Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Храм Святого Семейства в Барселоне


Ирина Лагунина: В Барселоне объявлено, что знаменитый модернистский храм Святого Семейства, спроектированный испанским архитектором Антонио Гауди и строящийся с конца 19 столетия, возможно, будет завершен через 15-17 лет. Рассказывает наш корреспондент в Испании Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Благая весть прозвучала в устах ушедшего только что в отставку председателя патроната храма Святого Семейства и бывшего главы регионального парламента Каталонии Жоана Риголя. Он напомнил, что работы ведутся лишь на пожертвования населения – по подписке, существующей уже полтораста лет - и в этом основная причина долгостроя грандиозного храма. Затягивает работу и сложность изготовления каменных деталей, формирующих необычные формы сооружения. Сейчас полным ходом ведется строительство центральной башни-колокольни, отделка некоторых внутренних помещений и фасадов храма.

Жоан Риголь: В ближайшие два-три года будет закончена ризница. Предстоит еще отделать актовый зал на 150 человек и комнаты совещаний. Ведь храм задуман как культурно-религиозный центр. В предстоящие семь лет будет воздвигнута центральная башня высотой в 170 метров. Так что привычный силуэт Святого Семейства с его уже существующими коническими башнями изменится. Всего храм будут украшать восемнадцать башен-колоколен. Многие интересуются, когда будут полностью завершены работы? Я полагаю, что примерно к 2026-28 году. Разумеется, если не возникнет каких-либо чрезвычайных обстоятельств.

Виктор Черецкий: Храм Святого Семейства начали строить в 1882 году - по заказу местного католического общества почитателей Святого Иосифа. Планировалось, что его строительство займет не более восьми лет. Автором первого проекта был известный в Барселоне архитектор Франсиско де Паула дель Вильяр. Зодчий задумал создать храм в модном в те времена неоготическом стиле. Однако уже через год строительство поручается молодому и еще малоизвестному архитектору Антонио Гауди, в будущем великому мастеру, построившему в Барселоне здания в свойственном только ему причудливо-фантастическом стиле. Гауди полностью переделал проект. Он занимался строительством храма в течение всей жизни – 43 года – вплоть до своей смерти в 1926 году. За это время было сделано немало, но полностью завершенными оказались лишь крипта и фасад Рождества. Именно этот фасад и крипта были объявлены ЮНЕСКО в 2005 году «достоянием человечества». Кардинал-архиепископ Барселоны Луис Мартинес.

Луис Мартинес: Антонио Гауди, этот божественный архитектор, мечтал, что его храм Святого Семейства станет подобием райского строения, частицей небесного Иерусалима, спустившегося волей Всевышнего на землю. Ведь мастер работал в постоянном диалоге с Богом. Звон колоколов устремленного ввысь величественного здания, по его задумке, должен сочетаться со звучанием пяти органов и голосами полутора тысячи певчих. Подлинно единственный в своем роде храм Божий!

Виктор Черецкий: Центральный вход фасада Рождества венчается скульптурной группой, изображающей Святое Семейство. Все фигуры выполнены в натуральную величину. На фасаде можно увидеть библейские сюжеты - бракосочетание Иосифа и Марии, бегство в Египет, Христос среди учителей, избиение младенцев, взрослый Иисус плотничает. Жоан Риголь.

Жоан Риголь: Наша страна, наши жители, постоянно открывают для себя храм Святого Семейства. Это ведь не просто монументальное здание. Это подлинный шедевр зодчества – и снаружи и изнутри. Мастера давно нет, но его идеи, его задумки продолжают воплощать в жизнь люди, которые считают себя его последователями. Посещение этого монументального памятника становится для людей праздником.

Виктор Черецкий: Храм спроектирован в форме креста. Главный алтарь возвышается над криптой. Его окружают семь часовен. Длина внутреннего помещения 110 метров, ширина 80. В храме одновременно могут молиться 14 тысяч человек. Что касается восемнадцати башен, то двенадцать из них посвящены апостолам, четыре – евангелистам: Матфею, Марку, Луке и Иоанну. Центральная – Христу. И еще одна башня - Богородице. По задумке Гауди, ночью центральная башня должна освещаться прожекторами. Главный архитектор проекта академик Жорди Бонет.

Жорди Бонет: Гауди хотел, чтобы его храм стал божественным посланием, выполненным языком архитектуры и скульптуры. И чтобы этот язык был понятен всем – и верующим и неверующим. История жизни Христа предстает на фасаде Рождества. Здесь видны сцены из его детства и взрослой жизни. Фасад «страстей господних» представляет сцены распятие и положения во гроб. Но особый интерес представляет символика воскресения и вознесения. Чтобы поверить в воскресение, нужно быть верующим. Поэтому скульптурную композицию, расположенную вне храма, можно увидеть через окно лишь войдя в храм, то есть, уверовав в Христа. Это одна из символических задумок архитектора.

Виктор Черецкий: В ходе многолетней работы над храмом Гауди значительно дополнил свою первоначальную идею. Исправлению проекта способствовало и то, что стройка не раз останавливалась из-за нехватки ресурсов, и зодчий мог вносить в проект все новые и новые дополнения. Кардинал Луис Мартинес.

Луис Мартинес: Когда Гауди спрашивали, сколько лет будет строиться храм, маэстро отвечал, что «его хозяин никуда не спешит», имея в виду Господа. В какой-то степени оказался пророческим и ответ зодчего на вопрос о том, кому доведется освещать храм. «Хосе» - ответил Гауди. Действительно, в 2010 году пока еще недостроенный храм освятил папа римский Бенедикт XVI, имя которого Йозеф Ратцингер, по-испански - Хосе. Сегодня этот неповторимый храм является достоянием и мировой культуры и католической церкви.

Виктор Черецкий: Кстати, за долгие годы вокруг строительства храма появилось множество легенд. Говорят, что даже выбор молодого архитектора был не случайным, а сделанным самим небом. Главе общества Святого Иосифа Хосе Марии Бокабелье якобы явилась во сне сама Богородица и повелела сделать выбор в пользу Гауди. Тем не менее, храм оказался не застрахованным от несчастий. Первое произошло летом 1936 года, когда сторонники правительства Народного фронта, хозяйничавшие в Барселоне, стали грабить и жечь церкви и монастыри. От огня сильно пострадала крипта с ее семью часовнями и ризницей. Однако самой большой утратой стала гибель большинства макетов, сделанных Гауди, по которым продолжали строительство его ученики. Маэстро всегда предпочитал чертежам макеты, поскольку они позволяли ему лучше представить будущее строение. После возобновления работ в 1944 году многое в проекте приходилось восстанавливать по памяти. Архитектор Жорди Бонет.

Жорди Бонет: Я руковожу работами храма Святого Семейства уже 26 лет. Когда меня пригласили на эту должность, я не думал, что мне доведется столько сделать. Я тогда ставил перед собой задачу лишь создать перекрытие здания. Но мы достигли значительно большего, что позволило освятить собор и использовать его для проведения месс. Долгострой – видимо судьба барселонских храмов. Например, наш кафедральный собор был завершен лишь в начале 20 столетия, а его строительство началось в 14 веке. У нас фактически закончена работа над главным интерьером храма. Остались некоторые незавершенные детали. К примеру, нет еще всех витражей. Они установлены на окнах нижнего уровня. А остальные будут монтироваться по мере поступления денег. Сразу все завершить невозможно.

Виктор Черецкий: Жорди Бонет отмечает, что приступая к работе над храмом, ему приходилось многое домысливать, основываясь на немногих уцелевших от пожара 36-года документах. Он признается, что подражать гению Гауди оказалось непросто. Ведь речь, помимо всего прочего, шла о сложнейших инженерных разработках, к примеру, оригинальных по своей геометрии опорах, которые держат своды храма и напоминают стволы деревьев.

Жорди Бонет: Главная задача состояла в том, чтобы оставаться верным идеям Гауди. Маэстро знал, что не сможет завершить работу над храмом, поэтому оставил записки и макеты своим ученикам в надежде, что они продолжат его дело. К сожалению, большинство этих материалов было уничтожено.

Виктор Черецкий: Стиль, в котором творил Гауди, относят к модерну. Однако фактически в своих работах он использовал элементы самых различных стилей. Творчество зодчего – это мир кривых поверхностей, параболических арок. Это только его собственный, безошибочно узнаваемый, стиль. Гауди говорил, что «падение нравов наступает тогда, когда человек перестает любоваться природой». Сам архитектор любовался и изучал природу постоянно. И действительно, строения Гауди выглядят, будто созданы самой природой, кажутся ее частью. И это касается не только архитектуры, но и скульптуры. С 1978 года работает на строительстве храма японский скульптор Этсуро Сотоо. Он, в частности, изваял ангелов, празднующих рождение Христа для фасада Рождества. В своей работе мастер столкнулся с теми же трудностями, что и архитектор Бонет. Оригиналы, выполненные самим Гауди в гипсе, погибли в 1936 году при пожаре, не осталось даже рисунков или фотографий скульптур. Как можно было воссоздать их? Вот что об этом говорит сам японский скульптор.

Этсуро Сотоо: Я пытался понять философию Гауди, пытался изучить его работы, но всякий раз натыкался на глухую стену. И, наконец, я понял, чтобы строить храм, задуманный Гауди, надо попытаться посмотреть на природу его глазами. Потому что он учился у самой природы, поскольку природа является лучшим творением Бога. Гауди был весьма набожным человеком, и это явилось составляющим его гения. Недаром многие церковные деятели и простые верующие уже давно требуют его канонизации. Я лично открыл для себя христианскую веру через творчество Гауди.

Виктор Черецкий: При создании скульптур Гауди прибегал к разным способам, всякий раз стремясь как можно точнее копировать природу. Натурщиками ему нередко служили рабочие со стройки или посетители соседних баров. В качестве прототипа ослика, который должен был выглядеть изможденным, использовали животное местного старьевщика. Птицы усыплялись хлороформом, обмазывались жиром и с них делались гипсовые отливки. Священник храма Луис Бонет, брат главного архитектора.

Луис Бонет: Библейские сцены, алтарные элементы, вынесены на внешние стены храма. Его внешнее убранство гораздо богаче внутреннего. Здесь языком скульптуры изложено все евангелие. Таким образом, человек побуждается к молитве, находясь еще за пределами храма.

Виктор Черецкий: Между тем, строительство не переставали преследовать несчастья. Не так давно один из посетителей храма, оказавшийся душевно больным человеком, вновь устроил поджег в крипте. От огня полностью выгорела ризница. Ее восстановление потребует времени и больших затрат. И это не все. Авторы проекта скоростной железнодорожной магистрали Барселона-Мадрид решили проложить туннель, по которому поезда должны следовать в черте города к железнодорожной станции, в непосредственной близости от храма. Возникло опасение, что постоянная вибрация от проходящих тяжелых составов может, в конце концов, повредить творению Гауди. Это опасение разделяют многие ученые, включая американских и японских специалистов. Однако туннель, несмотря на многочисленные протесты, все же прокладывают. Бывший председатель патроната храма Жоан Риголь.

Жоан Риголь: Независимые технические специалисты говорят о реальном риске, которому подвергается храм, учитывая его объемы и вес всей конструкции. К тому же вблизи сооружения уже проложены туннели метро. Тем не менее, власти отказались остановить строительство нового туннеля, ссылаясь на мнение чиновников и инженеров, заинтересованных в строительстве частных компаний. Мы считаем, что храму грозит постепенное разрушение. Остается лишь надеяться, что этого не случится.

Виктор Черецкий: Добавим, что еще недостроенный храм Святого Семейства – один из самых посещаемых туристами монументов не только Барселоны, но и всей Испании. В год здесь бывает более трех миллионов человек.
XS
SM
MD
LG