Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Петербурге завершена подготовка к первому в истории города Дню Петра Чайковского. В его программе самые разнообразные мероприятия: от гала-концерта в Большом зале Петербургской академической филармонии с участием звезд мировой классической музыки до исполнения произведений Чайковского по радио и в метро.

Подробнее о Дне Чайковского в интервью Радио Свобода рассказала один из его организаторов, генеральный директор продюсерской фирмы "Оазис" Екатерина Галанова:

– Идея пришла в голову председателю Комитета по культуре Антону Николаевичу Губанкову, а мы – компания-оператор, которая реализует этот проект. Но, как мне кажется, этот проект давно должен был появиться в Санкт-Петербурге. Это будет своеобразное открытие театрального сезона.

Петербург сыграл особую роль в творческой судьбе Чайковского. Он стал здесь студентом первой русской консерватории и лучшим из ее выпускников. Он сам дирижировал первым исполнением своей последней Шестой симфонии. Безусловно, такой день должен был появиться. У нас сейчас три радиостанции транслируют музыку Чайковского весь день. Проводится трансляция музыки Чайковского в метро. К этому дню школьники в петербургских школах писали сочинения о произведениях Чайковского. А в музыкальном училище Римского-Корсакова был проведен музыкальный конкурс. Финалисты выйдут на сцену Санкт-Петербургской капеллы утром, а уже вечером в Большом зале филармонии пройдет взрослый концерт со звездами, многие из которых в первый раз приехали выступать в Санкт-Петербург.

Мы решили, что это должна быть осень. Это время года было для него особым.А именно этот день, могу сказать честно, был выбран потому, что нам удалось собрать звезд в одно время и в одном месте, чтобы сделать этот концерт, в котором представлены и самые значимые произведения Чайковского, и малоизвестные, малоисполняемые произведения.

Недалеко от Гостиного двора установлен большой экран. С утра он транслирует музыку Чайковского и видео, посвященные ему. Вечером будет проведена прямая трансляция концерта в Большом зале филармонии.

Мы надеемся, что этот праздник будет проводиться каждый год.

***
Петр Чайковский – бесспорно, самый популярный в России автор произведений классической музыки, своего рода народный символ русских оперы и балета. О мифе и драме популярности Петра Чайковского в эфире Радио Свобода рассуждает доктор искусствоведения Аркадий Климовицкий, профессор Петербургской консерватории и автор научных работ о замечательном русском композиторе:

– Как вы относитесь к тому, что в ходе дня Чайковского в мобильные телефоны можно будет бесплатно устанавливать фрагменты музыки Чайковского в качестве звонка?

– У меня к этому нет никакого отношения. Это просто практика использования музыки как некоего фона. Ну, так Чайковский ли это, Бах ли это – какое это имеет значение.

– Тем не менее, вряд ли можно спорить с тем, что Петр Чайковский – это самый популярный в народе композитор, писавший серьезную классическую музыку. С чем это связано, на ваш взгляд?

– Это очень серьезная проблема. Потому что, с одной стороны, я не могу сказать, что Моцарт не популярен. Последние несколько десятилетий популярной делается та музыка, которая у нас не звучала. Скажем, русское барокко, русская церковная музыка – как не смешно, звучит, становится популярной.

Что касается Петра Ильича, то драма его популярности (помимо того, что он, разумеется, гений) в том, что в советские времена его насаждали. Он деформировано воспринимался очень широкой аудиторией.

– Какова именно была эта деформация? Что вы имеете в виду?

– Это то, что Булгаков замечательно написал, что с каждого двора его доставал объясняющейся Татьяне бас Гремина.

– Назвать музыку Чайковского популярной классикой значит оскорбить гения или нет?

– Нет, конечно. Никакого гения нельзя оскорбить тем, что он еще и популярен. В какое-то время и Бах оказывался популярным. В какое-то время и Моцарт популярен, и Шопен популярен.

– Одна из ваших работ о Чайковском называется "Чайковский и русский Серебряный век". Каково его значение для этой эпохи в русской культуре?

– Для этой эпохи его значение исключительно, на мой взгляд, потому что Чайковский поймал впервые сдвиги в социопсихологии. Чайковский готовил русскую аудиторию к встрече с Серебряным веком. Чайковский подготовил аудиторию к Блоку. Чайковский подготовил аудиторию к мирискусничеству. Вот это, действительно, невероятный шаг. На Чайковском они учились. Чайковский был для русской художественной среды опережающим кодом, не говоря уже о том, что "Пиковая дама" и "Петербург" Белого – это фантастический эксперимент. С премьеры "Пиковой дамы" ушли потрясенными и писали об этом будущие мирискусники. Все это Петр Ильич подготовил, сам того не подозревая.

– Чайковский, конечно, глубоко русский композитор. В то же время часть его наследия связана с немецкой музыкой, с немецкими сюжетами. Почему так сложилось, что у Чайковского были особые отношения с немецкой музыкальной традицией, на ваш взгляд?

– Он учился в Петербургской консерватории у Рубинштейна. Чайковский и Рубинштейн как композиторские фигуры несоизмеримы. Но Рубинштейн как великий музыкант, я подчеркиваю это, явил для Чайковского ту самую устремленность в мировые пространства культуры, которые опередили во много свое время. Вот это была традиция Рубинштейна. Почему именно немецкая? Так сложилась его жизнь. Так сложилась его судьба. Кстати, он и с французской культурой связан. Вообще, он не замкнут был. Этим он был безумно близко к Стравинскому.

– Его можно назвать продолжателем немецкой музыкальной традиции? Это будет верно или нет?

– Нет. Он просто очень широк в своих истоках.

– Кем был Чайковский для Петербурга, для России последней трети XIX века? Что это был за персонаж на тогдашнем светско-культурном фоне Российской империи?

– Я думаю, что он был тогда культурным лидером, потому что его принимали все. Он был принят при дворе. Он был, казалось, доступен самым широким слоям. Он несравненно был популярнее, чем все гении его времени – Мусоргский, Римский-Корсаков. Чайковский был носителем консолидирующей идеи национального лидера.

– Обстоятельства личной жизни и наклонности Чайковского как-то сказывались на характере его творчества?

– Я думаю, что да. Конечно, не могло не сказаться, но не в таком вульгарно прямом преломлении. На мой взгляд, лирика Чайковского определенным образом очищенная. В ней не мужское, а общечеловеческое начало.

– В советское время это все было абсолютно закрыто и нельзя было это все обсуждать.

– Здесь есть множество спекуляций. Здесь есть множество каких-то не очень чистоплотных попыток одно с другим связать. На мой взгляд, это требует спокойного кабинетного, если угодно, опирающегося на медицинские основания рассуждения.

– Что нужно сделать для того, чтобы вернуть Чайковского такого, какого вы, например, себе его представляете, широкой аудитории? Что еще не сделано в этом отношении?

Ван Клиберн на Международном конкурсе имени Чайковского, 1958 год

Ван Клиберн на Международном конкурсе имени Чайковского, 1958 год

– Для этого нужен замечательный исполнитель. Скажем, такой, как Плетнев когда-то. Он вошел в жизнь моего поколения как гениальный исполнитель гениальной музыки. Я у него впервые многое в Чайковском услышал. Он, конечно, был блестящий исполнитель Чайковского. В свое время, когда я был еще студентом консерватории, для нас таким потрясением стало исполнение Клиберном Первого концерта Чайковского. Это было такое событие, которые вернуло этой, казалось бы, почти ритуальной музыке, музыке, сопутствующей всем партийным съездам, праздник души! Музыка свободы, света, красоты! Невероятно!

– Парадоксально, что Вана Клиберна советская пропаганда превратила в то же самое, во что превратила Чайковского.

– Конечно, это верно – и уже тогда, когда он перестал так играть.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG