Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Подводя итог летнему сезону Голливуда, критики выделили популярный фильм ''Восстание планеты обезьян''. Дело не только в уже привычных достижениях умопомрачительной кинотехники. Важнее, что в стране, где теория эволюции по-прежнему вызывает горячие споры (особенно в преддверии президентской кампании) этот фильм сумел поставить острые вопросы, далеко выходящие за пределы стандартной фабулы боевика.
Об этом мы беседуем сегодня с Владимиром Гандельсманом.

Владимир Гандельсман: Саша, хотя тему сегодняшнего разговора нам задал голливудский фильм ''Восстание планеты обезьян'' , начну я издалека. С естественного отбора. Представим себе популяцию морских птиц, они разных тонов, от светлого до темного. По мере увеличения популяции некоторые птицы колонизируют соседний остров, который темного тона. Это значит, что белые и светло-серые птицы хорошо заметны хищникам и будут истреблены. Порода темных птиц развивается, светлые гибнут. Подобный процесс происходит и на соседнем острове, на светлом. Там все будет наоборот - выживет светлый вид. Таким образом, за счет естественного отбора из первоначальной популяции развиваются две породы птиц. Их можно рассматривать как новые виды. Вы понимаете, что я хочу сказать?

Александр Генис: По-видимому, что в результате естественного отбора вид обедняется, так?

Владимир Гандельсман: Да, вы совершенно правы. Эволюционисты утверждают, что эволюция происходит за счет процесса такого типа. Что произошло? Естественный отбор привел к тому, что генофонд стал беднее. Теперь в нем меньше форм генов, а не больше, чего требует эволюция (так как в случае, если популяция не приобретает новых генов, она никогда не может стать более сложной). Поскольку новая популяция темных птиц генетически беднее, она более склонна к вымиранию. Например, посветление этого острова будет способствовать истреблению этой породы… Вопрос: что будет, если такой процесс пойдет в крупных масштабах?

Александр Генис: Произойдет вымирание многих видов.

Владимир Гандельсман: Но именно это и демонстрирует история. То есть, естественный отбор определяет тенденцию в направлении генетической смерти, а не к развитию новых видов. И это есть опровержение эволюционистской теории, по которой амёбы, ну, хорошо, обезьяны, из которых все мы эволюционировали (по Дарвину), должны были обладать бесконечно более богатым и разнообразным генофондом, чем наш. Это смехотворно!

Александр Генис: Не хотите ли вы сказать, что не столько мы эволюционировали из обезьян, сколько обезьяны из нас?

Владимир Гандельсман: Некоторые ученые (я подчеркиваю, что это ученые, а не богословы) считают, что Бог сотворил нас с намного большими потенциальными возможностями, чем требовалось вначале. Адам, по-видимому, обладал генетическим потенциалом, достаточным для всех живущих теперь на земле человеческих рас. А теперь самое время перейти к фильму ''Восстание планеты обезьян''. О чем это кино?

Александр Генис: Да, я думаю, что не все наши слушатели успели посмотреть этот фильм.

Владимир Гандельсман: Действие происходит в Сан-Франциско. Молодой учёный Уилл Родман в ходе поиска эффективного лекарства от болезни Альцгеймера, проводит генетические эксперименты над обезьянами. Но одна из подопытных шимпанзе, по имени Ясноглазка, становится агрессивной, выходит из под контроля и крушит лабораторию. Её убивают, а после этого случая начальство принимает решение приостановить эксперимент и усыпить всех обезьян. Но выясняется, что у Ясноглазки остался детеныш, у которого оказываются удивительные способности. Из этого ученый понимает, что лекарство, которое вводили его матери, повлияло и на ребенка. Ученый решает оставить шимпанзе, которого называет Цезарем. Он также делает отчаянный шаг и крадет из лаборатории лекарство, которое даёт своему отцу Чарльзу, больному синдромом Альцгеймера. Но одно и то же лекарство убивает человека и необыкновенно воздействует на обезьян, которые, по сути, осваивают человеческую речь, а затем поднимают восстание, потому что не хотят быть подопытными и т.д. При этом опаснейший для человечества вирус начинает распространяться и грозит уничтожить людей.

Александр Генис: Мне это напоминает одну пьесу под названием ''Горе от ума''.

Владимир Гандельсман: Именно это с людьми и происходит. Я бы сказал, что происходит не естественный отбор, а противоестественный. Режиссер Руперт Уайатт в интервью говорит: ''В нашем фильме речь идет в основном о надменности и высокомерии человека в том состоянии мира, где мы находимся сейчас''.

Александр Генис: Все же не будем забывать, что это очередная голливудская сказка. Сколько уже было фильмов про то, как обезьяны начинают господствовать над людьми.

Владимир Гандельсман: Я не могу защищать стандартную голливудскую продукцию, в частности, художественный уровень этого фильма, но идея, по-моему, вполне актуальная. Ученые предупреждают, что после генетических изменений обезьяны могут поумнеть до уровня человека. Свидетельство обезьяньего разума получили мощный импульс в 60-х годах, в Танзания, когда ученые наблюдал, как шимпанзе использовал ветку для "рыбалки" на муравьев – это было первое документальное подтверждение изготовления и использования дикими шимпанзе инструментов. До тех пор, инструментализм считался однозначно способностью человека. С тех пор ученые обнаружили, что наши ближайшие родственники могут использовать язык жестов, охотиться с копьями их собственного изготовления, и даже проходить базовые тесты на память, наряду с другими навыками. Исследователи из Института изучения приматов в Японии выяснили, что молодые шимпанзе в двух тестах на кратковременную память показали вполне человеческий результат. Это ставит под сомнение веру многих людей, в том числе ряда ученых, что "люди превосходят шимпанзе во всех познавательных функциях".

Александр Генис: И не уступают нам в агрессии. Недавно ученые документально подтвердили слухи о том, что шимпанзе ведут настоящие войны, во время которых молодые самцы со страшной жестокостью защищают свою территорию и кастрируют соперников. На это у них ума хватает. Кстати, к чести Дарвина надо сказать, что он во многом сомневался, а именно: сомневался в том, может ли разум человека, происшедшего, как он полагал, от низшего животного, внушать доверие, если этот разум вовлекает нас в такие тяжелые испытания.

Владимир Гандельсман: Дело в том, что вера в то, что человечество может быть организовано методологическим и научным способом, - это как раз то, где начинается ошибка. Многих разумных людей беспокоит и пугает то, что современная наука имеет тенденцию превратиться в новую религию. Когда-то она была очень прогрессивной. Теперь же стала опасной - ибо доминирующей - силой. Если человек - только продукт эволюции и случайного соединения молекул, а вселенная управляется случаем, тогда во всем мироздании нет никакой цели и человеческая жизнь не имеет никакой ценности. В этом смертельная опасность, о которой многие ученые сделали серьезные предупреждения. И об этом фильм ''Восстание планеты обезьян'', о том, что безоглядная вера в науку ведет к саморазрушению и гибели человека. Знаете, есть такая шутка, к которой следует отнестись со всей серьезностью: ''Нет предела моему совершенству'', - думала обезьяна, глядя на человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG