Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Новые уголовные процессы в отношение бизнесменов показывают, что случай Сергея Магнитского не был исключением. Тяжело больной Станислав Канкия, обвиняемый в мошенничестве в особо крупном размере, уже больше года находится в СИЗО. Либерализация уголовного законодательства его не коснулась.

С 26 марта 2010 года такая мера пресечения как арест теоретически не назначается гражданам, обвиняемым в экономических преступлениях. Именно в таком преступлении - мошенничестве в составе организованной группы (статья 159, часть 4 УК) - обвиняется бизнесмен Станислав Канкия, который был арестован в июне 2010 года. С тех пор Канкия сидит в СИЗО, и судьи Алексей Криворучко, Елена Сташина и Светлана Ухналёва несколько раз продляли срок его содержания под стражей. Все трое, кстати, входят в "список Кардина" и имели отношение к делу Сергея Магнитского, погибшего в Бутырском СИЗО в 2009 году.

Не затронула Станислава Канкию и другая гуманистическая инициатива российских властей: постановление правительства "О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений". В соответствии с этим постановлением, обвиняемого нельзя держать в заключении, если он страдает тяжёлым заболеванием из утверждённого списка.

В конце января 2011 года Канкия пережил гипертонический криз. Тюремные медики диагностировали у него гипертоническую болезнь третьей степени, которая входит в предусмотренный правительственным постановлением список. Однако для освобождения, например, под подписку о невыезде требуется медицинское освидетельствование, на которое обвиняемого должно направить руководство тюрьмы. Этого направления жена Станислава Канкии Валентина не может добиться уже девять месяцев. При том, что со времени первого приступа состояние здоровья её мужа значительно ухудшилось.

На запросы о проведении освидетельствования приходят ответы за подписями заместителя начальника Бутырского СИЗО подполковника Алексея Стряпухина и начальника внутренней службы полковника Сергея Телятникова: соответствующих заболеваний у арестованного нет. При этом в своем письме Алексей Стряпухин признает, что у Станислава Канкия обнаружены гипертоническая болезнь третьей степени, атеросклеротический кардиосклероз, гипертоническая энцефалопатия 2-3 степени. А далее следует заключение: заболевания из постановления "О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений" отсутствуют.

- До того, как муж попал в СИЗО, у него не было никаких заболеваний, - рассказывает Валентина Канкия. - Я ему говорила: сделай хотя бы медицинскую карту, а он отвечал, что он здоровый мужик, ему это просто не нужно. У Станислава даже медицинского полиса не было. Когда у мужа случился первый приступ в январе, мы не сразу поняли, в чем дело. Я пришла на свидание, а у него лицо перекошено, речь не очень внятная.

Тогда Станислав Канкия был госпитализирован в тюремную больницу, а в июле выписан и вновь помещён в обычную камеру. Начальство Бутырской тюрьмы не раз предлагало ему лечь в больницу "Матросской тишины", где больше возможностей для обследования и лечения, однако Станислав Канкия опасался, что не выдержит переезда в автозаке.

17 сентября 2011 года у Станислава произошёл очередной приступ и его всё-таки повезли в "Матросскую тишину", но по пути ему стало так плохо, что конвоиры решили отвезти его в Городскую клиническую больницу №20, которая оказалась рядом. В специальном отделении этой больницы Канкия и находится до сих пор, врачи диагностировали у него инфаркт мозга.

Тем временем просьбы направить Канкия на медицинское освидетельствование по-прежнему отвергаются руководством Бутырского СИЗО. Теперь причина другая: жена и адвокат Канкии не представили медицинских документов о наличии у него заболеваний, а по закону это необходимо для направления на обследование. Но так как до ареста он не имел проблем со здоровьем, то никаких справок у Валентины Канкия нет. Справку из Городской больницы № 20 о тяжёлом состоянии Станислава удалось получить только 26 сентября, уже после очередного заседания Бабушкинского суда, который временно приостановил производство по делу. А заключение собственных медиков начальство тюрьмы, видимо, не рассматривает как медицинский документ и поэтому обследование не проводит.

Валентина Канкия не может добиться и того, чтобы её признали защитником своего мужа наряду с адвокатом. Этот статус позволил бы ей чаще навещать мужа, передавать ему лекарства, активнее заниматься его защитой. И хотя в генеральной доверенности, подписанной мужем, указано, что она может вести в судах любые дела от его имени, судья Бабушкинского суда Антон Мартыненко 26 сентября отказался принимать её ходатайство о проведении медицинского освидетельствования мужа. Аргумент: Валентина не является его законным представителем. А еще через 4 дня тот же тот же судья отказал Валентине Канкия в статусе защитника, поскольку подсудимый и так "обеспечен профессиональной защитой".

Сейчас производство по делу приостановлено до выписки Станислава Канкия из больницы. О том, что будет с его здоровьем, если ему вновь придется вернуться в камеру, можно только догадываться.

Из Бутырского СИЗО на запрос Радио Свобода ответа пока не поступило.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG