Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Востоковед Вера Тольц – о влиянии ученых на советскую власть


Вера Тольц пишет о том, что большевики сохраняли границы империи, удовлетворяя потребности национальных движений.

Вера Тольц пишет о том, что большевики сохраняли границы империи, удовлетворяя потребности национальных движений.

В Великобритании вышла книга профессора Манчестерского университета Веры Тольц под названием "Собственный Восток России", подзаголовок "Политика идентичности и востоковедение в поздней империи и в советский период". Как явствует из названия, исследование посвящено роли русской востоковедческой школы, сгруппировавшейся вокруг барона Розена в Петербургском университете, в формировании национальной политики как перед 1917 годом, так и после.

Особое внимание Вера Тольц уделяет намерениям русских востоковедов сформулировать собственный, отличный от английского, французского или немецкого, подход, избежать колониального высокомерия в отношении восточных народов и культур, используя в своей работе так называемые национальные кадры. Усилия таких ученых как академик Ольденбург, князь Щербатской и другие, считает Вера Тольц, наложили отпечаток на национальную политику первого десятилетия Советской власти.

– Одна из главных причин расцвета российского востоковедения именно с 1880-х – 90-х годов XIX века и до конца ХХ века связан с общеевропейским процессом, который я в своей книге называю вторым восточным Ренессансом. Первый был в конце XVIII века в Европе. В России второй восточный Ренессанс очень подстегивал изучение восточных культур. Школа Виктора Романовича Розена, о которой я пишу в своей книге, ее члены поставили своей задачей создание того, что они называли специфически русским востоковедением. Используя общие европейские тогда научные методы, попытаться определить свои собственные темы и, может быть, свои собственные подходы. Россия имеет преимущество, потому что в Российской империи, в одном государстве, вместе с европейскими учеными живут представители этих восточных культур.

– Cогласно вашему исследованию, эти национальные кадры, призванные в востоковедение еще до революции, во многом определили не только само это востоковедение, но и раннюю национальную политику Советской власти, по крайней мере, до сталинских 1930-х. Но не преувеличиваете ли вы это влияние? Ведь большевики и без того были, во-первых, интернационалистами, и не только по своим заявлениям, но и по сути своей, во-вторых, согласно Ленину, сторонниками идеи национального самоопределения.

– Востоковедение без помощи бурятских лам и изучение Кавказа без помощи представителей местных сообществ были бы невозможны. Что касается национальной политики Советской власти, в 1920-е годы большевики проводили действительно совершенно новаторскую, где-то удивительную политику. Они постарались создать государство на территории распавшейся Российской империи при помощи удовлетворения потребностей не русских национальных движений. Ученые до недавнего времени считали, что большевики сами придумали целиком эту новаторскую политику.

В своей книге я стараюсь показать, что несмотря на новаторство политики, сами идеи сохранения многонационального государства на территории Российской империи при помощи не подавления, не русификации, а при помощи удовлетворения, по крайней мере, культурных потребностей национальных движений, были сформулированы еще в первые десятилетия ХХ века, до революции.

В формулировке этих идей представители национальных кадров, которые приехали учиться в Санкт-петербургский университет и в другие вузы, играли очень большую роль. До того как Сталин консолидировал свою власть, большевики только медленно устанавливали свой контроль над всей территорией Советского Союза. В 1920-е годы еще где-то этот контроль на местах был довольно слабый.

Большинство "национальных кадров", приехавших в первое десятилетие ХХ века в Петербург, в 1917-1919 годах стали комиссарами в национальных республиках и автономиях. Они старались при отсутствии ежедневного контроля проводить политику и реализовывать идеи, которые сформулировали еще до революции, в последнее десятилетие имперского периода. Представители национальных кадров (и буддисты, и мусульмане) были религиозные люди. При отсутствии жесткого большевистского контроля они очень поддерживали местные религиозные движения и религиозные институты. В этой поддержке им оказывали очень большую помощь востоковеды из школы Розена, которыми я занимаюсь. Во многом аресты, которые последовали в 30-е годы, были связаны с пропагандой религии на местах, которые еще в 20-е годы проводила те персонажи, которых я описываю в книге.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG