Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Это просто цирк какой-то.

Десяток «акробатов» на разноуровневых брусьях делают сальто, пытаясь не свернуть шею. Но здесь хуже не позвонки себе сломать, а лишиться репутации.

Они умудрились за неделю суда наговорить вагон и три тележки невразумительных, противоречивых свидетельств из жизни мировой звезды. Нам показали реконструкцию тела после «фантастической» по профессиональным качествам работы кардиолога. Просто тело на каталке.

Нам дали прослушать голос из небытия, человека, говорящего явно под воздействием сильнейших медицинских препаратов. Сознание ясное, язык запутался в трёх соснах. И никто не дал ответа, какого чёрта этот чувак записывал себе на телефон речь пациента. Так чего они там намололи?

15-20 минут в одном пространстве, а как будто они говорят о событиях на разных полюсах планеты. Нам сообщают, что пару дней назад он еле ходил, ел и говорил, а сегодня был весь такой активный, воодушевлённый, нацеленный на успех.

Пациент то лежал на кровати, то лежал на полу, то его переносили на пол. Врач то прятал медикаменты в сумку, то не прятал, то была капельница, то не была. Кардиолог со стажем, делающий массаж сердца пациенту, лежащему на мягкой кровати, - это из области: ваш кардиолог на самом деле дровосек, оказавшийся не в том лесу, не у того кедра.

А этот милый диалог между одним из свидетелей обвинения и кем-то из службы 911:

911: Okay, how old is he?
Хорошо, сколько ему лет?
Alvarez: He's uh, 50 years old, sir.
Ему э, 50 лет, сэр.
911: 50? Okay, he's unconscious, he's not breathing?
50? Хорошо, он без сознания, и он не дышит?
Alvarez: Yes, he's not breathing, sir.
Да, он не дышит.
911: And he's not conscious either.
И он без сознания сейчас?
Alvarez: No he's not conscious, sir
Да, он без сознания, сэр.

Т.е. предполагается, что можно не дышать, но быть в сознании. Такой нырок в глубины океана. Мало ли…

На вопросы представителей «скорой помощи» о приёме пациентом лекарств, лечащий врач, уходящий временно в амнезию, потом вдруг выходящий из неё со священным словом лоразепан. И только. Но так до самого упора не выковырявший из своего кардиологического мозга всю «лечебную» комбинацию, ставшую известной уже патологоанатому: диазепам («Валиум»), лоразепам («Ативан»), мидазолам («Версед»), пропофол («Диприван»).

Человек, которого знают во всех уголках земного шара, отдававший миллионы долларов на благотворительность, оказался в окружении никчемных, профессионально бездарных и, как показывает суд, весьма трусливых… как их там? Охранники, водители, продюсеры, менеджеры, логистики (ммммм), врачи, парамедики (или пожарные, чёрт их разберёт), повара… Даже не хочется называть фамилии всего этого сонмища пригревшихся в лучах славы одного человека, которых в течение какого-то часа охватила повальная паника. Некоторые на суде плачут, у иных дрожит голос, один чувак обратился к судье «мэм», но потом осознал – «сэр».

Каждый из них сейчас защищает свой шкурный интерес. А проще говоря, своё имя. И не перед судом. Каждый из них знает, кто замер в окопе на эти долгожданные с июня 2009 года 4-6 недель, пока должно совершиться правосудие. Там окопалась многомиллионная армия алчущих справедливости нас. Фанатов Майкла Джексона. Мы следим за каждым словом, сказанным на суде по делу лечащего врача доктора Конрада Мюррея (в русской фанатской интерпретации доктор Кондратий). И мы уже обратили внимание, что только за прошедшую неделю процесса, нам были представлены по меньшей мере три документа с оригинальным написанием имени Джексона: Micheal. Там ещё кроме всего прочего повальная неграмотность.

Нам не смогут навязать историю про наркотического плохиша Майкла. Мы эту песню слышим уже на протяжении почти 20 лет. Даже аудиоплёнка (нам так и не сказали, для какой всемирной истории доктор записывал голос певца, находящегося под воздействием болеутоляющих препаратов), продемонстрированная на первом судебном заседании показала, что оклеветанный в начале 90-х, в середине нулевых, «побитый» СМИ Джексон, аки заведенный ядерный зайчик, молотящий в свой барабанчик, талдычил о том, что хочет открыть детскую больницу. Защита Мюррея, которая пытается нам доказать, что пациент был зависим от медицинских препаратов, не понимает, что это не новость.

Но мы ждём ответа на два простых вопроса. Зачем кардиолог закупил чемоданами пропофол и привёз его в дом Джексона, где вместе с отцом проживали трое маленьких детей певца? И что делал врач, напичкав винегретом из лекарств пациента, в минуты, когда он перестал дышать? Курил бамбук на толчке и болтал по телефону? Это чтобы потом нам с дрожью в голосе сообщить, что Джексон, стоило мне отвернуться, встал и накатил на грудь стакан пропофола, как я водки в минуты душевного дискомфорта.

Всё отдала бы за эту картину маслом.

Приехавшие парамедики увидели тело пациента с открытым ртом, открытыми, сухими глазами, с расширившимися зрачками, без признаков жизни, без дыхания. В 12.57 они «предварительно» констатировали смерть, но тут доктор Мюррей, который до этого бестолково пытался сделать массаж сердца, вдруг нащупал пальцами пульс на ноге.

Фантастика! Вы видели этого доктора? Он одним ударом своего кулачища обязан запускать ядерный реактор. Сердце не запустил, зато нащупал пульс. А парамедик 5 раз пытался попасть иглой в вену на руке, в результате колол в шею. Его продолжали интубировать, делали массаж, вводили препараты. Встретившая «скорую» врач в медицинском центре UCLA увидела уже труп, но тоже почему-то продолжала реанимировать «предварительно» уже умершего пациента. Вплоть до 14.26! А доктор Мюррей в это время бегал по больнице и говорил телохранителям Джексона, что ему очень нужно поесть. Кушать он хотел.

Нам остаётся до сих пор неведомым, насколько Майкл был физически свободен от шакалов и акул шоу-бизнеса. Но исходя из того, что на суд вынесли только несколько дней из жизни певца в июне 2009 года, за кадром останется вся эта свора из менеджеров, продюсеров, банкиров, хозяев звукозаписывающих контор (одну их них вам назовёт любой фанат, разбуди его даже среди ночи) и ещё кучи прихлебателей, пиявок, присосавшихся к имени Майкла Джексона.

И они ведь продолжают делать на нём деньги. Там ведь ещё три наследника растут. На них уже открыли охоту. Не верите? Откройте сайты жёлтой прессы.

Нам по-настоящему жаль, что на этот процесс не будут вызваны иные свидетели разрушающегося в 2000-тысячных айсберга Джексона, которые методично отколупывали от него свою долю хрусталя. Вон некий доктор К. настолько испугался-оскорбился, что уже отреагировал лишь на одно упоминание своего имени на суде.

Тараканы.

За прошедшее время после трагического для нас, фанатов, 25 июня 2009 года, единственная достойная имени великого артиста и замечательного человека новость пришла на днях из Монреаля. Ни жалкие трибьюты, ни сляпанный на скорую руку фильм о несостоявшихся лондонских концертах, ни спорный альбом певца, ни многочисленные аукционы не идут ни в какое сравнение с тем, что сделал ушлый, талантливый дядька с красным носом, почти космонавт Ги Лалиберте. Новое шоу его Cirque du Soleil «Michael Jackson: The Immortal World Tour» посвящено Джексону и основано на 60 песнях из его творчества и группы Jackson 5. Это тот цирк, которому аплодируешь с благодарностью.

Что касается судебного процесса…

Доктора Кондратия где-то даже жаль. Его имя отныне будет как стоп-сигнал. В любой энциклопедии рядом с именем Майкла Джексона его фамилия будет как пристяжная лошадь. И даже если он получит свои четыре года, чего искренне требуют поклонники певца (фанаты надеются, что в данном процессе будет такое же справедливое решение присяжных, как и в 2005 году, когда Майкл был полностью оправдан в деле о педофилии), закончатся они быстро. Вы же знаете, почему Йоко Оно так настоятельно не рекомендует выпускать на свободу того обреченного. Я не завидую человеку, насмерть вскормившему любимца миллионов. Одно дело жизнь доктора до суда, иное – после. И есть ли место на этой планете, где на улице ему в спину не бросят пару-тройку ласковых слов.

То, что произошло с Майклом Джексоном, убеждает в очередной раз, что на стартовой площадке на пути в вечность, в руках алчного непрофессионала, труса и подлеца, мы абсолютно равны: бедные и богатые, белые и черные, верующие и атеисты. Это для одних мир разделился до и после в районе 11 сентября 2001 года. Но для других миллионов он раскололся на границе 25 июня 2009-го. У каждого человека свои масштабы, свои категории обреченности и пустоты.

Чёрт возьми. Извините, что так много. Наболело.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG