Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто стоит за убийствами чеченцев в Стамбуле? Неприкосновенные палачи в Ингушетии. Изъятие собственности по-олимпийски. Народ-95. Израильский бизнесмен пережил инфаркт в грузинской тюрьме. Программа "Восточное партнерство" для Азербайджана. Армянские политики проявляют интерес к российской модели наследования власти. Как скажется новый президентский срок Путина на северокавказской политике России? Александр Анкваб: порядок вместо демократии?



Александр Касаткин: Расстрел в Стамбуле членов вооруженного подполья Чечни вызвал широкий резонанс. Это далеко не первое аналогичное преступление и вопрос о том, кто стоит за этими убийствами, и на сей едва ли останется без ответа. Рассказывает член правления Правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.

Александр Черкасов: Из Чечни - только хорошие новости!
Остальные субъекты и федерация в целом подтягиваются к этому идеалу.
А если новости дурные - стало быть, не из Чечни, и к Чечне никакого отношения не имеют. А к России - и подавно.
Как именно достигается подобное благорастворение?
Вот, например, новость определенно плохая - убийство.
16 сентября в Стамбуле после пятничной молитвы были убиты трое уроженцев Чечни - Берг-Хаж Мусаев, Рустам Альтемиров и Заурбек Амриев.
Правда, газета "Известия" вскоре сообщила, что есть у этой новости и светлая сторона: Мусаев, оказывается известен как "амир Хамзат", "правая рука" Доку Умарова, и именно он отправил террориста в московский аэропорт "Домодедово" в январе этого года. Тут, правда, возникает вопрос: откуда Мусаев мог отправить смертника? Из Стамбула, где он вот уже полтора года находился на лечении?
После этого несколько снижается убедительность сообщения газеты о том, что другой убитый, Альтемиров, также был причастен к теракту в Домодедово, и даже заочно арестован.
Несомненно одно - все трое принадлежали к радикальной части северокавказского подполья, и, если задавать вопрос "Кому выгодно?" - то их устранение определенно было в интересах Москвы и Грозного.
Другое дело, что сам способ расправы с оппонентом вызывает вопросы. Катар, Москва, Вена, Дубаи, теперь Стамбул?
И вот российское посольство в США поспешило заверить: заявления о возможной причастности российских спецслужб к убийству - "спекуляции, не имеющие ничего общего с действительностью".
Правда, все новые обстоятельства дела, казалось бы, толькают именно к этой версии.
То, что у киллера, как выяснилось, были российские документы, - их он бросил в номере отеля, ускользнув от полиции.
Или - последняя новость - убийца использовал пистлет-пулемет "Гроза", оружие российского спецназа. И, наконец, сообщения о том, что из того же оружия в разное время в Турции были убиты еще шестеро чеченцев.
Говорят, что факты - упрямая вещь. Бросьте!
После прошлых убийств нашлось объяснение - убитые-де не поделили деньги, полученные от мирового терроризма.
Особенно убедительно это звучало бы в отношении Мусаева - у убитого на кухне полицейские нашли только немного йогурта и картошки...
А еще для российской публики сообщают, что и в прошлых убийствах никаких следов, ведущих в Риссию вообще и в Чечню в частности, не было обнаружено.
Получается, что напрасно и непонятно за что находится в розыске по линии Интерпола Адам Делимханов.
А уж следы "венского убийства" Умара Исраилова, приговор по которому вынесен совсем недавно, вообще неизвестно куда уходят!
Такое ощущение, что адресат этих сообщений - слепоглухонемой идиот, и не читал ни комментариев к суду и приговору, ни сами эти документы, опубликованные, кстати, в Интернете, не читал.
Однако расчет оказывается верен.
Про то, что главный подозреваемый в венском убийстве Лечи Богатырев, или про безуспешные попытки венского суда допросить самого Рамзана Кадырова, писали не самые центральные издания.
Остальные - не говорят и не пишут.
Вот так и достигается то дивное состояние журналистских умов и новостных лент, на которых из Чечни - только хорошие новости!

Александр Касаткин: Статья Шуры Буртина «Сто часов в аду» о пытках и издевательствах в ингушском МВД вызвала шок в Ингушетии. О беззаконии силовиков и продолжающихся похищениях и убийствах молодых людей - в материале Магомеда Ториева.

Магомед Ториев: Зелимхан Читигов беженец из Чечни проживавший в г.Карабулак, год назад был арестован сотрудниками ингушского МВД и в течении 5 суток его подвергали немыслимым пыткам и издевательствам, чтобы он взял на себя ответственность за преступления, которых не совершал. Вышедшая на прошлой неделе статья Шуры Буртина «Сто часов в аду» о судьбе Зелимхана Читигова, который чудом избежал смерти после изуверских истязаний, превративших его в живой труп, взорвала вайнахское интернет-сообщество.
Рассказ Зелимхана изобилует ужасающими подробностями: ему подпиливали зубы, сожгли электрическим током внутренние органы, после пыток он потерял способность ходить – сотрудники милиции, доставлявшие его безжизненное тело в суд, плакали, только после нескольких месяцев лечения в Москве он смог снова встать на ноги, смерть обошла его стороной случайно, российские военные просто не захотели добивать очередного замученного узника. Не из гуманных соображений – нет, - им надоело выполнять функции «чистильщиков» после ингушских ментов.
Страшные истории о гестаповских методах работы местных и прикомандированных правоохранителей в Грозном или Владикавказе ходили по республике еще с начала 2000-х. Однако о существовании живодерни внутри самой Ингушетии мало кому было известно. В Ингушетии не было войн, фильтрационных лагерей и зачисток, как в соседней Чечне. Население знало о них только из рассказов чеченских беженцев, переживших ужасы первой и второй чеченских войн. Ингуши были уверены, что пытают в Чечне, пытают в Осетии, но не у них в республике. Поверить в существование гестапо в республике с населением в едва 500 тысяч человек, где практически все знают друг друга в лицо, и многие состоят в разной степени родства с друг другом, было сложно.
Рассказ Зелимхана Читигова о методах дознания, и провокациях ингушских палачей заставляют посмотреть на происходящее в республике с другой стороны. Провокаторы в погонах не просто предлагали выйти на джихад слабовидящему беженцу, но и были готовы снабдить его любым оружием, транспортом и деньгами. От него требовалось лишь найти пособников, начать жечь магазины со спиртным и убивать русских военных. Сомнительно, что даже Доку Умаров, в состоянии сразу предложить такие условия молодым новобранцам. А Карбулакский ГОВД не просто может это сделать, он беспощадно карает за отказ от столь лестного предложения.
Главный полицейский России уже отчитался о успешной переаттестации своих подчиненных, в число которых, несомненно попали и заплечных дел мастера из ингушского МВД. А российского следователя, который вел расследование по делу о пытках в отношении Читигова, переаттестованные изуверы посылают куда подальше и грозят пристрелить как собаку. Похоже, ингушская инквизиция следует каким-то особым законам, не российским?
Когда нашли изувеченное тело похищенного в центре Назрани работника министерства образования Ингушетии Илеза Горчханова, власть доказывала, что труп обезобразило течение реки, камни и рыбы. Похищенный инженер-механик аэропорта «Магас» Батыр Албаков , чей обезображеннй труп силовики выдали родственникам, был назван боевиком, убитым во время боя. У Албакова была практически отделена от тела рука, а тело представляло из себя сплошную гематому. Но власть продолжала доказывать, что и без одной руки, со сломанными ребрами он продолжал вести огонь из автомата. Исповедь Читигова ставит крест на правдоподобности всех этих версий. По словам Зелимхана, для него ингушское гестапо готовило абсолютно идентичный сценарий к 9-му мая.
Но лично для меня самым страшным была роль в этом деле женщины дознавателя Марьям Точиевой. Она, видя, каким пыткам подвергается Зелимхан Читигов, не только не помогла ему, но и постаралась сделать все, что бы скрыть преступления своих коллег-садистов.
А власть?
Руководство Ингушетии, проводящее регулярные встречи с родственниками убитых и похищенных, талдычит о виновности всех попавших под жернова террора. Любимой фразой стало – «Значит, что-то было, раз убили или похитили». Власть требует от близких искать не справедливости, а доказательств вины убитого или похищенного родственника. Отцы и братья тех, кто был объявлен боевиком без предъявления вины, упорствуют, донельзя расстраивая чиновников и силовиков. Официальный Магас лишь ссылается на некие протоколы допросов из МВД, в которых задержанные берут на себя вину за самые ужасающие преступления. Как же им не верить!
Однако власть не намерена наказывать садистов и изуверов из МВД и следить за исполнением законности при задержании и ведении предварительного следствия. Юнус-Бек Евкуров, беседовавший с журналистом после того, как стали известны обстоятельства дела Зелимхана Читигова, объяснил, что он сделал все возможное, чтобы навести порядок – пожурил сотрудников милиции и попросил перестать отчитываться трупами. Такой вот гуманизм и следование букве закона.
За все случившееся с Зелимханом Читиговым ответят в суде лишь два милиционера Нальгиев и Гулиев. На вопрос журналиста -а как же другие случаи пыток и похищений? - Евкуров посоветовал «спуститься с небес на землю». Почему-то, по его мнению, расследование старых эпизодов зверств и беспредела со стороны МВД - задача невыполнимая, и глава республики думает над тем, как не допустить новых преступлений. Как ему это удастся сделать, не ясно - в МВД Ингушетии продолжат работать все те же изуверы и садисты.

Александр Касаткин: В начале этой недели в Сочи прошла очередная акция протеста. Люди, выселенные из прибрежной части города, где развернулось строительство олимпийских объектов, протестуют против неравноценных компенсаций за жилье и произвола судебного департамента, по решению которого семьи выбрасывают на улицу. Подробности – у Мурата Гукемухова.

Мурат Гукемухов: Владельцы домов в имеретинской низменности Сочи считали себя настоящими миллионерами. Кадастровая стоимость земли здесь составляет шесть миллионов рублей за сотку. Нетрудно посчитать, что владелец шести соток - долларовый миллионер, и это не считая стоимости самого дома. Власти же оценили землю в полтора миллиона за сотку, т.е. в четыре раза дешевле.
Людям предлагают альтернативное жилье подальше от побережья и по явно завышенным ценам. Дом, который олимпийцы оценивают в 20 миллионов, по данным общественной экспертизы не дотягивает и до четырех миллионов. Дело доходит до того, что переселенцу предлагают взять ссуду, чтобы погасить возникшую задолженность.
Но и это еще не самое плохое, что может случиться с человеком, которого угораздило жить в зоне олимпийского строительства. «У нас был последний случай – выселение Владимира Ткаченко, - говорит сочинец Владимир Тимаев. - Его били ногами судебные приставы, разбили голову. Выкинули его семью на улицу. У Владимира был участок земли и домик, он его долго строил. А сейчас дом снесли, его выкинули на улицу».

Эхо Кавказа: Без компенсации?

Владимир Тимаев: Вообще без ничего. Сказали, что все незаконно. До этого Владимир жил, строился - все было по закону, а теперь, получается, незаконно.

Мурат Гукемухов: Владимир Тимаев говорит, что не на всей территории, освобождаемой от сочинцев, будут строиться олимпийские объекты. Под предлогом Олимпиады чиновники устроили передел собственности в прибрежной зоне города.
«Во многих случаях олимпийские объекты вообще не находятся на этих участках, - говорит Владимир Тимаев, - и получается, что сейчас захват идет на территориях так называемого олимпийского гостеприимства, которое декларируется на тех площадях, которые занимают жители имеретинской низменности. Люди же не совсем слепые, они наблюдают за ситуацией, за тем, что происходит. И видят, что участки, которые у них изымаются и декларируются якобы под олимпийские нужды, в дальнейшем будут использоваться под строительство частных гостиниц фирмами из Краснодара и Москвы».
Организатор сегодняшней акции протеста Ирина Бровкина в своре время купила двухкомнатную квартиру в «сталинском» доме за пять миллионов 700 тысяч рублей, но олимпийские оценщики предложили ей лишь 2,5 миллиона рублей, но еще до того, как она получила эти деньги, ее вместе с сыном выгнали из квартиры.
«Пришел пристав с двумя автоматчиками, - говорит Ирина Бровкина, - понимаете, с автоматами…. Говорит: "Немедленно выносите вещи". Я прошу: "Дайте нам хотя бы день, вещи ведь собрать надо". Он отвечает: "Могу дать вам только десять минут". Я спрашиваю: "Куда выезжать? Нам даже временного жилья не предоставили". Пристав говорит: "Это не мои проблемы, решение исполняется немедленно, если вы сейчас же не вынесите вещи, наши сотрудники их выкинут на улицу". Мы говорим на митингах, что нас выкидывают на улицу не просто так. Реально даже судом не рассматриваются вопросы о предоставлении временного жилья».
Олимпиада «детонировала» передел собственности не только в Сочи, но и по всему черноморскому побережью от Анапы до границы с Абхазией.
Общественники жалуются, что в аффилированные с властью руки переходят городские парки и пляжи. Экологи трубят тревогу по поводу застроек особо охраняемых территорий и уничтожения деревьев, занесенных в красную книгу.
Все это в Сочи называют «попасть под Олимпиаду».

Александр Касаткин: Из Чечни – не только хорошие новости, бывает так, что новостей нет вовсе. Это препятствие легко преодолел писатель Герман Садулаев.

Герман Садулаев: Прошедшая неделя в плане новостей из Чеченской республики была отмечена полным отсутствием новостей. Как и многие недели до неё и, наверное, многие после. Чеченские спортсмены встречались с мексиканскими, тренеры встречались с чеченскими спортсменами, чеченские чиновники встречались между собой. Кони Главы Чеченской республики побеждали на состязаниях, собакам сделали прививку, любимый хомячок не болеет. Обо всём этом, и только об этом, сообщает нам официальный сайт чеченских новостей.
Поэтому, не найдя новостей в прошлом, обратимся к будущему. В воскресенье состоится важное событие, прямой эфир с Главой Чеченской Республики, и вот что об этом пишет официальный сайт:
Вопросы подготовки к прямому эфиру на телеканале «Грозный» обсуждались сегодня на встрече Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова с первым заместителем Председателя Правительства ЧР Магомедом Даудовым и заместителем Председателя Правительства ЧР - руководителем Администрации Главы и Правительства ЧР Магомедом Селимхановым.
В центр обработки смс - и Интернет-сообщений начал поступать поток обращений жителей республики, регионов страны и зарубежья. Глава республики подчеркнул, что рассмотрение поступивших вопросов и обращений необходимо начать, не дожидаясь прямого эфира. В ходе прямой линии в студии должны присутствовать руководители всех министерств, главы городов и районов республики, силовых структур, территориальных управлений федеральных ведомств в ЧР, представители духовенства. По словам главы республики, «присутствие представителей всех структур власти будет способствовать безотлагательному решению наиболее актуальных вопросов и обращений».
Прямой эфир с Главой Чеченской Республики состоится в воскресенье, 2 октября в 21.00 на телеканале «Грозный». Желающие смогут связаться со студией по телефону. Звонки принимаются только во время прямого эфира. Также выслать вопрос главе республики можно по электронному адресу narod95@mail.ru или по номеру 4647. Вначале следует ключевое слово «LIDER», набранное латинским шрифтом, затем текст вопроса.
Конец цитаты.
Ну, комментировать ключевое слово «Лидер», наверное, излишне. Говорят, что это радиопозывной сами знаете кого ещё со времён чеченской кампании, чуть ли не самой первой чеченской кампании, когда сами знаете кто был сами знаете на чьей стороне. А вот логин почты вызывает смутные подозрения. Народ 95. Почему 95, а? В 95-м году, помнится, всё и началось. В смысле первая чеченская кампания. Операция по восстановлению конституционного порядка. Или, по другой версии война за свободу народа. Которую этот народ впоследствии получил. Вместе с лидером. Как-то так это всё рифмуется, нет?
Или я опять перепил крепкого кофе и мне всё кажется, а на самом деле логин народ 95 зарегистрировали просто потому, что логины народ 01, народ 02, народ 03, народ 13, народ 666 и народ 2012 – все оказались заняты.

Александр Касаткин: Поводом для новых обвинений в адрес властей Грузии послужило жестокое обращение с осужденным израильским предпринимателем Зеэвом Френкелем, который на днях перенес инфаркт. На прошлой неделе посольство Израиля в Грузии выразило протест по поводу грубого обращения в тюрьме с гражданами Израиля. Из Тбилиси – Мзия Паресишвили.

Мзия Паресишвили: Поводом для новых обвинений в адрес пенитенциарной системы Грузии послужило жестокое обращение с осужденным израильским предпринимателем Зеэвом Френкелем, который на днях перенес инфаркт. По заявлению адвоката Арчила Кбилашвили, сердечный приступ у Френкеля был спровоцирован халатным отношением администрации тюрьмы. Два израильских бизнесмена - Зеэв Френкель и Рони Фукс - с октября прошлого года отбывают срок по обвинению в попытке подкупа должностного лица. На прошлой неделе посольство Израиля в Грузии выразило протест по поводу грубого обращения в тюрьме с заключенными гражданами Израиля.
Праздник Нового года по иудейскому календарю Рош ха-Шана заключенный Зеэв Френкель встречает в палате Центра интервенционной медицины в Кутаиси. Он перенес инфаркт, и 21 сентября ему понадобилась срочная операция по шунтированию. Операция прошла нормально. Адвокат Френкеля Арчил Кбилашвили говорит, что его клиента 13 сентября неожиданно решили перевести из Тбилиси в одну из тюрем в Западной Грузии, при этом забыли лекарства, которые Френкель принимает постоянно из-за диабета и больного сердца. По словам Арчила Кбилашвили, 15 сентября он передал администрации Гегутской колонии необходимые медикаменты, но спустя два дня, 17 сентября, при личном свидании с Френкелем выяснилось, что лекарства до заключенного не дошли:

Арчил Кбилашвили: Френкель мне пожаловался на боли в области сердца и сказал, что нуждается в консультации кардиолога, однако никто из администрации тюрьмы не откликнулся на его просьбу. В тот же день мы заново передали необходимые лекарства администрации тюрьмы, но выяснилось, что они также не дошли до адресата. Администрация тюрьмы спохватилась лишь 20 сентября, когда у Френкеля случился сердечный приступ, и только тогда разом передала ему все лекарства, но уже было поздно. В течение недели он был без необходимых медикаментов, и, как говорят нам медики, этого срока достаточно, чтобы у диабетика развился сердечный приступ».

Мзия Паресишвили: Почему осужденный Зеэв Френкель был переведен из Тбилиси в Гегутскую колонию, и почему ему своевременно не были предоставлены необходимые медикаменты? Ответы на эти вопросы адвокат Арчил Кбилашвили получить из соответствующих инстанций не может. Он поставил в известность о случившемся посла Израиля в Грузии.
Посольство Израиля в Грузии еще 23 сентября выразило возмущение по поводу грубого и несоответствующего законам обращения в тюрьме с гражданами Израиля Рони Фуксом и Зеэвом Френкелем. Дипмиссией были направлены письма с протестом в несколько министерств, а также Народному защитнику Грузии. Причиной протеста стали жалобы заключенного Рони Фукса, которому в течение трех суток сотрудники Ксанской тюрьмы №15 не давали спать, а во время внезапных обысков в камере устраивался настоящий погром.
После обнародования этой информации представители аппарата Народного защитника Грузии несколько раз навестили Рони Фукса. Пристальное внимание правозащитников и реакция посольства дали результат: теперь Рони Фукс не жалуется на грубое отношение со стороны сотрудников тюрьмы. Что касается Зеэва Френкеля, в аппарате Народного Защитника пока не располагают достаточными сведениями. Вот что говорит по этому подводу глава департамента по связям с общественностью аппарата Нино Эремашвили:

Нино Эремашвили: Для того, чтобы Народный защитник и его представители могли запросить детальную информацию о том, принимал ли лекарства Френкель, какая медицинская помощь была ему оказана, вел ли врач записи о его состоянии, нам нужно согласие самого Френкеля. На данном этапе из-за его болезни это невозможно. Как только состояние заключенного станет удовлетворительным, и у нас будет возможность получить согласие Френкеля, аппарат Народного защитника все изучит».

Мзия Паресишвили: Радио «Эхо Кавказа» не удалось проверить информацию о жестоком обращении с заключенным Френкелем в тюрьме.
Начальник пресс-службы Министерства по исполнению наказаний, пробации и юридической помощи Тея Сухишвили оказалась не в курсе дела. Пообещав выяснить детали в медицинском департаменте министерства, Сухишвили перестала отвечать на телефонные звонки.
Тему продолжит Кети Бочоришвили, которая беседовала с израильским экспертом.

Кети Бочоришвили: У нас на линии прямой связи из Израиля журналист портала «ИзРус» Александр Коган.
Вы с самого начала отслеживали тему ареста израильских бизнесменов в Грузии. На ваш взгляд, ситуация накаляется, и если да, может ли дело подобного рода и такого масштаба стать причиной дипломатического скандала между странами?

Александр Коган: Дипломатический скандал уже существует. Если я не ошибаюсь, примерно в марте месяце был его пик, когда нескольких официальных лиц из Тбилиси просто попросили, не намекнули, а попросили: «Знаете, лучше не приезжайте». Были отменены встречи со спикером парламента, были отменены встречи с министрами, то есть Израиль явно показывал, что пойдет на разрыв отношений, пойдет на конфликтную ситуацию в связи с тем, что происходит в деле Фукса и Френкеля. Это очень удивляет местных официальных лиц. Ситуация такова, что в течение очень долгого времени поддерживались настолько дружеские отношения между двумя странами, что сам факт появления такого рода дела удивил очень многих в Израиле. И сам факт того, что в 2008 году, например, израильтяне получили, скажем так, «по голове» от российской стороны, которая тогда обвинила в массированных поставках вооружения Грузии и т.д. Хотя массированных поставок не было. Был скандал тогда, в 2008 году. Израиль всегда считал, что Грузия является союзником и другом по многим вопросам. Поэтому удивительной была ситуация с Фуксом и Френкелем, которая тянулась где-то с 1992 или 1993 года, если я не ошибаюсь, когда внезапно сорвался контракт, который был с ними заключен. И с тех пор грузинские власти им должны были выплатить гигантскую сумму в неустойке - около 100 миллионов долларов.

Кети Бочоришвили: Но и грузинские власти говорят, что гордятся дружбой с Израилем. И стоит ли из-за суммы в 100 миллионов долларов рисковать отношением со страной, которая имеет вес в мире? И с народом, с которым Грузию связывает действительно многовековая дружба? Как вы думаете?

Александр Коган: Это вопрос не только 100 миллионов долларов, это вопрос о проблемах, которые появлялись у израильских бизнесменов в Грузии, о которых в последние годы мы слышали не раз. Очень многие из них судятся по поводу различных тяжб, которые появились только за последний год-полтора. В Израиле создалось впечатление, что грузинские власти почему-то идут на разрыв отношений. Конечно, есть в деле Фукса и Френкеля вопросы, в частности, почему была опубликована видеозапись беседы господина Френкеля с представителем грузинской стороны? Понятно, что бизнесмен, который в течение 19 лет ждет свои 100 миллионов долларов, начнет искать какие-то пути, которые смогут ускорить это дело. Если я не ошибаюсь, в начале этого года было решено, что юридически Фукс и Френкель, по сути, правы, и им должны вернуть деньги. В связи с тем, что это дело надолго зависло, по всей вероятности, они попробовали найти какие-то обходные варианты для того, чтобы получить хотя бы большую часть этой сумму. Но ситуация, при которой есть обращение премьер-министра, есть обращение президента Израиля, есть обращение Министерства иностранных дел, и в тюрьме происходят подобного рода вещи с бизнесменами довольно крупного масштаба, и происходят вещи, о которых в Израиле узнают через 10-15 дней после того, как это произошло. Это звучит очень странно, звучит как попытка, действительно, оказать массированное давление на людей для того, чтобы они сознались, подписали любые документы. А после этого - взятки гладки, никакого скандала нет. Это самое простое решение вопроса, понимаете: человек сознался, что пытался дать взятку и т.д. И дело закрыто. Таким образом, можно и примириться с Израилем, и, по сути дела, отказаться от выплаты довольно-таки крупного долга.

Александр Касаткин: В столице Польши на этой неделе проходил саммит Евросоюза в рамках программы «Восточное партнерство». Принятая в 2009 году по инициативе страны-хозяйки саммита и Швеции программа направлена на укрепление интеграции восточных соседей ЕС в общеевропейский рынок, а также, среди прочего, предусматривает упрощение визовых процедур и совместные образовательные программы. Рассказывает Зия Маджидли.

Зия Маджидли: В Варшаве Азербайджан представлял президент Ильхам Алиев. Были представители и других бывших советских республик, на которые распространяется программа «Восточное партнерство»: Украины, Армении, Грузии, Молдовы. Проблемой остается представительство Беларуси, которая не участвовала в работе саммита.
Один из вопросов по Азербайджану - какие шаги сделала страна по своим обязательствам?
Политолог Ильгар Мамедов говорит, что участие в «Восточном партнерстве» на самом деле приоткрывает двери Азербайджану для дальнейшего членства в ЕС. Эта возмодность предполагается в принятых Союзом парламентов в рамках «Восточного партнерства»документах. Но для этого сами страны-участники программы должны что-то делать, совершать какие-то шаги в этом направлении. Но по мнению Ильгара Мамедова, Азербайджан не провел серьезных реформ:

Ильгар Мамедов: Не проведены реформы, которые созвучны с европерспективами. Большая часть их связана с политическими и экономическими свободами. И Азербайджан, и ЕС выразили желание, но действия, напрямую зависящие от Азербайджана, не наблюдаются. Только говорят, серьезной работы проведено мало».

Зия Маджидли: Другой политолог, Зардушт Ализаде, считает, что «членство в «Восточном партнерстве» пока дает азербайджанскому обществу безосновательные надежды, на самом деле же, есть только обещания реформ, но нет действий:

Зардушт Ализаде: Основным занятием страны является продажа нефти и газа. В этом нет надобности иметь особых преференций. Весь мир нуждается в нефти и газе и поэтому покупает их без учета взаимоотношений. В принципе, исключая энергетические интересы и интересы властной верхушки, отдаленной от интересов народа, главное – построить нормальные отношение азербайджанского народа с европейским обществом. Так как мы можем обучиться у Европы демократической культуре и экономической деятельности, науке, технологиям, промышленности, сельскому хозяйству. И, наконец, если облегчить процесс выдачи виз, то наши граждане с легкостью будут ездить в Европу».

Зия Маджидли: Замглавы МИД Азербайджана Махмуд Мамедгулиев же говорит, что международная критика в адрес Азербайджана порою предвзята, и порою необъективна, не основана на фактах.

Александр Касаткин: После того, как на съезде партии «Единая Россия» было объявлено о выдвижении кандидатуры Владимира Путина на пост президента России, в Армении заговорили о возможности заимствования этой модели нынешними руководителями страны. Из Еревана – Элина Чилингарян.

Эллина Чилингарян: Как повлияет возвращение Путина на пост президента на внутриполитическую жизнь в Армении и возможно ли в Армении повторение российского сценария-это тема одна из наиболее обсуждаемых в эти дни в Армении. На вопрос армянской слижбы радио Свобода депутат от Партии Процветающая Армения Вардан Бостанджян выразил мнение, что подобных тенденций он не видит.

Вардан Бостанджян: Тенденции показывают, что ничего подобного в Армении нет.

Эллина Чилингарян: Пресс-секретарь правящей Республиканской партии Армении Эдуард Шармазанов отвечая на наш вопрос о том, возможно ли, что президент Серж Саргсян в конце концов уступит место Роберту Кочаряну, как уступил Владимиру Путину Дмитрий Медведев, сказал, что намерения Сержа Саргсяна и Республиканской партии закреплены в последнем коалиционном меморандуме.

Эдуард Шармазанов: Есть коалиционный меморандум, где коалиционные силы поддержали кандидатуру президента на выборах в 2013 году, и Республиканская партия решительно, единодушно и сплоченно будет осуществлять и продолжать свои реформы во главе с президентом Сержем Саргсяном».


Эллина Чилингарян: Однако пресс-секретарь лидера коалиционной партии «Процветающая Армения» Гагика Царукяна Хачик Галстян подтвердил, что Царукян участвовал в съезде российской партии «Единая Россия». Лидер «Процветающей Армении» даже провел отдельную беседу с председателем Госдумы России Борисом Грызловым. Но Галстян не уточнил, что конкретно обсуждали Царукян и Грызлов.
На вопрос, можно ли рассматривать участие Гагика Царукяна на партийном съезде правящей партии России как жест в поддержку Владимира Путина, Галстян ответил, что Царукян участвует в съездах «Единой России» с 2008 года, когда между двумя партиями было подписано соглашение о межпартийном сотрудничестве.
Что же касается требования лидера Армянского национального конгресса (АНК) Левона Тер-Петросяна о проведении до конца года досрочных президентских и парламентских выборов, которое он озвучил на последнем митинге АНК, то пресс-секретарь правящей партии счел это «политической уловкой», заявив, что эта оппозиционная сила в преддверии грядущих парламентских выборов пытается решить вопрос привлечения электората.

Эдуард Шармазанов: Это требование звучит уже четыре года… разве оно ново?.. через несколько месяцев у нас начнется предвыборная кампания, и перед АНК, и перед другими политическими силами стоит задача выступать с более радикальными призывами, чтобы перед выборами привлечь голоса избирателей».

Эллина Чилингарян: Говоря о повторении российского сценария и возможности возвращения Кочаряна, глава оппозиционной парламентской фракции «Наследие» Степан Сафарян сказал следующее:


Степан Сафарян: Это во многом будет зависеть от результатов парламентских выборов 2012 года, какой президент сколько голосов наберет и какое место займет со своими эпигонными силами в парламенте, только тогда можно будет готовить об этом. На данный момент я не вижу каких-либо серьезных оснований для повторения в Армении российской модели».

Александр Касаткин: Какое влияние рокировка в российском правящем «тандеме» может оказать на ситуацию на Северном Кавказе? Об этом политолог Сергей Маркедонов.


Сергей Маркедонов: На первый взгляд, внимание к переменам в высших эшелонах российской власти, кажется неправомерным и необоснованным. Как гласит известное арифметическое правило, от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Скорее всего, от перемены лиц в «тандеме» принципиально внутриполитический курс в России вряд ли претерпит существенные изменения. И все же, формальное укрепление позиций Владимира Путина (в особенности в северокавказском контексте) дает повод для серьезных опасений. Ведь что показала сентябрьская «перемена мест»? Она отчетливо продемонстрировала, что институтов власти в стране нет. Точнее есть один - единственный институт, имя которому Путин Владимир Владимирович. И это выглядит даже более «восточным» по духу и по стилю, чем в государствах Южного Кавказа. В той же Армении президент и премьер-министр не менялись местами, а в Азербайджане полумонархическая процедура номинации преемника проводилась в течение почти девяти лет, а не одного партсъезда. В Грузии, где перспектива «путинизации» высока, этот процесс был хотя бы обставлен конституционными поправками, то есть формально-юридической процедурой, а не одними лишь закулисными переговорами.
О чем это говорит? Это говорит о том, что никаких других механизмов номинации кандидатов на пост главы государства (кроме личного кастинга) в государстве Российском не существует. Парламент давно стал департаментом голосования администрации, региональные руководители назначаются сверху и по определению никого, кроме послушных «организаторов подсчетов» выдвинуть не могут. Партий нет, есть клиентелы. Но в наиболее выпуклой форме этот архаичный стиль доминирует на Северном Кавказе. Для Путина этот регион имеет особое значение. Легитимность его первого срока (и в меньшей мере второго) была обеспечена именно его выступлениями на кавказском направлении. Старый новый президент действительно сумел временно купировать метастазы сепаратизма по всему Кавказу и придать уверенности стране, ее гражданам, уставшим от пост-хасавюртовского беспредела. Однако тогда же Путин не смог провести разграничительные линии между необходимым применением силы и управлением страной в целом. Многие обоснованные обстоятельствами «горячего лета 99 го года» приемы «кризисного менеджмента» были некритически перенесены им на другие сферы (СМИ, бизнес, внутренняя и внешняя политика). В результате, ни Кавказ не стал ближе к России, ни Россия не превратилась в более эффективное и стабильное государство. Вместо укрепления институтов власти Путин пошел по пути укрепления личных уний с кавказскими региональными руководителями. Целые республики были отданы на откуп внешне лояльным кланам, от которых требовалось только обеспечение «правильных» результатов голосования на выборах. Таким образом, вместо укрепления страны, она была фундаментально ослаблена.
Преференции региональным властителям, с одной стороны, способствовали стагнации и гибели и без того слабого регионального гражданского общества. Кстати говоря, сообщества людей, крайне заинтересованного в ослаблении местнических тенденций и республиканской замкнутости. Это же привело к схлопыванию светской оппозиции. Где теперь некогда сильные организации КПФР (особенно в Дагестане), «Яблока»? Одна сплошная «Единая Россия». Только в реальности единство РФ и ее кавказского региона за последние годы не стало более сильным. С другой стороны, без цивилизованных общественных и политических альтернатив, протестные ниши оказались заняты радикальными исламистами, использующими террористические методы борьбы. Понятное дело, ответственность за это несет не только Путин и его соратник по «тандему». Северный Кавказ сегодня во многом повторяет ту эволюцию, которую недавно прошли Ближний Восток, Северная Африка, Средняя Азия. И если даже завтра управление Северным Кавказом станет не в пример нынешнему эффективным, стопроцентной гарантии стабилизации никто не даст. Однако улучшение управления и отдельным регионом, и Россией в целом, снизит риски и разблокирует многие идеологические, экономические и социально-политические завалы.
Но фокус в том, что «коньком» Путина является стабильность, понимаемая, как консервация административно-бюрократического рынка. На этом рынке для друзей – все, а для врагов - закон. И пока ВВП формально занимал вторую позицию в «тандеме» теоретически был шанс на медленное эволюционное исправление архаичной системы. После 24 сентября такие шансы улетучиваются. Конечно же, никакой северокавказской стратегии у «нового Путина» нет и быть не может. Стратегия может появиться либо в условиях публичной политики и открытых дискуссий, либо авторитарного государства, нацеленного на проект национальной модернизации. В наши дни в России нет ни того, ни другого. Сегодняшний авторитаризм решает задачи маркетизации силовых структур и приватизации власти номенклатурой, но никак не модернизации экономики и общества. Поэтому не следует искать архаику на Северном Кавказе. Она успешно внедряется там с помощью центральной власти. Какая бы персона ее ни олицетворяло.

Александр Касаткин: В столице самопровозглашенной республики Абхазия прошла процедура инаугурации президента Александра Анкваб. После выборов Анкваб исполнял обязанности главы республики чуть больше месяца. Мой коллега Андрей Бабицкий попросил абхазских журналистов оценить его решения за прошедший период времени.

Андрей Бабицкий: У нас на прямой линии из Сухуми главный редактор газеты «Нужная» Изида Чания и главный редактор газеты «Чегемская правда» Инал Хашиг. Инал, мой первый вопрос к вам. Я понимаю, что Александр Анкваб, который прошел через процедуру инаугурации несколько дней назад, сделал еще очень мало, чтобы подводить какие-то итоги, но, тем не менее, мне кажется, что и отставки, которые он произвел, будучи исполняющим обязанности, и назначение нового премьер-министра, это все-таки уже некоторый путь, по которому можно, наверное, проследить перспективы. Есть у вас такое ощущение?

Инал Хашиг: Я думаю, в тот месяц, когда он исполнял обязанности президента, уже наметился определенный вектор. По крайней мере, уже ясно, что деятельность Анкваба в должности президента будет другой, чем та, что была при его предшественнике. По крайней мере, абхазский чиновник стал чего-то бояться, чего при Багапше не было. Чиновник при прежней власти был таким феодалом, которого абсолютно не касались никакие законы; он вообще не был подсуден. Сейчас некоторая мера устрашения для чиновников при Анквабе все-таки наступила.

Андрей Бабицкий: Изида, вы известны как большой поклонник Александра Анкваба. И, насколько я помню, вы выражали опасения в связи с его, скажем так, игнорированием некоторых норм демократии, с его чиновничьим прошлым. Как вам кажется, сейчас по этой стилистике, которая начинает складываться, опасения в его недемократичности оправдываются?

Изида Чания: Да, конечно, я согласна, что линия Анкваба будет немного отличаться о той, что была у Багапша, и об этом свидетельствуют те назначения, которые он уже сделал. На мой взгляд, Анкваб по-прежнему ориентирован на единоличное управление, и поэтому в кадровой политике он, на мой взгляд, как харизматическая фигура будет делать ставку на слабое, но преданное окружение. Свидетельством тому его вице-премьер Логуа, бывший глава администрации не лучшего района Абхазии, и теперь глава правительства Лакербая, который на протяжении многих лет зарекомендовал себя как преданный и хороший исполнитель. Что касается средств массовой информации, то, насколько мне известно, уже после вступления в должность Анкваба состоялась его беседа с владельцем частной компании «Абаза», и он снова не дал ему никаких гарантий в том, что «Абаза» будет вещать на территории всей Абхазии. То есть эта основная линия остается, и эта основная линия, кстати, была очень ярко продемонстрирована и во время инаугурации президента. Все восприняли инаугурацию президента как скромную; на самом деле это была режущая глаза скромность и демонстрация удаленности, в том числе и от гражданского общества. На инаугурацию не были приглашены руководители партий, хотя их всего пятеро в Абхазии, даже партии власти, которая поддержала Анкваба во время выборов. Не были приглашены министры, в том числе премьер-министр. Понятно, что для руководителей средств массовой информации также не были разосланы приглашения на это мероприятие. Но интересная деталь: из представителей религиозных конфессий на инаугурации присутствовал только глава православной церкви. Хотя злые языки поговаривают, что он прорвался туда без приглашения.

Андрей Бабицкий: Понятно. Спасибо, Изида. Инал, действительно, в оценках Анкваба сейчас преобладают торжественные ноты. Абхазское общество, сколько мне ни приходится читать и следить за его ожиданиями, очень впечатлено этой фигурой. И я помню, как с такой же восторженностью принималась фигура нового министра внутренних дел, который, в общем, оказался со временем фигурой, скажем так, дутой. Нет ощущения, что сейчас это желание порядка, которое олицетворяет собою Анкваб, может быть несколько чрезмерное? И в этом желании абхазское общество может потерять и некоторые демократические ориентиры.

Инал Хашиг: Я думаю, Анкваб, так или иначе, обречен гнуть эту линию, с которой, собственно говоря, он пришел к власти. То есть страна его выбрала, абхазское общество, уставшее от этого хаоса, от этого беспорядка, от этой коррумпированности, безответственности чиновников, сделало ставку на него, оно его выбрало. Если Анкваб, успокоившись через пару месяцев, все вернет опять на те же рельсы, на которых власть существовала при прежнем руководстве, то, конечно же, у него начнут возникать проблемы. Вообще, Анквабу не позавидуешь… Сейчас ходит такой анекдот: «- Какой Анкваб предпочел бы иметь кабинет министров? – Тот, в котором в каждом министерстве сидело бы по Анквабу». Но не получится так – руководить страной единолично. И это он тоже должен знать. С одной стороны, он не должен тормозить с этим порядком, с другой стороны, у него нет доверия ко всем, у него очень ограниченный круг лиц, которому он доверяет. Один из них - Леонид Лакербая. Еще можно пару человек назвать, а другим он не очень-то и доверяет, и он будет пытаться замещать собой этих людей. Для него это, наверное, тоже может стать чреватым. Ему нужно все-таки побольше доверять и гражданскому обществу, и политическим партиям. А делать самому все в этом государстве, я думаю, просто у него не получится, даже если он будет работать круглые сутки, так как, говорят, Анкваб - очень работоспособный человек. Но, тем не менее, на все его явно не хватит.

Андрей Бабицкий: Спасибо, Инал. Может быть, не больше доверять, а просто научиться доверять гражданскому обществу. Изида, скажите, что важнее сегодня для абхазского общества: демократия или порядок? И вообще, уместно ли говорить о такой дилемме?

Изида Чания: Я думаю, что демократия и порядок – это две вещи, которые не существуют друг без друга. Построить порядок без демократии, на мой взгляд, невозможно. То есть, если мы говорим о том, что кто-то пытается установить…

Андрей Бабицкий: Подождите, все-таки много раз разные эксперты говорили о том, что политическая атмосфера абхазского общества отличается высокой степенью демократичности. Как раз демократия была, не было порядка.

Изида Чания: Я бы не сказала, что у нас была демократия. Это, в общем-то, легенда, что в Абхазии существовала демократия. Если она и существовала, это было не заслугой власти. Она существовала не благодаря, а вопреки власти. И, на мой взгляд, все-таки невозможно построить нормальное правовое государство, не используя какие-то демократические нормы. Так я думаю.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG