своих программных речей по экономике предприятие компании «Солиндра Инкорпорейтед» в городе Фремонт в Калифорнии. Компания стала для него образцом и примером экономической политики, основанной на инвестициях в инновационные технологии, в данном случае – в экологически чистую («зеленую», как говорят в Америке) энергетику. Барак Обама известен как энтузиаст перехода с углеводородов на энергию солнца и ветра.

Барак Обама: Меньше года назад мы стояли на этом самом месте, и это было голое место. Но благодаря антикризисному закону эта компания получила кредит на расширение своей деятельности. Этот новый завод – следствие кредита. С момента запуска проекта прошлой осенью компания наняла три тысячи рабочих для строительства этого завода. По всей стране рабочие 22 штатов производят сырье и материалы для этого проекта. В дюжине штатов рабочие делают оборудование, которое будет установлено на этом новом предприятии. Когда через несколько месяцев сооружение завода будет закончено, Солиндра наймет тысячу рабочих для производства солнечных батарей и будет продавать их по всей Америке и всему миру.

Владимир Абаринов: Проблема с солнечной энергией заключается в ее дороговизне. Солнечные батареи за крыше частного дома окупаются за 30 лет, но к этому времени приходят в негодность, и хозяину надо покупать новые. Компания Солиндра разработала новый вид панелей –трубчатых, которые способны поглощать солнечную энергию со всех сторон и потому могут быть установлены на плоской крыше, а не обязательно под углом. Компания обещала, что эти новшества удешевят солнечную энергию. Президент Обама нарисовал радужные перспективы.

Барак Обама: До антикризисного закона мы имели возможность производить пять процентов мирового объема солнечных батарей. В течение нескольких следующих лет мы удвоим свою долю до 10 процентов и более. Здесь, на этом предприятии, Солиндра будет производить ежегодно количество солнечных батарей, достаточных для производства 500 мегаватт электроэнергии. А в течение всего времени существования этого завода он заменит восемь угольных электростанций.

Владимир Абаринов: Однако недавно эйфории пришел конец. «Солиндра» обанкротилась. Кредит под гарантии федерального правительства истрачен впустую. В Вашингтоне заговорили о мошенничестве – будто бы должностные лица, отвечавшие за выделение кредита, знали о сомнительном финансовом положении компании. Комитет нижней палаты по энергетике и торговле призвал к ответу чиновников администрации. Председательствующий республиканец Клифф Стернс в своем вступительном слове изложил суть дела.

Клифф Стернс: Администрация Обамы настойчиво навязывала свой план «чистой энергетики» в качестве спасения нашей спотыкающейся экономики. “Солиндра” стала получателем первого кредита, выданного за счет средств антикризисной программы. Должностные лица администрации превратили компанию в блистательный пример того, как антикризисная программа создает рабочие места и оживляет экономику. Однако спустя всего два года после получение этого полумиллиардного гарантированного кредита “Солиндра” закрыла свои двери, уволила более тысячи работников и объявила о своем банкротстве. На прошлой неделе агенты ФБР провели обыск в ее помещениях.

Владимир Абаринов: Стернс дал понять, что не исключает сговора чиновников с бизнесменами.

Клифф Стернс: Один из наших сегодняшних свидетелей, г-н Силвер, пытается утверждать в своих письменных показаниях, что администрация Буша несет равную ответственность за выделение кредита Солиндре и что вопрос был уже решен в тот момент, когда президент Обама вступил в должность. В действительности 9 января 2009 года – в последний день полномочий администрации Буша – кредитный комитет министерства энергетики проголосовал против гарантий компании “Солиндра”, заявив, что такое решение было бы преждевременным и что финансовое обеспечение кредита вызывает вопросы. Только после того, как контроль перешел к администрации Обамы, и был принят закон об антикризисных мерах, сделку с Солиндрой удалось протолкнуть.

Владимир Абаринов: Председатель комитета Фред Аптон тоже подозревает, что беспечность финансистов правительства неслучайна.

Фред Аптон: Наше расследование ставит ряд вопросов о том, сделала ли администрация все возможное, чтобы сберечь деньги налогоплательщиков. Почему администрация полагала, что ставка на Солиндру – удачная ставка? Почему администрация провела в этом году реструктуризацию гарантий в отношении Солиндры, хотя в правительстве уже раздавались голоса, выражавшие серьезные сомнения в жизнеспособности компании?

Владимир Абаринов: Директор кредитного управления Министерства энергетики США Джонатан Силвер в своих показаниях утверждал, что кредитование чистой энергетики – это политически правильный и экономически оправданный курс.

Джонатан Силвер: Вопрос заключается в том, готовы ли мы принять этот вызов или мы просто отказываемся от лидерства в этой жизненно важной отрасли в пользу других стран и наблюдаем за тем, как десятки тысяч рабочих мест создаются за океаном. Администрация уверена в том, что мы должны участвовать в этой битве и выиграть ее.

Владимир Абаринов: В заключение слушания республиканец Майк Помпео отчитал свидетелей за безответственность.

Майк Помпео: Я не слышал, чтобы хоть кто-то встал и взял на себя ответственность хоть за один потраченный доллар налогоплательщиков. Мы спрашивали, кто принимал решения. Мы спрашивали, кто отвечал за эти решения, и вы оба указывали здесь на других.

Владимир Абаринов: Спустя несколько дней перед законодателями предстали руководители компании “Солиндра” – ее президент и генеральный директор Брайан Гаррисон и вице-президент и финансовый директор Даблъю-Джи Стовер. Предваряя слушание, Клифф Стернс напомнил одному из свидетелей, что за месяц до банкротства он убеждал членов комитета, что дела в компании обстоят как нельзя лучше.

Клифф Стернс: Всего два месяца назад генеральный директор Солиндры Брайан Гаррисон встречался со мной в помещении комитета. Он посмотрел мне в глаза и заверил меся, что дела идут просто прекрасно, и компания вот-вот начнет получать прибыль. Г-н Гаррисон сказал мне и других членам комитета, что “Солиндра” оправдывает все вложенные в нее средства и выполняет намеченный план, и что она ожидает, что в 2011 году ее прибыль почти удвоится.

Владимир Абаринов: Фред Аптон назвал исчезновение кредита ограблением века.

Фред Аптон: В 1963 году в Англии произошло великое ограбление поезда. Думаю, в то время это был крупнейший в истории грабеж, и благодаря ловкости преступников легенда о нем жива по сей день. Захвачено было более двух с половиной миллионов фунтов стерлингов. И вот теперь у нас наше собственное, современное великое ограбление.

Владимир Абаринов: Слово берет демократ Генри Воксман. Он пытается, что называется, перевести стрелки. По его версии, в лице Солиндры республиканцы атакуют всю энергетическую политику Барака Обамы, его курс на «чистую энергетику», потому что отрицают научно доказанный факт глобального потепления и хотят скомпрометировать антикризисный план президента.

Генри Воксман: Сегодня республиканцы в Конгрессе пляшут на могиле Солинтры. Риск – это неизбежный элемент кредитной гарантии. Он обязательно имеет место, когда осуществляется программа запуска новой технологии. В противном случае правительство должно попросту отказаться от той важной роли, которую оно играет в поддержке развития новых технологий. Мы должны взглянуть в лицо реальности и перестать отрицать научные данные. Изменение климата – это реальность, и оно является следствием деятельности человека. Только в прошлом году экстремальные погодные условия стали причиной рекордных наводнений, засухи и пожаров, которые превратили значительную часть территории нашей страны в зоны бедствия. Будущее будет принадлежать странам, признающим реальность и вкладывающим средства в чистую энергетику.

Владимир Абаринов: Но председатель комитета Фред Аптон отклоняет такую интерпретацию расследования.

Фред Аптон: Это не дискуссия о благах чистой энергетики. Это расследование беззаботной растраты денег налогоплательщиков на компанию, о которой было известно, что она представляет серьезный риск еще до того, как на нее ушел хотя бы грош.

Владимир Абаринов: После приведения свидетелей к присяге законодатели переходят к вопросам. И сразу же выясняется: те, кто только что поклялся говорить правду и ничего кроме правды, не собираются говорить вообще – они ссылаются на свое конституционное право не давать показаний против самих себя, гарантированное Пятой поправкой к Конституции. Конгрессмен Джо Бартон задает, казалось бы, риторический вопрос – но и на него получает отказ вместо ответа.

Джо Бартон: Я хочу спросить г-на Гаррисона: считает ли он, что американский народ, вложивший в проект полмиллиарда своих денег, заслуживает того, чтобы знать, куда делись эти деньги?

Брайан Гаррисон: По совету своего адвоката я прибегаю к праву. предоставленному мне Пятой поправкой к Конституции и почтительно отказываюсь отвечать на какие бы то ни было вопросы.

Джо Бартон: Я хочу задать тот же вопрос г-ну Стоверу.

Джи Стовер: По совету своего адвоката я прибегаю к праву, предоставленному мне Пятой поправкой к Конституции и почтительно отказываюсь отвечать на какие бы то ни было вопросы.

Джо Бартон: Я не понимаю, что может быть инкриминирующего в ответе на вопрос, заслуживает ли американский народ того, чтобы узнать, что произошло с его деньгами, но, впрочем, я не адвокат.

Владимир Абаринов: Республиканка Марша Блэкбёрн делает новую попытку – ровно с тем же результатом.

Марша Блэкберн: А перед тем, как объявить о банкротстве, вы выплачивали бонусы вашим старшим менеджерам, руководству или членам совета директоров и обсуждался ли этот вопрос за заседаниях совета?

Брайан Гаррисон: По совету своего адвоката я прибегаю к праву. предоставленному мне Пятой поправкой к Конституции и почтительно отказываюсь отвечать на какие бы то ни было вопросы.

Владимир Абаринов: Слово получает конгрессмен Воксман. С его точки зрения, коллеги-республиканцы недопустимо агрессивно, продолжать слушание нет смысла.

Генри Воксман: Председателю достаточно нескольких вопросов, чтобы убедиться, прибегнет ли свидетель к Пятой поправке. Вместо этого мы слышим череду вопросов, рассчитанных, похоже, на внешний эффект, а не на установление ясного намерения свидетелей воспользоваться своим конституционным правом. Я полагаю, со стороны членов комитета недостойно и неприлично задавать вопросы, на которые, как им известно, ответа не будет. Если они воспользовались Пятой поправкой, мы ничего не можем поделать.

Владимир Абаринов: Но члены комитета хотят, чтобы их вопросы попали в протокол и заставляют свидетелей снова и снова произносить по бумажке магическую формулу, всякий раз все более уныло. В общей сложности они повторили заклинание не менее 12 раз. После чего председательствующий сжалился и закрыл заседание, пообещав докопаться до правды.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG