Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Томас Хаммарберг - об убийстве Анны Политковской и о российской демократии.


Томас Хаммарберг

Томас Хаммарберг

В годовщину гибели Анны Политковской комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг дал интервью корреспонденту Радио Свобода - о расследовании убийства Политковской и других важных политических проблемах

- Что Москва, по вашему мнению, должна сделать, чтобы в Европе сказали: да, российские власти действительно пытаются привлечь виновных в этом убийстве к ответственности?


- Самое важное – разобраться с этим случаем до конца, чтобы все, кто ответственен за это убийство, предстали перед судом и понесли наказание. Это касается не только самого убийцы, но и тех, кто его сопровождал, финансировал, и того, кто это убийство заказал – то есть действительно всех. И очень важно установить, кто несет политическую и моральную ответственность за принятие решения об убийстве. Иначе атмосфера безнаказанности будет только распространяться, и это будет крайне негативным сигналом. Уже прошло пять лет, это очень много, и просто необходимо, чтобы это дело было завершено как положено и в соответствии со всеми нормами закона.

- Еще одна смерть, которая в России очень тяжело расследуется – это смерть Сергея Магнитского. Каково ваше мнение об этом деле?

- Это очень серьезный случай, и я отметил, что президент Медведев в определенный момент обозначил свою позицию, сказав, что это все должно быть полностью расследовано. Так же, как и в случае с Анной Политковской, необходимо расследовать это по-настоящему глубоко по тем же причинам: если правосудие не восторжествует, - хотя самого Сергея Магницкого уже нет в живых, - то безнаказанность тех, кто допустил эту смерть, даст очень негативный эффект. Так что этот один из тех случаев, в которые которые должна быть внесена ясность.

- Российские официальные лица сообщают, что известный законопроект, который бы позволил Москве избирательно выполнять решения Европейского суда по правам человека, отложен, но не снят с повестки дня. Как вы думаете, допустимо ли принятие такого закона Россией?

- И Европейская конвенция о правах человека, и прецедентное право Страсбургского суда говорят однозначно, что если речь идет о правах человека, то Европейский суд по правам человека выше любой юридической инстанции в Европе. Так что нет даже разговора о том, что Европейский суд находится в зависимости от решений национальных судов, верховных или конституционных. Это идет вразрез с заключенными соглашениями.

- Произошли ли, на ваш взгляд, в последнее время какие-нибудь изменения в России в области свободы собраний? И насколько это важно в связи с предстоящими выборами в российский парламент?

- Некоторые изменения в законодательство, касающееся этой сферы, были сделаны в правильном направлении, но реальной проверкой состояния дел будет как раз предстоящая избирательная кампания. Будет ли возможность у людей, представляющих небольшие партии и организации, мирно собираться и проводить митинги и шествия? Мы недавно выпустили по этому поводу документ, в котором подчеркнули, что нужно все же придерживаться ясного принципа: никто не должен добиваться разрешения на проведение уличных акций, принцип свободы высказываний говорит, что у вас есть это право. Даже если учесть, что есть проблемы движения транспорта и по этому поводу должны проводиться согласования между властями и организаторами, эти согласования должны проходить, прежде всего, в духе уважения к праву на выражение своего мнения. Иногда есть и другие проблемы, в частности, организации неких анти-демонстраций, которые призваны помешать проведению какой-либо акции. И в этом случае, делается ли это по политическим или другим причинам, всегда есть опасность проявления насилия, и такие попытки должны пресекаться. Так что здесь большая ответственность лежит на местных властях, которые обязаны защищать право граждан на мирные акции и устанавливать конструктивные отношения с теми, кто организовывает шествия и демонстрации.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG