Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о Нобелевской премии мира


Йеменская правозащитница Тавакул Карман заявила, что посвящает свою премию всем участников массовых акций под демократическими лозунгами

Йеменская правозащитница Тавакул Карман заявила, что посвящает свою премию всем участников массовых акций под демократическими лозунгами

В "Гранях времени": африканист Ирина Филатова, арабист Баграт Сейранян и писатель Ирина Хакамада.

В пятницу, 7 октября, стали известны лауреаты Нобелевской премии мира в 2011 году. Ими объявлены три женщины - президент Либерии Эллен Джонсон Сирлиф, активистка из Либерии Лейма Гбови и йеменская правозащитница Тавакул Карман. В формулировке Нобелевского комитета говорится, что приз присужден "за ненасильственную борьбу за права и безопасность женщин и участие в миротворческом процессе".

Владимир Кара-Мурза: Лауреатами Нобелевской премии мира 2011 года стали три женщины - президент Либерии Эллен Джонсон-Серлиф, либерийская правозащитница Лейма Гбови и активистка из Йемена Таваккул Карман. Об этом здесь сегодня сообщил председатель Норвежского Нобелевского комитета Турбьерн Ягланд.
"Премия присуждается за их ненасильственную борьбу за право женщин участвовать в миротворческом процессе по всему миру", - говорится в заявлении комитета.
На сегодняшний день среди лауреатов премии мира насчитывается 97 человек, в том числе 12 женщин и 20 организаций. Награду получили два наших соотечественника - в 1975 году академик Андрей Сахаров, а в 1990 году - президент СССР Михаил Горбачев.
В этом году на звание лауреата претендовали 241 кандидат, в том числе 53 организации.
Церемония вручения премии мира, к которой прилагается денежный приз размером около 1,5 миллионов долларов неизменно вручается в день смерти Альфреда Нобеля 10 декабря в парадном зале мэрии Осло, где лауреат по традиции выступает перед собравшимися с Нобелевской лекцией.
Присуждение Нобелевской премии мира трем женщинам-политикам из развивающихся стран обсуждаем с Багратом Сейраняном, ведущим научным сотрудником Сектора истории политических проблем отдельных арабских стран Института востоковедения Российской академии наук, Ириной Филатовой, африканистом, доцентом Высшей школы экономики, заслуженным профессором Натальского университета в ЮАР и Ириной Хакамадой, писателем и общественным деятелем. Как по-вашему, подтверждает ли выбор Нобелевского комитета возросшую роль женщин в политике?

Наталья Филатова: Вы знаете, это вопрос очень сложный. Он скорее подтверждает желание Нобелевского комитета утвердить женщин в политике, вознаградить их за то, что они в ней участвуют.

Владимир Кара-Мурза: Чем прославились президент Нигерии Эллен Джонсон-Серлиф и нигерийская правозащитница Лейма Гбови?

Наталья Филатова: Вы знаете, я, если можно, начну с Леймы Гбови, потому что биография у нее довольно прямолинейная. То есть это молодая женщина, ей всего-навсего 39 лет. Она организовала в 2002 году компанию либерийских женщин, собрала их вместе, разные религии, разные этнические группы. Собрала их вместе и организовала на то, чтобы они мирными способами попытались избавиться от диктатора, правящего в это время страной, Чарльза Тейлора. Что они делали? Пикеты, голодовки и молитвы. Самое было яркое событие, когда тысячи женщин в 2003 году собрались на футбольном поле и молились за то, что Чарльз Тейлор ушел. Интересно было и то, когда Тейлор ездил в другие страны Африки, в соседние страны, эта толпа женщин, одетых в белые майки одинаковые за ним следовала и везде с плакатами устраивала демонстрации: долой Чарльза Тейлора! Мир! Мы хотим мира сейчас! Это, естественно, привлекало к проблеме международное внимание и помогло-таки от Тейлора избавиться. Кампания на этом не кончилась, Гбови продолжала свою деятельность, она в других странах помогала женщинам организовать такие же кампании. И в 2006 году она стала сооснователем организации, которая называется "Африканские женщины за мир и безопасность". Так что, видите, для своих 39 лет она сделала немало. Но особенно трудно ей было работать в своей собственной стране при правлении Чарльза Тейлора.
Что касается Эллен Джонсон-Серлиф, то у нее биография гораздо более сложная. Во-первых, ей 72 года, во-вторых, в политике она очень и очень давно. И биография ее была далеко не такой однозначной и далеко не прямой, как у Гбови. Она экономист по образованию, училась в том числе в Америке, в том числе три года провела в Гарварде и так далее. Она была одно время министром финансов в своей стране, но уехала в эмиграцию из-за противоречий с военным режимом. Потом она, самый такой неприятный момент в ее биографии, то, что она поддержала Чарльза Тейлора, когда он начал свое восстание и поддерживала его длительное время, собирая для него деньги. Режим Чарльза Тейлора, как известно, прославился и грязными бриллиантами, и кровью, и использованием детей в войне и так далее. Но она все-таки с ним поссорилась и потом выдала его суду в Гааге после того, как стала президентом. Непосредственно для женщины она сделала не так много, ее собственная биография, ее собственное участие в политике – это и есть ее вклад. Она выступала с заявлениями соответствующими на эту тему, но, собственно говоря, таких кампаний, как ее коллега Гбови, она не проводила.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, говорит ли выбор Нобелевского комитета о возрастании роли женщин в международной политике?

Ирина Хакамада: Любой выбор, даже Нобелевского комитета, очень
Любой выбор, даже Нобелевского комитета, очень часто бывает субъективным

часто бывает субъективным. Например, Нобелевскую премию мира вручили молодому, только что пришедшему к власти президенту Обаме и получилось все наоборот. Но в этом случае, я считаю, что все-таки тренд существует в мировой политике о большем вовлечении женщин на самые высокие позиции. Может быть Нобелевский комитет отразил эту тенденцию. С одной стороны, я согласна, поддержав женщин, с другой стороны, пытаясь быть современным.

Владимир Кара-Мурза: Как вы оцениваете роль Таваккул Карман в йеменской "арабской весне"?

Баграт Сейранян: Это в Йемене человек известный, хотя в общеарабском масштабе она мало проявила себя. Она выделилась среди йеменских журналисток своей настойчивой борьбой. Впервые о ней стало известно в 2005 году. Она возглавила активистскую группу "Женщины-журналистки без оков". И с тех пор она стала известна. В это время она была заключена под стражу за протестную деятельность. Она возглавила группу женщин. И тогда подключились некоторые в том числе общеарабские радиостанции, которые стали требовать освобождения ее. Под нажимом и внутренних протестов, и общеарабских радиостанций она была освобождена. С тех пор ее влияние как-то среди сил определенных в Йемене, борющихся за права женщин, за мир в целом, за демократические, либеральные реформы, она стала с тех пор известна.

Владимир Кара-Мурза: Ольга Крыштановская, руководитель Центра изучения элиты Института социологии Российской академии наук, отмечает массовый приход женщин в политику.

Ольга Крыштановская: Я думаю, что тренд прихода женщин в политику во всех сферах видно. Женщины все больше баллотируются не просто на какие-то второстепенные посты, а на президентские посты, занимают посты главы ЮНЕСКО, Валютного фонда и так далее. То есть, безусловно, это тренд. И Нобелевский комитет, который очень чутко реагирует на разного рода изменения в мире, он прореагировал таким образом. Но, конечно, выбор этих женщин показывает то, что достаточно традиционно можно ожидать от Нобелевского комитета. Находятся люди, которые поддерживают западные ценности – это люди, которые способствовали или установлению мира, или развитию демократии. В данном случае это тоже так, все три женщины, которые представляют африканский континент, каждая в своем роде трудилась именно на благо мира и демократии в своей стране.

Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG