Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто несет ответственность за нагнетание конфликта на севере Косова?


Ирина Лагунина: Сербы на севере Косова уже три недели продолжают блокаду дорог, протестуя против того, что албанские власти, при поддержке международного сообщества, пытались установить таможенный и пограничный контроль в двух пунктах на границе с Сербией. Кстати, эти протесты на самом деле начались в конце июля, но потом временно затихли. Любопытно, что сербы протестуют лишь в северном районе Косова, где они проживают относительно компактно, а остальные КПП функционируют уже давно – нормально и с таможней. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Белградское руководство обуславливает продолжение переговоров с представителями Приштины, прерванных в конце сентября, разрешением проблем с присутствием албанских полицейских и таможенников на своей северной границе. Тем временем косовские сербы на магистральных дорогах на севере укрепляют баррикады и даже заливают некоторые из них бетоном. Дежурство у баррикад ведется круглосуточно. Вот что рассказывает один из местных сербских лидеров Милан Иванович.

Милан Иванович: Ночи холодные, суточные температурные колебания большие. Чтобы в таких условиях можно было провести ночь, люди разжигают костры, варят чай и кофе. Алкоголь запрещен. Для ночных дежурств раскинуты палатки. Люди следят, контролируют, сообщают. Практически в блокаде принимает участие все население севера – почти 100%. Попытки навесить обвинения со стороны представителей косовских властей, что там, якобы, находятся какие-то криминальные элементы, что народ стал их заложником – оскорбление.

Айя Куге: Так представляют ситуацию организаторы баррикад: мирные протесты безоружного сербского народа, который не согласен жить в албанском Косове, а желает оставаться привязанным к Сербии.
А чем сегодня живут сербы в Косове, чего они пытаются добиться? Об этом мы разговариваем с белградским аналитиком, специалистом по этническим вопросам Душаном Яничем, который только что вернулся из Косова. Для начала: какова атмосфера в сербских анклавах, которые не граничат с Сербией и в которых протестов нет?

Душан Янич: Скажу так: атмосфера в сербских анклавах южнее от реки Ибар странная. Впечатление такое, что люди пристально и с опасением следят за тем, что происходит на севере. Особо внимательно присматриваются к шагам Белграда, и, кажется, результат приводит их в растерянность – потому что из столицы Сербии нет никаких посланий, никакой ясной политики, которая касалась бы их. Сербы из анклавов, конечно, толкуют этот факт по-своему, однако заметно, что у них нет ни особых эмоций, ни особой солидарности, ни готовности к акциям помощи относительно севера. Думаю, что причина в том, что лидеры с севера годами вели политику, которая совершенно не учитывала интересы сербов южнее Ибра – несмотря на то, что там проживает больше сербов, чем на севере. Это создало серьёзную политическую и человеческую дистанцию, даже недоверие к действиям сербов с севера.

Айя Куге: Похоже, что сербы из южных и центральных анклавов пытаются приспособиться к косовской реальности, в отличие от тех, кто живет на севере, по соседству с Сербией.

Душан Янич: Ситуация на севере показалась мне хаотичной. Ясно, что в последние полтора – два года Белград все свои политические усилия и меры по укреплению безопасности направил на север, и поэтому несёт ответственность за большую часть возникших там проблем. Кстати, официальная политика Белграда является проблемой сама по себе. Прежде всего, проблема – канцелярия президента Бориса Тадича, напрямую управляющая ситуацией на севере Косова. С другой стороны, большинство граждан уже потеряли тот жар мобилизации, который был у них в июле. К атмосфере прибавился страх от возможных последствий. Это понятно. Люди там ведь закрыты в своего рода крепости. Они отделены от Сербии собственными баррикадами, а многие ощущают также психологический груз от того, что живут за стенами разделённого на сербскую и албанскую части города Косовска Митровица. У сербов с севера Косова нынешнее положение вызывает серьёзную озабоченность – тем более что не видны ни ясные дипломатические действия Белграда, ни их результаты.

Айя Куге: Сербы на севере области практически отрезали себя баррикадами от остального мира. Известно, что таких баррикад 17 – на всех дорогах и посреди разделённого между сербами и албанцами города Косовска Мировица. Проехать можно лишь по так называемым альтернативным дорогам – это узкие грунтовки по горам и лесам, где грузовикам не пробраться. Сообщается, что товары в магазинах всё дороже, и среди населения растет скрытое недовольство.
Напомню – мы разговариваем с сербским экспертом по Косову Душаном Яничем.

Душан Янич: В отличие от июля, сейчас возведение баррикад является трудовой, или лучше сказать военной обязанностью граждан – люди на дежурства отправляются в организованном порядке, несмотря на то, работают ли они в государственных или частных предприятиях. И появляется большая проблема – политические цели и мотивы протеста у людей различны. По идее Белграда, баррикады должны были служить тому, чтобы вынудить международное сообщество на переговоры о разграничении сербов и албанцев и разделе территории. Эта цель для многих сербов в Косове уже стала недостаточной, и теперь для них более важными кажутся политические цели отдельных организаторов блокады.

Айя Куге: В конце сентября у погранично пропускного пункта Яринье, который уже два месяца как превращён в базу международных сил под командованием НАТО, произошёл серьёзный вооружённый инцидент, в результате которого были ранены, по меньшей мере, десять сербов и столько же военнослужащих Кейфор – некоторые из них из огнестрельного оружия. В Белграде вначале сообщалось, что натовские войска, ни с того ни сего, напали на мирных демонстрантов. Потом, через неделю с заседания парламентской комиссии по безопасности просочилась провозглашённая государственной тайной информация о том, что на самом деле сербы напали на американских военных. Имеет ли смысл держать баррикады в ситуации постоянной угрозы столкновений с Международными силами?

Душан Янич: Снятие баррикад будет большой политической проблемой. И чем дольше Белград это будет откладывать, тем тяжелее будет. Одновременно, с каждым днём существования баррикад возрастает и риск для безопасности региона – не только из-за жертв, число которых возрастает, но и из-за числа арестованных. Задержано много молодых сербов, которые теперь находятся в тюрьмах Пришины и Вучитрна. Однако о них молчат, они не существуют в информационных программах Сербии. Из-за того, что белградские средства информации передают совершенно ложную информацию о ситуации в Косове, официальный Белград уже потерял авторитет и вряд ли его представителям удастся повлиять на людей и убедить их разобрать баррикады. Перед нами стоит также вопрос: до какого времени НАТО, командующий международными силами в Косове, будет терпеть ежедневный вызов. Даже технически тяжело будет убрать баррикады – некоторые из них залиты бетоном и их придется взрывать. Я опасаюсь, что с каждым днём ситуация в области безопасности в Косове приближается той, когда можно ожидать военно-политического ответа международного сообщества и НАТО.

Айя Куге: Есть всё больше подозрений, что большое влияние на обострение ситуации имеют криминальные элементы и подчиняющиеся им вооружённые группировки. Пресса начала расследовать связи богатого сербского бизнесмена из Косовской Мировицы Звонко Веселиновича, известного контрабандой бензина и сигарет и одновременно контактами, как с политиками в Белграде, так и такими же “бизнесменами”, как он сам, – в Приштине. Веселинович, якобы, организовал поджёг двух КПП Брньяк и Яринье летом, а 27 сентября – нападение в Яринье на базу миротворцев. Актуальным стал вопрос: кто контролирует протесты на севере Косова?

Душан Янич: Белград был инициатором воздвижения баррикад, и он их контролирует через своих, находящиеся в Косове, параллельных структур безопасности. В этих тайных структурах задействованы не только полицейские в штатском, но и так называемые “бизнесмены с противоречивой биографией” – они привлекают и криминальные элементы. Но они не главные актёры – в главных ролях всё-таки руководство в Белграде и местные политики на севере Косова. Эти местные сербские политики принадлежат к партиям, которые в Сербии находятся в оппозиции, а в сербской косовской среде являются правящими. Им важнее дискредитировать президента Бориса Тадича и его политику, чем достичь прогресса. А у Тадича из этого тупика выхода нет.

Айя Куге: Белградское руководство призывает к проведению международной конференции, давая понять, что созрела ситуация для раздела Косова – так, чтобы населенный сербами север области отошёл к Сербии.

Душан Янич: Скажу искренно: я помню времена Слободана Милошевича, 1997-99 год в Косове. Борис Тадич и его канцелярия всё больше похожи на Милошевича: они сами производят историю, пишут новости, выдают за факты то, что им снится. Они бы хотели добиться международной конференции, на которой обсуждался бы вопрос статуса сербов – а на самом деле был бы подтверждён раздел Косова. По-моему, это нереально. Однако один разговор надо начать как можно скорее – это разговор между Сербией и НАТО. Если Белград не приступит к переговорам с НАТО, нас ожидают большие проблемы.

Айя Куге: Мы разговаривали с белградским специалистом по Косово Душаном Яничем.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG