Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Валентин Барышников – о магии Формулы-1


Валентин Барышников

Валентин Барышников

Немецкий спортсмен Себастьян Феттель во второй раз подряд завоевал титул чемпиона мира по автогонкам в классе Формула-1. Финишировав третьим на Гран-при Японии, Феттель стал самым молодым в истории двукратным чемпионом мира – за четыре гонки до окончания первенства.

О таланте Себастьяна Феттеля и магии Формулы-1 говорит обозреватель РС Валентин Барышников, знаток этого вида спорта.

– Есть большой соблазн назвать Феттеля наследником Михаэля Шумахера. Так ли это на самом деле, как вы считаете?

– Сам Феттель не хотел бы так себя называть. Он, как и всякий гонщик, я думаю, хочет называться "первым Феттелем", а не "вторым Шумахером". Хотя соблазн, конечно, был у многих, и часто его называли именно так. С другой стороны, это вопрос отношения к Формуле-1. Многие журналисты говорят о том, что Феттель превзойдет Шумахера, может быть, не по числу титулов, но по качеству его чемпионства.

– Я читал несколько лет назад, когда Шумахер был главным гонщиком Формулы-1, любопытную статью, согласно которой у него как-то по-другому устроена сетчатка глаза. Поэтому якобы он может реагировать быстрее, чем другие гонщики, на скоростные изменения на трассе – и за счет этого выигрывает. У Феттеля есть какие-то подобные козыри?

– В Формуле-1 гонщик, вообще говоря, – это не только быстрота реакции. Если бы нужно было проверять быстроту реакции, то, вероятно, просто можно было бы, сделав это, сказать – вот этот самый быстрый, а этот не самый быстрый. Но Формула-1 – это широта человека. Феттелю ставят в заслугу то, что он в состоянии, принимая решения на трассе, то есть поворачивая руль направо, налево, нажимая рычажочки, педали и прочее, одновременно контролировать ситуацию в гонке и принимать стратегические решения. Сейчас его очень хвалили – после гонке в Сингапуре – за то, что он, заезжая на пит-стоп, одновременно контролировал, что рядом заезжает на пит-стоп другая машина, отстающая, аутсайдер, и, выезжая с пит-стопа, он понимал, что сейчас та машина тоже может выехать, и они могут столкнуться. И он вовремя затормозил – и выиграл гонку. Вот это ему все ставят в особую заслугу – он всегда в состоянии контролировать ситуацию гораздо шире, нежели просто реагировать на что-то по факту.

– Откуда такая мудрость в 24 года?

– Вот это загадка. Это то, о чем все говорят. Почему все ему и прочат такое великое будущее. В прошлом году, когда он стал чемпионом мира в последней гонке невероятным стечением обстоятельств, был чемпионат невероятного напряжения. Феттель находился в постоянном конфликте со своим партнером по команде Марком Уэббером. Естественно, он нервничал гораздо больше, чем в этом сезоне. И глава команды "Макларен" назвал Себастьяна "мальчик-авария". Смешно, но в этом году Феттель не допустил ни одной такой ошибки. Все говорят о том, что невероятно повзрослел. Он стал невероятно взвешенным и невероятно хладнокровным.

– "Формулический" чемпион становится год от года все моложе и моложе – Алонсо, Хэмилтон, теперь Феттель. С чем это связано?

– С развитием автоспорта. Быстрее приходят люди в гонки, раньше начинают и быстрее продвигаются, соответственно. Гонщик еще достаточно молод, у него такая острота реакции, о которой вы говорили, – но одновременно он успевает стать достаточно зрелым, как это происходит с Феттелем.

Хорошо бы, чтобы всюду был картинг, чтобы дети этим активно и повсеместно занимались. И тогда найдутся самые талантливые, которых вытянут профессиональные тренеры, которые будут заинтересованы в том, чтобы найти своих Феттелей, Хэмилтонов, Алонсо
И тут я бы немного рассказал о самом Феттеле, поскольку его жизненный путь вызывает у меня острое чувство восхищения. Это человек, который очень рано осознал свое призвание. В 3 года отец посадил его в детский карт. И с тех пор он ничем другим фактически не занимался. Его ничто больше не интересовало. Человек полностью посвятил себя этой жизни с такого раннего возраста… Мне бы хотелось с самого детства знать, что у меня такое же призвание. И он, надо сказать, многое отдал этому. Он сам рассказывал – все шли на дискотеки, все шли гулять, а он отправлялся на пробежки. Он не пил и не курил. Он все время занимался техническими вопросами, искал себе спонсоров. Он с детства рвался к тому, чтобы стать чемпионом Формулы-1.

– Это, мне кажется, единичная такая история, хотя закономерность есть в ней. Так совпало, что в эти же дни в Чехии прошел знаменитый Большой Пардубицкий стипльчез. Там выигрывает год за годом жокей по фамилии Ванья. Ему 58 лет! Он себя, вероятно, осознал спортсменом не как Феттель, не в три года, а значительно позже. Тем не менее, он сделал такую блестящую карьеру уже на шестом десятке. А из Формулы-1 во сколько лет сейчас уходят?

– 35 лет – это, в принципе, предел, но в прошлом году вернулся в Формулу-1 Михаэль Шумахер, которому был на тот момент 41 год. Правда, он не смог показать пока что ничего выдающегося. Многие подозревают, что уже ничего и не покажет. Но в 41 он – суперветеран.

Но Феттель – это не единичный случай. Потому что есть другой чемпион, Льюис Хэмилтон, у которого Феттель отобрал все звания самого молодого во всем – самый молодой победитель в гонке, самый молодой обладатель поула, самый молодой чемпион. Хэмилтон тоже известен ровно тем же. В 10 лет Хэмилтон на каком-то автошоу подошел к главе команды "Макларен" Роду Деннису и сказал: "Я хочу выступать за вашу команду!" И он стал выступать и завоевал чемпионский титул.

– Виталий Петров, российский гонщик Формулы-1, чем-то подобным знаменит? Он тоже в 5 лет впервые сел за руль скоростного автомобиля?

– Вот это боль российского автоспорта. Никуда Виталий Петров в 5 лет не сел. И вообще он не прошел эту школу. У него нет картинговой школы. Он начал выступать на соревнованиях чуть ли не в 17 лет. Он быстрый гонщик, но у него отсутствует с детских пор стремление добиться чего-то, добиться всеми возможными способами. В прошлом году, когда он заканчивал первый год в команде "Рено", руководитель команды "Рено" Эрик Булье делал ему совсем уж школьные выговоры. Он говорил, что Петров не должен так много висеть на телефоне, разговаривая с родителями, должен больше работать, и уговорил его в конце первого года переехать поближе к базе команды – в Англию из Испании. Это, может быть, некоторая часть рекламной кампании, но Дэвид Култхард, известный в прошлом гонщик, комментатор "Би-Би-Си", рассказывает историю, что он, будучи в Швейцарии, где формально живет Феттель, позвонил ему и пригласил на ланч. И тот сказал: "Я с удовольствием, но я сейчас на базе в Британии отрабатываю на тренажере, гоняюсь, тренируюсь". Для Феттеля и для Хэмилтона все, что происходит вокруг них, – это возможность добиться максимального результата.

– Чем сложнее спорт, тем это актуальнее – требуется 100-процентная концентрация, полное самоотречение. Я помню, когда американский пловец Майкл Фелпс побеждал, говорили, что он только ест, спит и плавает. Видимо, если ты не только ешь, спишь и ездишь на машинах, а еще чем-то занимаешься, то уже чемпионом, видимо, тебе не стать. Изменится ли в России ситуация после того, как в 2014 году этап "Формулы-1" пройдет в Сочи? Тысячи мальчишек и девчонок сразу бросятся за штурвалы суперскоростных болидов?

– Мой личный опыт подсказывает мне, что, вообще говоря, путь тысяч мальчишек и девчонок должен лежать через другое. Тут мало просто голого энтузиазма, мало увидеть по телевизору какое-то соревнование. Им нужно, чтобы было куда броситься. Мне кажется, что логичнее было бы развивать инфраструктуру в широком смысле слова. Смешно говорить об автоспорте в России, пока между двумя главными городами, Москвой и Санкт-Петербургом, между которыми всего 600 км, до сих пор нет нормальной трассы. Хорошо бы, чтобы всюду был картинг, чтобы дети этим активно и повсеместно занимались. И тогда найдутся самые талантливые, которых вытянут профессиональные тренеры, которые будут заинтересованы в том, чтобы найти своих Феттелей, Хэмилтонов, Алонсо и т. д. С другой стороны, может быть, стратегия российских властей, которая всегда чуть-чуть основана на пиаре, – мы сейчас сделаем что-нибудь громкое, всем понравится, все бросятся в атаку, – тоже оправдается. Но тут уж надо ждать и смотреть, что будет.

– За что вы так любите Формулу-1?

– Я люблю ее за разное. В 1992 году, когда я впервые увидел эти гонки, это было окно совсем в другой мир. Когда Советский Союз кончился, мы ничего такого не видели, – и вот увидели это. Сейчас я люблю за то, что это огромная машинерия. 80% всего, что происходит – это быстрые машины, какие-то технические вещи. Там остается примерно 20% для гонщика. Но иногда эти 20% дарят необыкновенный эмоциональный накал, помноженный на те 80% машинерии. Это много!

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "подводим итоги с Андреем Шарым"
XS
SM
MD
LG