Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Бабская неделя имени Майкла Джексона невольно и непредсказуемо возбудила русскоязычное фанатское сообщество. Главным ньюсмейкером в российской инет-зоне и её окрестностях неожиданно стала ведущая Елена Малышева. Пока в Лос-Анджелесе на суде по делу доктора Конрада Мюррея во вторую неделю процесса «блистала» следователь, в русских соцсетях зажёгся фитилёк главного телевизионного врача Первого канала.

Очаг возгорания произошёл в программе «Минута славы» 2 октября. Катализатором выступил украинский дуэт «Maden Show», показавший свой уникальный номер (ребята рисуют в зеркальном отражении) под песню Майкла Джексона «Earth song», и посвятившие его певцу. Под бурные аплодисменты студии, после положительной реакции председателя жюри Александра Маслякова выступила со своим спичем Елена Малышева:

«Майкл Джексон никогда не был символом мира. Он наркоман. Он раз попытался собрать какие-то там вещи для детей Африки, и то это - история... Друзья, дорогие, он умер от передозировки наркотиков, об этом писали все газеты, и, в общем, достаточно было читать... Так что это не секретные данные. Вот эта акция, когда он собрал деньги и загрузил самолеты, она известна, как одна из самых позорных акций помощи Африки, потому что самолёты куда-то разбрасывали груз, и они никуда не дошли... Но всё-таки кумиров выбирайте повыше и почище, и получше... Я все-таки напомню всем, что Майкла судили за растление малолетних и доказали что... (далее невнятно, под бурное негодование присутствующих)».

Сказанное ведущей программы «Жить здорово!» удивило и покоробило сидящих в студии и, не побоюсь этого слова, всех поклонников Джексона на просторах России, СНГ и дальнего зарубежья, куда вещает Первый канал. В социальных сетях фанаты завелись с полоборота. И даже нигде не забуксовало. Инициативные товарищи в момент написали пару петиций, одна из которых обращена лично к руководителю канала Константину Эрнсту, с требованием извинений и увольнения ведущей.

5 октября была проведена акция фанатов с плакатами и кричалками у стен Крокус Сити Холла, где проходил концерт очередного трибьюта певца. Если учесть, что только в Контактах.ру фан-клуб Джексона насчитывает почти 60 тысяч пользователей, можно предположить, что этот протест затянется надолго. А тот факт, что, как и у любого иного кумира, среди этой публики попадаются явно неадекватные люди, особенно в плане стилистики русского языка и призывов к противоправным действиям, навевает на мрачные мысли на происходящее и укладывает в тень имя самого объекта спора. Знает ли госпожа Малышева, какой ядерный реактор она запустила?

А теперь по пунктам. Интересно, врач Малышева также кричит миру о диагнозах своих пациентов? И что она вообще подразумевала под этим безапелляционным – наркоман. Значит ли с её слов, что любой пациент, кто употребляет обезболивающие препараты, наркоман? Или Малышева тайно являлась личным врачом Джексона (кстати, на процессе было об этом заявлено стороной защиты, мол, клиент доктора Мюррея лечился ещё у кого-то, но имени он не назвал), и она точно знает, что ничего у него не болело настолько, чтобы принимать целую аптеку медикаментов. Но тогда опять же, зачем же так орать врачу?

Упоминание благотворительной акции в помощь голодающим в Африке – это за пределами разумного. Что она имела в виду, какую из многочисленных акций, понять сложно. Скажем, в 1984-ом британские музыканты Боб Гэлдоф и Мидж Юр организовали международный благотворительный фестиваль, на котором собирали деньги в помощь Эфиопии. Акция называлась Band Aid , а грандиозное выступление - Live Aid (1985). В тех концертах участвовали, в том числе, Фил Коллинз, Стинг, Ю-2, Мик Джаггер, Тина Тёрнер.

В 1985-ом Майкл Джексон и Лайонел Ричи написали сингл «We Are The World», объединив для его записи толпу звезд мировой поп-музыки. Все сборы от продажи сингла ушли в Фонд USA for Africa, а это около 30 миллионов долларов. И как выяснили британские СМИ в 2010 году, часть собранных тогда денег ушла на закупку оружия для сепаратистской группировки "Фронт освобождения Тигре". Дело связывают с ЦРУ.

Только причем же здесь благотворители? Какими источниками телевизионный врач пользуется, трудно представить, как и картину, которую она обрисовала. Джексон, Ричи, Тёрнер выбрасывают с вертолёта над эфиопскими горными плато продуктовую помощь, да что там, - доллары. Тина, понимаете, куда вы вляпались?!

Стотысячное упоминание о судебном процессе, в котором Джексон был ОПРАВДАН судом ПРИСЯЖНЫХ, который не имеет обратной силы, а значит перед законом, народом и государством гражданин чист, для российского обывателя это лишний повод потрындеть и проявить полную безграмотность в судебной системе демократической страны. Ну, так трындели бы у себя на кухне. Зачем же запутывать многомиллионную телевизионную аудиторию.

А ведь ещё и моралите нам выдали. Врач Малышева знает некие критерии, по которым надо выбирать «повыше и почище, и получше» кумиров. В какое чистилище мне дёрнуться с моими Роллингами и Джексоном, Осборном и, прости господи, Петром Ильичём? Да, ещё я люблю Дали, а он в носу ковырялся и козявки рассматривал. Может, переключиться на какого-нибудь Путина. Выше, чище, лучше. И надолго. Так врач прописал.

В общем, странно, что у Елены Малышевой в данном случае возобладал некий шоубизнесовский азарт, а не профессиональная врачебная этика. Ну, и собственно, как-то негоже, не солидно бросаться словами, вроде того, что «все газеты писали». Может, доктор Малышева не те все газеты читает...

Теперь про бабский день на суде в Лос-Анджелесе. Там на прошлой неделе заслушали трёх милых женщин – подруг доктора Мюррея, включая и мать его ребенка, родившегося в марте 2009-го. Именно в квартиру, которую снимали гражданская жена и доктор, доставляли посылки с пропофолом и другими препаратами. В общей сложности почти 15 литров медикаментов. Поставщик медикаментов на суде рассказал, что был абсолютно уверен, что заказ доставлялся в клинику.

Никому доселе неизвестная актриса Николь Альварез на допросе сообщила, что понятия не имела, что находилось в посылках. На суде она всё время улыбалась, крутилась в кресле, всем своим видом давая понять: всё хорошо. Возможно, это её реально звёздный час.

Чего не скажешь про следователя Эллису Флик. Вот уж кому не позавидуешь. Это именно под её руководством команда коронёров производила обыск на месте преступления, т.е. в доме, где жил Джексон с детьми. Точнее обыск проходил в спальне, прилегающей комнате и ванной. Там Флик и команда показали все «премудрости» своей профессиональной работы. Флик оставила собственные отпечатки пальцев, зачем-то переставляла вещи и, главное, уничтожила свои записи, сделанные в доме. А фраза «я не помню» звучала чуть ли не на каждый второй вопрос защиты: вы делали эту фотографию? – не помню; детектив там был? – не помню; вы не помните, как мы с вами говорили о том, где стояла капельница? – нет; вы не сохранили свои записи, это очень плохое исполнение ваших обязанностей, вы согласны? – нет.

Ещё мы узнали, что доктор Мюррей выписывал рецепты для Джексона на целый ряд фиктивных имён: Omar Arnold, Paul Farance и Paul Farnce, и это ещё не весь набор шифровок. Ведь были другие врачи, другие лекарства, другие клиники. Так, следователь Флик назвала два новых имени: тизанидин прописал Арнольд Кляйн Омару Арнольду 7 июня 2009 г., фломазепам и тразодон прописал доктор Алан Мецгер Мику Джексону 18 апреля 2009 г. И всё это вертелось вокруг одного человека, практически не пересекаясь. Или мы этого до сих пор ещё не знаем. По документам мы знаем, что Джексона лечили от бессонницы, тревожного состояния, слабости. А такое впечатление, что фармацевтическое лобби испытывало на нём препараты.

В бабскую неделю удачно втиснулся криминалист-токсиколог Дэн Андерсон, проводивший анализ крови и мочи. Его лаборатория дала исчерпывающий ответ врачу Малышевой, которой хорошо было бы после спича в «Минуте славы» как-то бы поддержать своё профессиональное реноме, но она ещё больше подлила масла в топку недовольства фанатов, сообщив одному из московских изданий, что, возможно, Джексон, «не будучи монахом», выпил спиртного, которое вместе с кучей лекарств привело к фатальному исходу: в организме у певца не обнаружено кокаина, метаболитов, барбитуратов, алкоголя, демерола, морфина, викодина, кодеина, амфетаминов. Только лидокаин, лоразепан, диазепан, мидазолам и пропофол, причём последний присутствует даже в анализах стекловидной глазной жидкости.

Пора уже кому-нибудь написать песню о пропофоле. О демероле уже есть. У Майкла Джексона.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG