Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Андрей Пионтковский – о России и США


Андрей Пионтковский

Андрей Пионтковский

Будущий американский посол в Москве Майкл Макфол, выступая на заседании комитета по международным делам Сената США, большое внимание уделил вопросам взаимодействия с Россией. Стоит ли ожидать изменений в российско-американских отношениях, если президентский пост вновь займет Владимир Путин?

Об этом по просьбе Радио Свобода размышляет известный внешнеполитический эксперт, ведущий научный сотрудник Института системного анализа РАН Андрей Пионтковский:

– Сейчас эти отношения определяются термином "перезагрузка", параметры которой понимаются одинаково обеими сторонами. Пока американские войска находятся в Афганистане, они критически зависят от транспортных поставок через Россию. Как Макфолл подчеркивал, именно договоренности в этой сфере являются основным достижением "перезагрузки", с точки зрения американских национальных интересов. Соответственно, все другие вопросы – второстепенные, в том числе вопросы, связанные с правами человека, демократией и так далее.

– Какое-то изменение тональности отношений следует ожидать?

– Думаю, нет. Дмитрий Анатольевич Медведев в своих разъяснениях после перформанса 24 сентября говорил, что у них с Путиным нет не только никаких стратегических расхождений, но и тактических. Так что внешнеполитическое видение двух наших вождей мало чем отличается. В Вашингтоне это прекрасно понимают.

– В последние годы ваши коллеги отмечают короткую повестку дня российско-американских отношений. По сути, сведена она к нескольким пунктам: Афганистан, может быть - Иран. Можно ли ожидать ее расширения?

– Большое внимание Майкл Макфолл уделил вопросу о ПРО – и это не удивительно, потому что отношения в ядерной сфере очень волнуют американских конгрессменов. Проблема, скорее, вербально-психологическая, чем сущностная, и возможны какие-то креативные решения со стороны дипломатов двух стран. В чем проблема сейчас? Москва напирает на необходимости какого-то заявления американцев – письменного, юридически обязывающего, – что система ПРО не направлена против России. Практически это означает следующее: американцы должны написать в каком-то документе, что обязуются сохранить возможность России уничтожить Соединенные Штаты при любых обстоятельствах. Они на это согласны, потому что это и есть суть той самой доктрины взаимного гарантированного уничтожения, которая определяет наши отношения уже более полувека. Но, конечно, такой текст будет несколько странным. Все всё прекрасно понимают, но никогда эти слова ни Советский Союз, ни Соединенные Штаты не произносили и не писали официально.

Беспокойство Москвы можно снять другим способом. Скажем, обязав обе стороны к предельной прозрачности, открытости своих планов развертывания противоракетной системы, вплоть до обмена протоколами испытаний и так далее. Чтобы не было никаких неожиданностей, чтобы Москва твердо знала: вот такая будет система у американцев. А уж будет ли она угрожать России или нет, пусть Москва сама решает.

Майкл Макфолл дипломат и политолог, его считают одним из создателей внешней политики эпохи президента Обамы. Он сопредседатель – вместе с господином Сурковым – двусторонней российско-американской комиссии. Макфол прекрасно знаком вам по совместным политологическим проектам. Он будет успешным послом, как вы считаете?

– Мне кажется, да. Он знаком практически со всем российским политологическим сообществом и будет активным послом, вовлеченным в дискуссии, которые здесь идут. Я был бы очень рад его видеть в Москве.

– Насколько плодотворной оказалась идея двусторонней комиссии, которую вы упомянули?

– Мне кажется, она уже практически заморожена. Поэтому и свелась вся повестка дня к Афганистану, ПРО, Ирану. Но эта тема только вскользь была задета в выступлении Макфола. Там интересная интрига: пытаясь помочь Москве, партнеру по перезагрузке, администрация Обамы выступает против законопроекта сенатора Кардина в Конгрессе и хочет упредить его каким-то более узким, частным запретом на въезд несколько лиц. Но даже это вызывает большое раздражение в Москве. Это действительно очень болезненная тема для российской политической элиты.

– Вашингтон мог бы сделать Москве большой подарок, если бы Грузия сняла свои возражения против вступления России во Всемирную торговую организацию. Стоит такого подарка ожидать Кремлю?

– Макфол в своем выступлении переложил это на плечи швейцарской конфедерации. Он намекнул, что у швейцарцев есть какой-то хороший, компромиссный проект, который может удовлетворить обе стороны.

– Это реально, вы считаете?

– Если не вмешаются эмоции с взаимными пожеланиями российских и грузинских вождей в отношении друг друга…

– Российско-американские отношения во время пребывания у власти в России Дмитрия Медведева – это эпоха перезагрузки. А при Путине-2 как будет называться диалог России и США?

– Американская сторона исходит из преемственности философии перезагрузки. Но, я думаю, этот период будет недолгим. Внешнеполитические концепции республиканских оппонентов Обамы, в том числе в области отношений с Россией, кардинально другие. Достаточно посмотреть выступление на днях Ромни, одного из ведущих кандидатов в президенты США. Так что перезагрузке грозит не возвращающийся в Кремль Путин, а возвращающийся в Белый дом республиканский президент.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG