Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что сделано за год для спасения амурского тигра


Ирина Лагунина: Спустя год после проведения в Санкт-Петербурге Международного форума по проблемам сохранения тигра на Земле в эфире РС защитники животных анализируют деятельность российских властей по защите амурского тигра и представляют новый проект по сохранению этого редкого вида в Хабаровском крае. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Международный саммит, посвященный сохранению тигра на Земле, прошел в Санкт-Петербурге в ноябре прошлого года. Его участники одобрили 12-летнюю Глобальную программу восстановления тигра, а российский премьер –министр Владимир Путин пообещал поддержать предложенные экологами меры по спасению амурского тигра: запретить рубку кедра, а также ужесточить наказание за браконьерство и нелегальную торговлю частями животных. Координатор по биоразнообразию WWF в России Владимир Кревер говорит, что спустя год после саммита российские власти выполнили далеко не все свои обещания…

Владимир Кревер: Буквально две недели назад случилось одно из самых главных событий со знаком "плюс" – это то, что у нас кедр был внесен в список запрещенных к рубке пород. То есть его нельзя за рубеж вывезти и нельзя больше рубить на территории России. Это очень большой шаг вперед в сохранении места обитания амурского тигра. И мы называем кедр хлебным деревом для тигра, потому что кедр кормит не тигра, а кормит тех, кого ест тигр. Это большой шаг вперед. Мы крайне рады, что у нас была утверждена национальная стратегия по сохранению амурского тигра, которая определяет основные направления, куда нам надо двигаться в следующие 10 лет. Но, к сожалению, правительство так и не утвердило план действий по реализации этой стратегии. Законов специальных не нужно новых, нужны некоторые изменения в существующих законах. И это то же было то, что на задекларировано на саммите и, к сожалению, до сих пор не сделано – это устрожение ответственности за контрабандное перемещение дериватов тигра. И это очень плохо.

Любовь Чижова: А как вы думаете, почему российские власти поддержали ваш проект хотя бы пока на словах? Почему Владимир Путин лично поручился за то, что он будет следить за судьбой амурского тигра? Это какой-то имиджевый проект или ему действительно небезразличны эти животные?

Владимир Кревер: Чужая душа – потемки. Я не могу сказать, почему. Мы можем только очень надеяться и рассчитывать на то, что эта любовь к редким животным – это вопрос не имиджа. Потому что, к сожалению, задача сохранения редких видов у нас в стране не столько популярна, сколько за рубежом. И едва ли можно набрать много баллов у электората именно за счет проявления большего внимания к вопросам охраны природы, нежели, например, к вопросам детей, здравоохранения или безопасности.

Любовь Чижова: Какова сейчас популяция амурского тигра и что послужило основной причиной ее резкого уменьшения в свое время?

Владимир Кревер: На данный момент численность амурского тигра на Дальнем Востоке России колеблется в пределах 480-520 зверей, включая молодежь. На самом деле это довольно близко к естественной емкости местообитания на сегодня. И та задача, которая ставилась на международном саммите, удвоения числа тигров за следующие 12 лет, она неактуальна для России. Мы можем увеличить численность тигра незначительно, до 700-800 особей максимум за счет внедрения новых методов ведения охотничьего хозяйства, за счет резкого увеличения кормовой базы тигра, что позволит соответственно большему количеству животных, чем мы сейчас и занимаемся. А в свое время численность тигра резко падала исключительно из-за двух причин – это всплеска браконьерства, в особенности в 90 годы, когда у нас практически была разрушена система охраны природы и были одновременно открыты границы в виду того, что тигр пользуется большим спросом в китайской медицине, соответственно, его стали очень активно истреблять в этих целях. И вторая причина – это очень активное уничтожение мест обитаний, огромный объем нелегальных рубок. При этом в первую очередь вырубались как раз те деревья, которые обеспечивали существование копытных – это дуб и кедр. По-прежнему достаточно слабые у нас природоохранные структуры на Дальнем Востоке. То есть численность людей, которые охраняют тигра и его местообитания явно недостаточна. Скажем, если в советские времена охрану тигра обеспечивало примерно 1700 человек, несколько лет назад их оказалось всего 40 на ту же территорию, сейчас 170, но все равно это практически в 10 раз меньше, чем было 15-20 лет назад. Этого, конечно, не хватает.

Любовь Чижова: Это был координатор по биоразнообразию WWF в России Владимир Кревер. В эти дни в Хабаровском крае стартовал 3-х летний проект по сохранению самой северной популяции тигра в России. На территории Нанайского района, где обитает порядка 20 особей тигра, в Анюйском национальном парке, экологи попробуют создать для тигра идеальные условия: будут увеличивать численность копытных, которыми питаются хищники, бороться с браконьерами и просвещать местное население. Спонсором проекта выступает шведская Почтовая лотерея, его помогают реализовывать сотрудники шведского зоопарка «Северный Ковчег».Подробнее об этом рассказал координатор пилотных проектов WWF в России Виктор Никифоров.

Виктор Никифоров: Проект большой и комплексный, он включает в себя несколько аспектов. Прежде всего первый – это поднятие кормовой базы для тигра. Потому что вроде прекрасная таежная растительность, есть олени и кабаны, но есть проблема, когда большой уровень снега, уменьшается кормовая база для тигров. То есть один из моментов проекта – поднятие кормовой базы для тигров, что позволит в условиях суровой зимы себя чувствовать. Второй фактор – это браконьерство. И третий – создание зоны поддержки среди местного населения. Здесь по окраинам есть поселки, есть поселок в середине парка, нелегко жителям из больших городов судить, что хорошо спасти тигра, а иметь такого опасного соседа у вас на огороде или рядом с деревней – это не очень приятно, люди опасаются. Важная часть работы, чтобы и местное население относилось лояльно.

Любовь Чижова: Местные жители выживут без охоты?

Виктор Никифоров: Это регион, где не так много видов заработка, местные люди всегда использовали рыбалку и охоту. Наш проект и показывает, чтобы поддерживать копытных, чтобы число копытных увеличилось. Этот проект никоим образом не ограничивает деятельность местных охотников – это территория коренного населения, где люди сотни лет, может быть тысячи использовали лес как промысловые угодья, как промысел соболя и других видов.

Любовь Чижова: О новом проекте по сохранению амурских тигров рассказывал координатор пилотных проектов WWF в России Виктор Никифоров. Охрана тигра, о которой так горячо говорят российские власти, действительно, необходима, считает директор Центра охраны дикой природы Алексей Зименко. Но в России существует множество других видов животных и птиц, находящихся на грани вымирания, и об этом чиновники также не должны забывать…

Алексей Зименко: Действительно, это вид, который требует самого пристального внимания, потому что происходит сокращение его численности, местообитания. Тигр – это вершина пирамиды, он является индикатором состояния всего природного сообщества. Не сохранив тигра, можно говорить с уверенностью о том, что мы теряем природные сообщества того региона. Поэтому внимание к тигру совершенно оправдано. Но тигр, к сожалению, далеко не единственный объект, который требует срочного прямого и неформального вмешательства человека. Например, можно вспомнить сайгака. Сайгак, в прежние времена численность которого достигала 200 и более тысяч в России особей, в настоящее время сократился, по разным оценкам, от 10 до 20 тысяч. Осталось фактически 10% популяции. Причина совершенно примитивная – это браконьерство с целью добычи и реализации рогов, которые пользуются спросом в Китае в целях восточной медицины. При этом из оставшихся 10-20 тысяч популяции несколько лет назад было всего 2-3% самцов. Проблема в том, что некому размножаться практически. Острейшая проблема по сайгаку, но решается она крайне медленно. В течение более пяти лет страны, на территории которых расположен ареал сайгака, не могли договориться о совместных действиях. Причем тормозила в основном, к сожалению, российская сторона. Я к тому, что по сайгаку нужны не менее мощные целенаправленные усилия.

Любовь Чижова: Те животные, популяция которых находится на грани уничтожения, внесены в Красную книгу. Если они внесены в Красную книгу, государство берет на себя какие-то обязательства по сохранению этого вида?

Алексей Зименко: По законодательству да, внесение в Красную книгу подразумевает, что государство берет на себя заботу о сохранении, восстановлении и так далее. Но на деле, к сожалению, это не происходит чаще всего. Яркий пример – русская выхухоль. Русская выхухоль сокращается просто неуклонно на наших глазах и тоже по совершенно простецкой управленческой причине. Дело в том, что в 90-2000 годы в Россию массово стали поступать китайские лесочные сети, сети из тонкой нити, которые очень дешевые и пользуются большим спросом. В отсутствии контроля на водоемах они просто заполонили все реки, озера, но и не дорожат этими сетями, в случае чего бросают их, поскольку они дешевые, теряют. А эти сети действуют как фактически конвейер по уничтожению всего живого в водоеме, потому что они не разлагаются долгое время и в водоеме случается замор рыбы из-за этого, потому что рыба, попадающая в эти сети, гибнет. Действительно ситуация, напоминающая катастрофу для водоемов по последствиям. И это главная причина исчезновения выхухолей, которая сохранилась буквально в считанных локальных местах.

Любовь Чижова: А как бы можно было решить эту проблему?

Алексей Зименко: Ничего сложного с точки зрения управления нет. Достаточно запретить ввоз этих сетей в Россию.

Любовь Чижова: Не могли бы вы назвать хотя бы пятерку исчезающих в России видов животного мира?

Алексей Зименко: Один из самых выразительных – каспийский тюлень. Ситуация очень сходная – резкое сокращение численности последние годы и тоже почти полное отсутствие внимания к его сохранению со стороны госорганов России. Из других пример, скажем, горные бараны, которые прославились в результате охоты на них крупных чиновников российских. Вроде бы были основания по созданию охраняемых территорий в местах наибольшего их скопления, эти территории созданы, но наиболее пригодные места обитания в эту территорию не вошли. Это целый ряд птиц, например, сапсан, кречет, у которых нет вопиюще опасного состояния, но, тем не менее, они все время находятся на грани и все время в неудовлетворительном состоянии, тоже требуют специального внимания.

Любовь Чижова: О природоохранной политике российских властей и о сохранении редких и вымирающих видов животных и птиц говорил директор Центра охраны дикой природы Алексей Зименко.
XS
SM
MD
LG