Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В программе "Общественное мнение" 2 октября мы обсуждали социологическое исследование по вопросам здоровья и здравоохранения в странах постсоветского пространства.

Россия, Украина, Белоруссия, Молдавия, Грузия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Киргизия, наконец… Практически повсюду у людей серьезные претензии к системе здравоохранения. Кто-то недоволен качеством "бесплатного" медицинского обслуживания, а кто-то – тем, что за многие услуги теперь приходится платить.


А вот цитата из уличного опроса Радио Свобода, проведенного в Пятигорске: "Папу оперировали в октябре прошлого года. Недозашили. Кровь ушла вовнутрь, и он через сутки умер".

Много печальных, а порой и трагических примеров вокруг. Мать моего знакомого с тяжелым инсультом не взяли в больницу в райцентре возле ее дачи. Да, конечно, не по месту жительства: наверное, имели право отказать. Но ведь известно, что в этом случае очень важно как можно скорее ввести больному необходимые препараты, иначе наступают необратимые изменения. Хорошо, что пожилую женщину успели вовремя довезти до Москвы, могли и не успеть… Понес бы кто-то в этом случае ответственность за ее смерть или инвалидность? Не думаю.

Моей подруге, молодой и красивой женщине, ставят страшный диагноз: рак. Она шесть часов сидит в очереди на консультацию в специализированном институте и, наконец, заходит в кабинет. Врачиха на ходу просматривает результаты анализов: "Ну что, милочка, плохо! С такой формой заболевания прогноз очень неутешительный: выживаемость минимальная…" После этого подруга в течение трех дней рыдает с утра и до вечера, плачет даже ее муж, человек, к бурному проявлению чувств обычно не склонный. Затем он везет жену на консультацию в берлинскую клинику, и выясняется, что все совсем не так плохо. А ведь человек может умереть и просто от страха: психологи, во всяком случае, утверждают, что может. Словом можно убить.

Не знаю, кто дал врачам право сообщать пациентам прогнозы в такой форме. Может быть, никто не давал, они сами так решили. Но только этот случай – не единственный, я слышала и о других подобных. (Я уж не говорю о том, что результаты любого анализа неплохо бы перепроверить, прежде чем ставить окончательный диагноз. Могут ведь и напутать что-нибудь, и такие примеры известны…) В советские времена вообще, насколько я помню, было не принято озвучивать больным такие диагнозы, их, скорее, сообщали родственникам. Тоже, на мой взгляд, неправильно: человек должен знать, чем он болеет, но нельзя же так вот убивать его задолго до смерти, ставить на нем крест, давать негативную программу… Кто-то в такой ситуации пойдет реабилитироваться к психологу, кто-то поедет лечиться за границу, а что делать тем, у кого нет таких возможностей? Опустить руки и тихо ждать смерти?

В юности, болея тяжелыми бронхитами, я, случалось, ходила к гомеопату. Из ее кабинета все (и я в том числе) выходили окрыленными. Она умела так разговаривать с больными, так убеждала их в том, что все будет хорошо и лекарство обязательно поможет, что людям становилось легче уже на приеме.

Как назвать предмет, который хорошо бы ввести в обязательный курс в мединститутах? "Основы гуманизма"? Или просто "Человечность"? Можно ли лишить квалификации врача, походя убивающего пациента словом? У меня нет ответа на эти вопросы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG