Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
С 18 по 23 октября в московских кинотеатрах "Пять звезд на Новокузнецкой" , "Ролан" и "Пионер" пройдет международный кинофестиваль "2Morrow/Завтра", создателем которого был Иван Дыховичный. В этом году, помимо нескольких программ, обещана ретроспектива фильмов Андрея Смирнова, в том числе - новая лента "Жила-была одна баба" . В конкурсе - 8 полнометражных лент и одна короткометражная.

Тема фестиваля сформулирована так : " Исповедь. Свидетельства. Дневники". Программный директор Антон Мазуров считает, что эта тема объединяет фильмы разных программ фестиваля - и его конкурса, и второй программы "Праздник непослушания":

- Эта тема размывает границы между игровым и неигровым кино. В программе есть документальная анимация, есть чисто документальные картины, есть игровые фильмы, основанные на автобиографиях или реальных событиях, есть мокьюментари. Две смысловые скобки, два главных фильма (которые мы покажем на открытии и закрытии фестиваля) - "Ариранг" Ким Ки-Дука и "Это не фильм" Джафара Панахи - фильмы-исповеди. Мокьюментари, то есть сфальсифицированную хронику, представляет фильм "Охотник на троллей" . Нам, по условиям жанра, дают понять, что все события фильма происходили на самом деле, хотя все, что снято документально, является имитацией. Документальная анимация - это румынская картина "Крулич", снятая в смешанной технике: реконструкция документальных событий, судьбы человека по фамилии Крулич ( Кролик в переводе на русский). Это очень нашумевшая в Восточной Европе история, очень резонирующая с тем, что происходит в России с делом Ходорковского или с делом Магнитского.

* * *
В конкурсной программе есть несколько российских фильмов: "Тяга" Ивана Черняева, "Бирмингемский орнамент" Юрия Лейдермана и Андрея Сильвестрова и "Леша" Елены Демидовой. Антон Мазуров говорит, что все они тоже связаны с основной темой фестиваля:

- Картина "Бирмингемский орнамент" попала к нам из Венеции, она участвовала в программе "Горизонты". Лейдерман - известный поэт, критик, художник, сейчас он живет в Берлине, но он приедет и представит свой фильм сам. Эта картина - коллаж из маленьких фрагментов, он идеально совпадает с основной темой фестиваля, потому что там бьется его одесское, еврейское, художническое начало. Это автобиографическая лента.

"Леша" - фильм, снятый за ноль рублей ноль копеек. Фестиваль посвящен малобюджетному и безбюджетному кино, чтобы показать всем, как это можно делать. "Лешу" Елена Демидова сняла год назад, когда горела вся центральная Россия. Герой - сосед режиссера, житель одной из сгоревших деревень Рязанской губернии, едва ли не один он там остался. Идет он с режиссером искать пропавшую кошку и произносит монолог. Такой монолог, без единой купюры (а говорит он на разные темы), мог произнести житель Рязанской губернии сто лет тому назад. Как будто бы ничего не изменилось.

"Тяга" - это дебют Ивана Черняева, триптих, действие которого происходит в спортивном зале, в котором три человека ( видимо, вместе с режиссером) занимаются боксом и кикбоксингом. Это совершенно разные люди: один- актер, второй - тренер, третий - какой-то опасный и загадочный персонаж. Вообще, все эти конкурсные фильмы - не такие яркие, не такие еврообработанные, как принято. Они сделаны шершаво.

- Вы говорите о стирании граней между художественным и документальным кино. Есть ли у вас объяснения этой, относительно новой, тенденции?

- В России не существует серьезной поддержки кино, и оно выбивается в такие "самоделки": человек, не имея финансов или продюсерской помощи, снимает на основании подручного материала. Часто - неигрового. Не говоря о том, что у нас есть школа, например, Павла Костомарова - а он профессионально работает с разынми модификациями неигрового кино

В мире - сложнее. Например, Ким Ки-Дуку это не было свойственно. Но из его фильма мы узнаем, что погиб человек, важный для него, и это перевернуло жизнь режиссера. Он на три года замолчал. Индивидуальное переживание привело к тому, что он снял "Ариранг" . И это дало ему возможность переродиться. У него новый творческий подъем, и он тут же снял следующий фильм "Аминь", который был на фестивале в Сан-Себастьяне. А у Панахи - другая ситуация. Иранский режим оградил этого режиссера системой запретов, по которой он не может снимать кино, не может давать интервью. Ким Ки-Дука изнутри что-то заблокировало, а Панахи - снаружи. Прямо перед ним лежит бумага - зрители ее видят, - в которой написано, чего он не может делать. И фильм прямо физически из него сочится. Так что, эта тенденция возникает, во-первых, от изощрения киноязыка, во-вторых, от особенностей таких стран, как Россия, в-третьих, благодаря большим художникам, с которыми происходит что-то серьезное.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG