Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В СИЗО продолжают лечить и умирать


В российской тюрьме или СИЗО с медициной дела плохи...

В российской тюрьме или СИЗО с медициной дела плохи...

Российские правозащитники требуют возбудить уголовное дело по факту смерти в минувшие выходные директора московской школы номер 1308 Андрея Кудоярова. Он скончался в Москве в следственном изоляторе, где ожидал суда по обвинению в получении взятки. Причиной смерти, по официальной версии, стал инфаркт. Адвокаты Кудоярова утверждают, что предоставляли следователям и судьям сведения о его серьезной болезни, однако, суд их проигнорировал и отказался изменить обвиняемому меру пресечения на подписку о невыезде.

Как сообщил агентству "Интерфакс" адвокат Андрея Кудоярова Александр Манов, родственники скончавшегося в СИЗО директора московской школы узнали о его смерти из СМИ. Официальное уведомление о гибели поступило только 10 октября. Адвокат заявил, что считает решение суда об аресте Кудоярова неоправданным, так как "он не чувствовал себя виновным и не собирался скрываться. Скончавшийся в СИЗО директор школы имел постоянное местожительства в Москве, а санкция статьи позволяла не применять столь суровую меру наказания", – завил защитник.

Директор школы 1318, арестованный в мае этого года по обвинению в получении взятки в размере 240 тысяч рублей, умер в московском СИЗО № 3 от обширного инфаркта. По версии следствия, Кудояров вымогал деньги у родителей одного из учеников, но в его защиту выступили родители других школьников, которые считали, что директора подставили. По факту смерти Кудоярова в медицинском кабинете СИЗО № 3 проводится доследственная проверка. О деле Андрея Кудоярова говорит руководитель московского бюро по правам человека Александр Брод:

– Его очень хорошо характеризуют – и как хорошего педагога, как хорошего менеджера. Конечно, нужно разбираться, за что он был помещен в СИЗО, в чем его обвиняли, насколько реальны эти обвинения. Другое дело, что человек скончался – у него были проблемы со здоровьем, и ему не была вовремя оказана медицинская помощь. Все это наводит на очень серьезные размышления вообще о содержании подозреваемых в следственных изоляторах, применении пыток, нечеловеческих условиях содержания, давлении на адвокатов, которые приходят в СИЗО, неудовлетворительной медицинской помощи гражданам. С правосудием у нас очень большие проблемы.
Зачем человека держать в варварских условиях, ведь у нас и так тюрьмы переполнены? И, честно говоря, они не соответствуют нормальным человеческим стандартам для содержания людей

По-прежнему действует карательная система. По-прежнему, все направлено на то, чтобы сломать человека, зачастую необоснованно поместить его в СИЗО и таким образом человека устранить – либо неугодного бизнесмена, либо просто неугодного человека, – считает Александр Брод.

Адвокат скончавшейся в апреле прошлого года в СИЗО тяжелобольной предпринимательницы Веры Трифоновой Владимир Жеребенков считает, что и его подзащитная, и директор московской школы Андрей Кудояров погибли из-за низкой квалификации тюремных докторов и давления следователей.

– Во всех цивилизованных странах мира нахождение человека под стражей – это исключение, а у нас, к сожалению, – правило. Его беда только в том, что он не признавал себя виновным. Ну какой смысл держать человека под стражей, который не совершил особо тяжкого преступления, убийства, каких-то действий насильственного характера? Отстранили его от должности и от работы – и все! Зачем человека держать в варварских условиях, ведь у нас и так тюрьмы переполнены? И, честно говоря, они не соответствуют нормальным человеческим стандартам для содержания людей. К сожалению, следователю нужны были его признательные показания. Поэтому он его и гнобил. К сожалению, наши суды просто не хотят защищать права и интересы наших граждан, а подряд штампуют все решения о заключении и под стражу. Эта обвинительная психология и психология 1937 года до сих пор превалирует в наших судах.

– Как должна оказываться медицинская помощь человеку, которому в СИЗО стало плохо? Приезжает "скорая помощь" или врачи СИЗО сами оказывают эту помощь?

– Врачи в СИЗО называются "лепилами", поскольку у них одно и то же лекарство от всех видов заболеваний. И нормальной медицинской помощи вы там не получите, я уж не говорю о специализированной помощи. Чаще всего осматривает местный врач, после чего вызывают "скорую помощь". Пока "скорая помощь" приедет, пока она пройдет на режимный объект, пока оформят их пропуск, проходит достаточно много времени. И не всегда они могут оказать медицинскую помощь, тем более если у человека случился обширный инфаркт.

– У вас как у адвоката с большой практикой, есть какая-то статистика – от каких чаще болезней умирают люди в СИЗО?

– В первую очередь сердечно-сосудистые заболевания, диабет. Умирают очень часто. Третья группа – это передоз. К сожалению, многие употребляют наркотические средства и в тюрьмах.

– После громких дел о гибели в СИЗО Веры Трифоновой, Сергея Магнитского, стала ли тюремная медицина более гуманной?

Поскольку врачи являются подчиненными начальника тюрьмы, поскольку они получают дополнительные выплаты за то, что они служат начальнику тюрьмы, они, соответственно, становятся помощниками следователей, оперативной части
– Нет, не стала, единственное улучшение – стали пропускать общественных наблюдателей. Но в любом случае, заработная плата крайне низкая, соответственно, нормальные профессионалы в тюрьмах работать не будут. Во-вторых, нет специализированного оборудования, – рассказал Владимир Жеребенков.

Президент общества специалистов доказательной медицины, доктор медицинских наук Василий Власов говорит о причинах низкого качества российской тюремной медицины и говорит, какую помощь должен получать человек с признаками инфаркта.

– Если у человека есть подозрение на инфаркт, заранее трудно сказать – обширный он или не обширный, этот человек должен немедленно переводиться в специализированное кардиологическое отделение больницы. Ни о каком оказании помощи на месте – в поликлинике, в тюремной камере или даже в тюремной больнице – не может быть и речи. Я кое-что знаю об оказании медицинской помощи в пенитенциарной системе РФ. К сожалению, качество медицинской помощи там очень низкое. Главная причина – это бедность. Второе – это то, что врачи там служат как ассистенты тюремщиков, а не как люди по своей профессии должны служить больным.

– А почему так получается? Что случается с врачами, которые приходят в эту систему работать?

– С ними случается то, что психиатры называют профессиональной деформацией психики. Поскольку они являются подчиненными начальника тюрьмы, поскольку они получают дополнительные выплаты за то, что они служат начальнику тюрьмы, они, соответственно, становятся помощниками следователей, оперативной части и т. д. и т. п. Они не преследуют интересов больных людей.

– Что нужно для того, чтобы тюремная медицина стала более гуманной?

– Для того чтобы изменить тюремную медицину, нужно сделать самый важный шаг – нужно сделать так, чтобы работающие там врачи и медицинские сестры работали на городское, сельское, областное здравоохранение, и просто приходили в тюрьму, чтобы оказывать медицинскую помощь. Андрей Иванович Воробьев, в бытность свою министром здравоохранения, пытался это сделать. Но, к сожалению, тюремщики не отдали свою власть над больными людьми в руки обычных полноценных врачей. Они так и остались в своем нынешнем состоянии. Надо сказать, что последующие министры здравоохранения, в том числе и нынешний, всячески отказываются от этой заботы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG