Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евгений Чичваркин – об уроках Березовского и Абрамовича


Евгений Чичваркин

Евгений Чичваркин

В Лондонском Высоком суде продолжается процесс по иску опального олигарха Бориса Березовского к не опальному олигарху Роману Абрамовичу. Впечатлениями от процесса делится бывший владелец "Евросети" Евгений Чичваркин.

Рассмотрение иска Березовского к Абрамовичу по существу началось 3 октября 2011 года. Березовский обвиняет Абрамовича в том, что тот в 2000–2003 годах ему угрожал и вынудил его и партнера Березовского Бадри Патаркацишвили продать активы "Сибнефти" и "РУСАЛа" по заниженной цене. Березовский рассчитывает взыскать с Абрамовича порядка шести миллиардов долларов.

7 октября – второй день, когда Березовский дает показания в суде.

За ними внимательно следят в России и за рубежом, поскольку участники процесса вспоминают обстоятельства перераспределения государственной собственности и участия в выборах 1996 года. В Лондоне за процессом наблюдает бизнесмен Евгений Чичваркин. Своими впечатлениями он поделился с Радио Свобода.

– За кого болеете? С кем – Березовским или Абрамовичем – вам доводилось общаться больше?

– Мне доводилось несколько минут общаться с Березовским и я один раз видел рядом живого Абрамовича. Не могу сказать, что за кого-то из них я болею. Мне очень хочется, чтобы Лондонский независимый суд оценил то, что происходило в России в девяностые годы, чтобы прозвучали, наконец, имена тех политиков, которые вытворяли тогда то, что можно квалифицировать как преступления, – а сейчас занимают высшие должностные посты. Думаю, документы, которые будут представлены в суде, очень не понравятся высшему российскому руководству.

Явных симпатий к Березовскому или Абрамовичу у меня нет. Оба бывших партнера обладают крайне высоким интеллектом и в разное время добивались умопомрачительных успехов как коммерсанты. У обоих есть чему поучиться, и их истории крайне интересны.

– Чем они, на ваш взгляд, отличаются друг от друга?

– У них немного разные амбиции и цели. Роман Аркадьевич Абрамович не ассоциируется у меня с человеком, которому нужна политическая власть или политическое влияние. При этом он абсолютный перфекционист по своим затратам и вложениям. Борис Абрамович другой. Я вообще назвал бы процесс "Абрамович VS Абрамович".

– Кого бы – Березовского или Абрамовича – вы скорее назвали примером для подражания?

– Оба – пример того, как надо уметь считать и как стремиться к успеху. Надо понимать, что истина неоднозначна, сложна и многогранна. Суд покажет, как высшие политические силы России участвовали в темных, а может быть, и вполне светлых, делах. Народ должен знать своих героев. Безусловно, оба спорщика заслуживают внимания, а их интеллект и страсть к жизни – большого уважения. Но я не английский суд и не берусь судить, кто заслуживает этого больше. Это гениальные коммерсанты с крайне изворотливым острым умом. Это интересно. Правильно, когда люди хотят выяснить отношения суде, а не в драке, как Полонский и Лебедев, например.

– Чем вы отличаетесь от Абрамовича и Березовского?

– Во-первых, я глупее, во-вторых, ленивее, в-третьих, менее амбициозен. Все, кроме тех, кто входит в первые три-четыре десятка самых богатых людей в списке Форбс, обладают в той или иной мере теми качествами, которые я назвал.

– Вам обидно, что вы не могли участвовать в приватизации и предпочли не заниматься нефтегазовой отраслью?

– Покупатели жали мне руки, улыбались и отправляли смс. Я питался этим, как энергией, и буду питаться через какое-то время, когда открою магазин. К тому же меня тяготили даже восемь охранников, а тратить на охрану миллионы я бы вообще не смог. Для меня личное важнее общественного. Наконец, я не мог бы для достижения сверхдоходов выслуживаться перед людьми, к которым плохо отношусь. И вообще я иногда хочу побыть в бездействии…

– Вы бы согласились с утверждением Березовского о том, что коррупции в России в девяностые было гораздо меньше, чем сейчас?

– Это на сто процентов правда.

– Борис Березовский, как и его оппонент, прямо или косвенно участвовал в создании той системы ведения бизнеса, которая в итоге обернулась против вас. У вас есть к нему и к Абрамовичу личные претензии?

– Березовский участвовал в приводе Путина к власти. Но первым же об этом пожалел и публично покаялся. Личных претензий нет абсолютно никаких. Более того, перфекционизм – близкая мне философия…

– Вы никогда не думали, что если бы Березовский и Абрамович вели себя иначе в 1990-х, ситуация, из-за которой вам пришлось покинуть Россию в 2000-х, не возникла бы вовсе?

– Нет. Два конкретных человека здесь совершенно ни при чем. Если бы общество было не готово к Путину, оно бы за Путина не проголосовало, как бы Абрамович ни старался. Путина привели к власти неготовность к свободе и советскость внутри. Не было бы Абрамовича с Путиным, был бы Рабинович с Мутиным.

– Уголовное дело против вас прекращено, запрос о международном розыске и решение о заочном аресте отозваны. Что должно измениться, чтобы вы вернулись в Россию? Вы намерены участвовать в этих изменениях?

– Я косвенно участвую. 150 тысяч рублей выдал Навальному за призы за песни против правящей партии и за оппозиционной гимн: должна быть песенка, которой все подпевают... Я принимаю участие в том, чтобы власть в России поменялась настолько, насколько хочу. Но я хочу и демократические процедуры, выборы, политическую острую борьбу, гласность. Я хочу, чтобы истина рождалась в честном споре. И тогда вернусь: где родился – там и пригодился, там понятные сердцу вещи, запахи и звуки.

– Свободных выборов нет.

– Есть Навальный. Думаю, все изменится не позже 2018 года...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG