Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О будущем политики и кризисных самоубийствах


Плакаты на одном из красноярских митингов оппозиции

Плакаты на одном из красноярских митингов оппозиции

Российские блогеры продолжают обсуждать ожидаемое политическое будущее. На сайте Polit.ru Александр Иосад называет "вертикальной демократией" ту систему, которая сложилась в России - в противовес политическим системам, ориентирующимся на борьбу между правыми и левыми.

Если бы избиратели вдруг выбрали не Путина, а кого-то другого, то нынешнему премьер-министру тоже пришлось бы возглавить список "ЕР" — будь то Зюганов, Жириновский, очередной "кандидат Богданов" или автор мема "партия жуликов и воров" Алексей Навальный. Учитывая то, насколько сильно партия интегрирована в институты власти, такой сценарий не представляется невозможным — ведь в вертикальной иерархии смена политической ориентации не ведет к смене позиции в политическом пространстве. В конечном итоге, отсутствие горизонтального диапазона "левые-правые" в российской политике и его подмена вертикальной иерархией предотвращает появление новых политических сил в стране не менее эффективно, чем изменения в избирательном законодательстве. Разделение на левых и правых позволяет избирателям легче определять положение новичков в политическом пространстве относительно существующих партий и решать, поддерживают ли они их программу. В выстроенной вертикальной системе партии начинают с "внесистемного" статуса, в котором они сливаются в единую массу, и обсуждение политических программ отходит на второй, а то и на третий план. Такова логика вертикальной демократии, в которой политические силы стремятся быть избранными ради более высокого положения в системе, а не для продвижения конкретной программы.

Писательница Ирина Дедюхова на своем сайте вступила в дискуссию о будущем президенте России с другими блогерами:

Речь идет не о "советах", а о простой человеческой порядочности. На язык политики это, представьте себе, тоже достаточно легко переводится. Именно поэтому самовыдвижение господина Путина на съезде партии, где его кандидатура не только не обсуждалась предварительно в первичных организациях, но и сами участники съезда до конца пребывали в "интриге" – достаточно прохладно рассматривается мировым сообществом. Но в этом случае господин Путин должен был честно объявить о своих политических амбициях заблаговременно, а не создавать на посту премьер-министра "Народный фронт". Захотелось окунуться в "предвыборную гонку" – он должен был подать в отставку. "Народный фронт" – это недопустимый шаг на государственной службе. Впрочем, он к таким "мелочам" всегда относился достаточно легковесно, ставя свои личные интересы выше государственных.

Политик Олег Шеин в своем блоге использует вместо доводов - факты. Он публикует данные о размере местных бюджетов в Астраханской области, где он является депутатом: по сравнению с областными местные бюджеты год от года уменьшаются:

Учитывая инфляцию, местные бюджеты сокращаются на четверть. Причем в 2013-2014 годах они так и не поднимутся. Заметим, что именно из местных бюджетов финансируется ремонт дорог, наружное освещение, школы, больницы и детские садики. Проект "Единой России" – это проект массового сокращения социальной сферы. То есть, деньги муниципалитетов просто заберут на затыкание зияющих дыр в областном бюджете. Теперь посмотрим, как этими отобранными деньгами собирается распорядиться областное правительство. В глаза бросается рост расходов на содержание самой власти. Когда-то, в советские времена, расходы на аппарат не превышали 2% бюджета. В 2012 году они возрастают на треть и достигают 5,5% всех расходов области.

***
Западные блогеры задумываются о влиянии экономического кризиса на уровень криминальности. Как стало известно накануне, например, в Греции из-за экономических проблем увеличилось число наркоманов, проституток и самоубийств. Глава полиции Лос-Анджелеса Уильям Брэттон размышляет об этом на сайте "Freakonomics":

Не существует однозначной причинной связи между бедностью, экономическим спадом и преступлением. Рост занятости или снижение ВВП обычно не ведут к соразмерному росту количества преступлений. Это происходит потому, что наиболее бедные люди по своей натуре не преступники и никогда ими не будут, даже если условия их жизни заметно ухудшатся. Наиболее вероятно они начнут винить во всем самих себя или членов семьи, вот почему во время кризисов растет количество самоубийств и случаев домашнего насилия. А вот кражи и вооруженные грабежи не имеют ничего общего с экономикой. Это утверждение, конечно, верно при особых условиях. Если показатели безработицы достигнут 15-20 процентов, это повлияет и на насилие, и на убийства, и на кражи. Не только потому, что люди не будут иметь средства к существованию, но и потому что их тяжелая ситуация не позволит им дать образование своим детям. Только при таких условиях молодые люди готовы заниматься торговлей наркотиками, грабежами, кражами, угонами автомобилей и т.д.

Пирс Бенн в блогах "Индепендент" пишет, что поскольку преступление является фактом нашей жизни, то стоит задуматься, каким должно быть наказание:

Возмездие наравне со сдерживанием являются традиционными целями наказания, но эти две цели могут привести и к абсолютно противоположному эффекту. Пожизненное заключение за курение на работе может отлично действовать в качестве устрашающего средства, но это будет очевидной несправедливостью. С другой стороны, платить насильникам и убийцам за то, чтобы они повторно не совершали свое преступление, может стать эффективным методом превенции, но это не удовлетворит тех, кто жаждет возмездия. Уголовному судопроизводству нужно серьезно относиться к преступникам - как к моральным существам, способным к осуществлению некоего выбора. Поразительно, но не существует доказательств того, что есть определенный "вид людей преступного типа". Наравне с некоторыми опасными преступниками, есть и психически больные, наркозависимые, социально отчужденные. Все это, конечно, не отрицает ответственности, но усложняет проблему.

XS
SM
MD
LG