Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Козлову предъявили неизвестного потерпевшего


"Некто Булысов и Денисов", - так описала Ольга Романова двух представителей потерпевшей стороны. появившихся в Пресненском суде на слушаниях по делу Алексея Козлова. Парадокс в том, что наличие потерпевшего в этом деле не выявлено даже приговором

"Некто Булысов и Денисов", - так описала Ольга Романова двух представителей потерпевшей стороны. появившихся в Пресненском суде на слушаниях по делу Алексея Козлова. Парадокс в том, что наличие потерпевшего в этом деле не выявлено даже приговором

Пресненский суд Москвы приступил к пересмотру дела бизнесмена Алексея Козлова, мужа журналиста Ольги Романовой. Прокуратура считает его виновным в мошенничестве и легализации преступно нажитых средств. Сам Козлов неоднократно заявлял, что уголовное преследование было инициировано его бывшим партнером, экс-сенатором Владимиром Слуцкером. В сентябре Верховный суд России постановил отменить все ранее вынесенные решения по делу Алексея Козлова и вернуть дело на новое рассмотрение в Пресненский суд.

Предпринимателя Алексея Козлова в прокуратуре считают мошенником. По версии обвинения, в 2006 году он создал группу подельников и незаконно завладел акциями компании по производству искусственных кож на общую сумму в почти 254 миллиона рублей, а также покушался на легализацию преступно нажитых средств. Именно за это два года назад Пресненский суд Москвы приговорил предпринимателя к восьми годам лишения свободы. Позже срок был снижен сначала до семи, а потом (уже после первого определения Верховного суда России) до пяти лет лишения свободы.

Однако сам Алексей Козлов своей вины не признает и утверждает, что уголовное преследование инициировал его бывший партнер, экс-сенатор Владимир Слуцкер - который, по словам Козлова, был заинтересован в том, чтобы захватить прибыльный бизнес и даже участвовал и в фальсификации материалов уголовного дела.

- По Уголовному кодексу одним из ключевых, квалифицирующих признаков хищения является безвозмездность изъятия. А я в данном случае заплатил за акции их рыночную стоимость. И она была признана судом, который меня осудил. Факт оплаты присутствует в виде выписок из банка, поскольку оплата производилась по безналичному расчету. Я вообще не понимаю, в чем меня обвиняют. Еще раз подчеркну: изначально основной квалифицирующий признак - это безвозмездность изъятия, а он отсутствует...

Защита Алексея Козлова 13 октября предприняла попытку добиться возвращения дела в прокуратуру. Цель - дать возможность исправить обвинение, изобилующее, по мнению адвоката Юрия Костанова, неточными и двусмысленными формулировками, а потому неконкретное и непонятное самому обвиняемому. Однако суд в удовлетворении этого прошения отказал.

- Обвинение недостаточно четко сформулировано, а это мешает подсудимому точно знать, в чем он обвиняется, - отмечает Костанов. - В обвинительном заключении упоминаются доказательства, которые не должны там упоминаться в принципе. Там названы доказательствами ксерокопии никем не удостоверенных документов - и вообще, документы эти никто не видел. Еще целый ряд таких моментов. Самое главное все-таки здесь в том, что нет внятной формулировки обвинения. Мне кажется, это головная боль для суда. Ведь позиция судебной коллегии Верховного суда, которая отменила приговор, достаточно жесткая: там очень много того, что надо восполнять, причем суд не все сможет сам восполнить. Вернуть на доследование, как это было возможно раньше, суд по действующему закону не может. Значит, обвинению нужно попытаться все выполнить самостоятельно. И, если все-таки чего-то там не найдется, то оправдывать..

Делясь впечатлениями о первом дне нового разбирательства по делу о мошенничестве, Алексей Козлов отметил низкий, с его точки зрения, уровень профессионализма прокурора, поддерживающего обвинение в суде. По мнению предпринимателя, представители российских правоохранительных органов, сначала расследующие, а потом, доказывающие в судах обвинения по экономическим преступлениям, не разбираются даже в таких базовых для любого инвестора понятиях, как купля-продажа акций. Часто именно этим объясняется большое количество аналогичных дел о мошенничестве и обвинительный уклон при рассмотрении подобных дел судами:

- Меня поразил прокурор, который практически слово в слово зачитал обвинение трех- с лишним летней давности. И это несмотря на то, что в статьи Уголовного кодекса, в которых меня обвиняют, были внесены поправки. Сейчас должны фигурировать совсем другие пункты, нежели те, по которым меня обвиняют. Конечно, представители прокуратуры выглядят достаточно жалко - но это, тем не менее, люди, от мнения которых зависит, в том числе, и приговор. Меня такое некомпетентное отношение к делу очень сильно огорчило.

Дело предпринимателя Алексея Козлова приобрело известность во многом благодаря его жене, журналистке Ольге Романовой. Она предавала гласности факты всех нарушений, допущенных как при расследовании дела, так и во время первого судебного процесса. По мнению лидера движения "Бизнес-Солидарность" Яны Яковлевой, именно гласность привела к тому, что Верховный суд отменил все ранее вынесенные решения по делу Алексея Козлова - и он, спустя три года, пусть и под подпиской о невыезде, оказался на свободе:

- Таких предпринимателей, у которых по заказным делам отобрали собственность и посадили, назвав мошенниками - тысячи. С другой стороны, это дело уникальное - благодаря активности, публичной позиции Ольги Романовой. Она описывала каждое движение системы в отношении Алексея (и Алексея в отношении системы), и эта публичность сыграла свою роль. Система реагирует только на сигналы, на публичные вещи, она не реагирует на закон. Поэтому для других предпринимателей это не будет означать, что суды к ним будут относиться по закону. Нет, они будут к ним относиться точно так же, пока они молчат и пока дело рассматривается в тишине и в темноте. Как только дело будет вынесено на публичное обсуждение, будет привлечено внимание общественности, тогда суды уже начинают задумываться, начинают смотреть и читать приговор, потому что до этого его никто не читает. Суды просто перепечатывают обвинительное заключение у следствия и ставят штамп "виновен", а их решением лишь является, сколько ему лет дать - пять, семь, восемь, десять. Фактически эта история - прецедент для таких же Оль Романовых, которые по всей России пытаются отбивать своих мужей. И это прецедент для самих предпринимателей: никогда не нужно сдаваться и договариваться с этими упырями. Нужно бороться и верить в победу, - подчеркивает Яна Яковлева.

Впрочем, существует мнение: отмена приговора по делу Козлова - лишь побочное следствие очередного витка конфликта, якобы существующего между председателями Верховного и Московского городского суда. Однако теперь судьба этого дела в руках судьи Пресненского суда Москвы. Судя по тому, что принято решение о проведении заседаний один раз в неделю, процесс будет не скорым. В настоящее время слово принадлежит стороне обвинения. Ожидается, что на следующей неделе будут допрошены первые свидетели.

То, что слушания будут весьма непростыми, подтверждает свежая запись Ольги Романовой на ее странице в Фэйсбуке:

"Прошу помощи в опознании двух участников нового процесса по делу моего мужа. Эти двое - некто Булысов и Денисов. Они как бы представители как бы потерпевшего. Однако в обвинительном заключении у нас черным по белому сказано, что "сведений о потерпевшем нет". Судья Васюченко отклонила моё ходатайство с просьбой разъяснить, кто эти люди и кого они представляют. Может, кто-то узнает наших терпил?"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG