Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нобелевская премия как секреты выбора


Лауреаты Нобелевской премии в области медицины и физиологии (слева направо): Брюс Бойтлер, Жюль Хоффман и Ральф Стайнман

Лауреаты Нобелевской премии в области медицины и физиологии (слева направо): Брюс Бойтлер, Жюль Хоффман и Ральф Стайнман

3 октября Нобелевский комитет объявил имена лауреатов премии 2011 года по физиологии и медицине. Ими стали американский ученый Брюс Бойтлер, родившийся в Люксембурге исследователь Жюль Хоффман – за открытия в области активации врожденного иммунитета, а также Ральф Стайнман из Канады – за открытие дендритных клеток и исследование их роли в адаптивном иммунитете.

Во второй половине дня по европейскому времени американский Университет Рокфеллера, в котором работал Ральф Стайнман, заявил, что ученый скончался 30 сентября в возрасте 68 лет от рака поджелудочной железы, борьбе с которым, в частности, была посвящена его исследовательская деятельность. Согласно же регламенту Нобелевского комитета, премия не присуждается посмертно, но, насколько можно судить, на сей раз произойдет некоторое отступление от правил. Уже известно, что никому другому - кроме уже названных лауреатов - премия по медицине и физиологии в этом году не достанется: представитель комитета заявил, что принятое решение пересмотрено не будет.

Продолжается активное обсуждение имен вероятных претендентов на самую престижную награду мира в научных номинациях. Традицию "нобелевского букмекерства" вот уже более двух десятков лет продолжает агентство Thomson Reuters, ежегодно представляющее список потенциальных лауреатов Нобелевских премий по физиологии и медицине, физике, химии, а также премии Шведского государственного банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля. Кандидаты определяются по цитируемости и количеству печатных работ в изданиях с высоким импакт-фактором – показателем авторитетности научного журнала, а также с учетом областей науки, которые могут заслужить специальное одобрение Нобелевского комитета.

Премию по физике, согласно прогнозу агентства, могут получить Ален Аспе, Джон Клаузер, Антон Цайлингер за тесты по нарушению неравенств Белла и работы по квантовой запутанности, Эли Яблонович и Саджив Джон за открытие и изучение фотонных кристаллов, а также Хидео Оно за работы по ферромагнетизму и разбавленным магнитным полупроводникам.

В числе возможных лауреатов премии по химии Thomson Reuters называет Мартина Карплюса (за его работы по моделированию динамики биополимеров), а также Фрица Фегтле, Дональда Томалиа и Жана Фрехе (за создание древообразных полимерных молекул дендримеров). Кроме того, Нобелевскую премию могут присудить Аллену Барду за разработку и применение технологии сканирующей электрохимической микроскопии.

И, наконец, Нобелевской премии по экономике в 2011 году могут быть удостоены создатели эконометрических тестов Джерри Хаусман и Хэлберт Уайт-младший, Дуглас Даймонд – за анализ финансового посредничества и мониторинга, а также Энн Крюгер и Гордон Таллок - за описание рентоориентированного поведения и его возможных последствий.

Отбором потенциальных победителей в агентстве Thomson Reuters занимается аналитик Дэвид Пендлбери. С 1989 года он отбирает кандидатов, достойных, по его мнению, получить Нобелевскую премию в области физиологии и медицины, а с 2002 года дает прогнозы и в остальных номинациях. Предсказания Пендлбери сбываются весьма часто – так, например, в 2008 году он угадал лауреатов сразу в трех категориях, а также предсказал Нобелевскую премию по физике открывателям графена Андрею Гейму и Константину Новосёлову, получившим ее в 2010 году.

О процедуре присуждения Нобелевских премий в разных областях науки и шансах предугадать, кто станет лауреатом самой престижной в мире награды, по просьбе Радио Свобода рассказывает научный редактор журнала "Вокруг света" Александр Сергеев:

– Принцип работы Нобелевского комитета такой: как только присуждаются премии одного года, комитет начинает работать над следующим. Для этого ведущим ученым соответствующих направлений рассылаются специальные опросники, в которых они могут дать свои предложения относительно потенциальных лауреатов Нобелевской премии следующего года. Затем Нобелевский комитет собирает все эти предложения и определенным образом их фильтрует, потому что кандидат на Нобелевскую премию должен быть, во-первых, живым и, во-вторых, не должно быть никаких вопросов относительно его авторства за работу, достойную Нобелевской премии. Есть еще какие-то внутренние принципы, но они не разглашаются.

Существует определенная тенденция: новые Нобелевские лауреаты, как правило, появляются примерно из одних и тех же мест, потому что ученые чаще всего рекомендуют кого-то из своего круга. Поэтому вполне закономерно то, что американцы довольно часто получают Нобелевские премии – у них много Нобелевских лауреатов и они чаще все-таки рекомендуют американцев. Тут нет никакого заговора – это вполне естественно.

– Означает ли это, что карта лауреатов Нобелевской премии не вполне отражает карту научного развития мира?

– Сложно сказать. Вот получили в прошлом году премию по физике Гейм и Новоселов – и сразу же появился огромный интерес к центру исследований в Великобритании, хотя подобные изыскания в этой области ведутся много где. Действительно, какие-то вещи остаются в тени, потому что мало кто будет выдвигать даже выдающихся ученых из развивающихся стран. Правда, такие ученые через некоторое время чаще всего перебираются в развитые страны. Нобелевская премия – штука очень долгосрочная, чтобы получить Нобелевскую премию, как минимум, надо быть долгожителем. Виталий Лазаревич Гинзбург, один из российских лауреатов Нобелевской премии, получил ее спустя 53 года после выполнения исследовательской работы, за которую награда присуждена.

– Можно ли сказать, что Нобелевская премия крайне консервативна? Или все-таки наблюдается некий налет авангардных тенденций?

– Я бы сказал, что в области физики нобелевка – самая консервативная премия. Может быть, это связано с тем, что физика очень быстро развивалась в ХХ веке – сейчас, пожалуй, развитие этой науки даже идет медленнее, чем полвека назад. Нобелевский комитет последние лет 20 занимается тем, что добирает материалы середины или второй половины прошлого века – отбирает тех, кого недоучли, что называется, не вознаградили. Может быть, эта ситуация будет меняться в ближайшее время, потому что многие отмечают консервативность этой сферы. Но принцип Нобелевской премии по-прежнему остается неизменным: она дается за достижения, которые не вызывают сомнений. Альберт Эйнштейн в 1921 году получил Нобелевскую премию, но не за теорию относительности, в которой тогджа еще были сомнения, а за теорию фотоэффекта.

– Присуждение каждой Нобелевской премии для широкой публики – это своего рода игра на тотализаторе. Некоторые околонаучные круги пытаются предсказать, за какие достижения она будет присуждена. Это бессмысленное гадание, или можно проанализировать и как-то определить будущих лауреатов?

– Определенные возможности для этого существуют. Обычно утечек не бывает, кроме того, что в частной беседе кто-то может рассказать о своих предпочтениях, изложенных в рекомендательном листе. Для обоснования какой-то статистики, можно проверить индексы цитируемости фамилий ученых за последние 5-10 лет и определить лидера среди них. Как правило, те, на кого больше всего ссылаются – это первые кандидаты на Нобелевскую премию. Можно посмотреть статистику по странам – она довольно выразительная, если брать, скажем, премию по экономике: за последние 20 лет не было ни одной премии, в которой не было бы ученого из США. Понятно, что эта тенденция и в дальнейшем будет прослеживаться.

Кстати, экономическая премия как раз выглядит менее консервативной, чем премия в области естественных наук. И это понятно, потому что экономика наполовину социальная наука – по-моему, единственная из всех, имеющая одно уникальное свойство: сам факт познания в экономике может изменить объект исследования. Например, как только вы понимаете принцип, по которому люди играют на бирже, вы начинаете это учитывать. Об этом узнают другие люди и тоже начинают это учитывать, начинают по-другому играть. И в этом смысле экономисты всегда стараются немножко забежать вперед.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG