Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Безусловно, важнейшим событием недели стало завершение основной части отборочного этапа чемпионата Европы по футболу 2012 года. 12 участников финальной части уже известны, еще 4 определятся после стыковых матчей к 15 ноября.

По этим предварительным итогам уже можно делать предварительные же выводы. В сущности, они сводятся к тому, что традиционные европейские футбольные лидеры остаются на своих местах, а команды, к таковым не относящиеся, но также попавшие в финальную часть, будут пытаться лидерам что-то эдакое противопоставить. Все отмечают сверхудачное выступление сборной Эстонии, попавшей в стыковые матчи, но мало кто предрекаем эстонцам попадание в число 16 финалистов турнира.

Не вышли даже в стыковые матчи такие заметные в Европе команды, как Бельгия, Австрия, Словакия, Румыния, Швейцария, Норвегия и Шотландия. Видимо, на "втором этаже" европейского футбола происходят какие-то существенные перемены. Конечно, некоторая "ротация" финалистов происходит всегда, и это дело вполне футбольно-житейское. Но тенденция к разрастанию континентального первенства выглядит настолько очевидной, что стоит об этом всерьез задуматься. Ведь глава УЕФА Мишель Платини уже заявил о своих планах увеличения числа финалистов чемпионата Европы до 24 команд. И если вспомнить, что после распада СССР, Югославии и Чехословакии в УЕФА входят 52 страны, легко убедиться в том, что в финале чемпионата континента, согласно планам УЕФА, войдет примерно половина этих стран!

Напомню, что до 1996 года в финальной части чемпионата Европы принимали участие 8 команд, затем их стало 16, и вот теперь речь идет о новом увеличении. Зачем оно потребовалось Мишелю Платини – примерно понятно. Он давал предвыборные обещания по этому поводу, УЕФА считает, что увеличение числа финалистов – путь к коммерческому процветанию, что длинный турнир открывает все большие перспективы для стран-организаторов.
Стоит вспомнить не очень давнее заявление великого немецкого футболиста и тренера Франца Беккенбауэра, который возмущался тем, что его команде приходится играть с одной из далеко не самых сильных сборных

Но, мне кажется, сегодня стоит вспомнить не очень давнее заявление великого немецкого футболиста и тренера Франца Беккенбауэра, который возмущался тем, что его команде приходится играть с одной из далеко не самых сильных сборных – из числа бывших республик СССР. И в самом деле: что за радость для болельщика наблюдать матчи такого уровня? Или для футболистов – подвергать себя рику оказаться травмированным или дисквалифицированным в самый неподходящий момент? Или для тренера, теряющего игроков из-за травм и усталости?

Возможно, УЕФА действительно избрал не самый правильный путь развития, связанный с механическим расширением состава финалистов. В мировом спорте есть примеры другого типа проведения крупных чемпионатов. Например, в хоккее: там чемпионат мира проводится каждый год, однако расширенного отборочного турнира там не происходит. Все строится по иным правилам: как в национальном чемпионате, где есть, условно говоря, высшая лига – и последовательный ряд низших, между которыми происходит небольшая ротация после каждого чемпионата. Так же происходит и в теннисных Кубке Дэвиса и Кубке Федерации: в Мировой группе (то есть, среди сильнейших сборных) играет по 8 команд, а остальные борются за право в эту группу войти.

Да, отборочный турнир чемпионата Европы по футболу сам по себе является ярким зрелищем, длящимся полтора года и привлекающим внимание болельщиков и прессы. Но количество "проходных" матчей в нем постепенно перерастает все разумные пределы, а тот факт, например, что игра уровня Россия – Андорра становится решающей для определения победителя группы, тоже большого оптимизма не вызывает.

Что же будет при 24 участниках финального турнира? УЕФА вновь проведет длинный отборочный цикл, только место в финале практически обесценится? Или надо будет всего-навсего создать 24 стыковых пары, провести 48 стыковых матчей, и все финалисты определятся, с учетом, скажем, организатора и предыдущего чемпиона? И самое главное: как это повлияет на европейский футбол вообще, который перенасыщен клубными соревнованиями, и сильной команде, чтобы более или менее успешно играть сразу в нескольких турнирах, надо иметь два примерно равных состава?

Признаюсь, готового ответа на эти вопросы у меня нет. Но очевидно, что европейский футбол уже "накрывают" серьезные перемены. Главное, чтобы они не навредили самому футболу, который может просто утонуть в непродуманных новациях.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG