Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кочевая школа как спасение родного языка


Школьный чум должен помочь сохранению языка и культуры кочевых народов

Школьный чум должен помочь сохранению языка и культуры кочевых народов

В оленеводческой бригаде №4 поселка Суриндинский Эвенкийского района Красноярского края дети оленеводов приступили к школьным занятиям в учебном чуме. Это – часть программы создания сети начальных кочевых школ. Школы будут размещаться в изготовленных промышленным способом чумах – они из брезента и оснащены печами. Уже готовы комплекты учебной литературы из 12 книг с русско-эвенкийским словарем в каждой из них.

Инициатором открытия кочевых школ стала научный руководитель Центра развития этнокультурного образования коренных малочисленных народов Севера Зинаида Пикунова. Она же - автор учебных пособий, изданных специально для этого проекта. Даже в том, что книжки упакованы в специальную сумку, сказывается понимание традиционного уклада жизни эвенков, где все было определено кочевьями на зимние и летние стойбища. Для съестных припасов, одежды, инструментов, женских принадлежностей, посуды из много другого из бересты изготовлялись отдельные короба и вьючные сумы – чтобы можно было все уложить компактно и быстро вынуть на новом месте.

В открывшейся школе-чуме будут заниматься всего-то 4 ребенка, что не умаляет значения проекта. В советское время, следуя требованиям всеобуча, для всех аборигенных народов Севера и Сибири действовало одно правило - забирать детей в интернаты. Родителей и близких они видели только на каникулах. В результате ослабевали родственные связи и не передавались от старших к младшим выработанные веками навыки. Подрастая, дети предпочитали оставаться в поселках и райцентрах. Надо сказать правду: оказавшись между двух цивилизаций, немногие находили там счастье.

Ну а оленеводством к 90-м годам прошлого века занимались уже только пожилые эвенки. Еще меньше – охотой. Между тем, у этого народа таежная охота всегда играла первостепенную роль. Оленину даже ели редко. На олене преследовали зверя, он служил вьючным животным, из его шкур делали превосходную одежду. Начаткам всех этих истаивающих навыков и призваны учить в школах-чумах – не только родному языку. Между прочим, язык эвенков обогатил русскую лексику. «Шаман» и «унты» пришли к нам от народа, который в старину называли тунгусами.

Эвенки – один из малых северных народов, его численность на территории Российской Федерации оценивается примерно в 35 тысяч человек. Эвенки широко расселены в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, а также в Северном Китае и Монголии. О кочевых школах и эвенкийской культуре в интервью Радио Свобода рассказывает ведущий научный сотрудник петербургского Института лингвистических исследований, автор монографий "Говоры эвенков Амурской области", "Эвенкийский язык в таблицах", "Эвенкийские сказки" Надежда Булатова:

– Идея кочевой школы не нова, она существует в образовательной системе давно и связана с ведением традиционного вида хозяйствования. Речь идет о том, что некоторые наши народы кочуют, живут в тайге, и в этих условиях дети не могут постоянно жить с родителями. Выход из этого – либо интернат, либо кочевая школа, которая помогает родителям воспитывать детей и давать им образование.

– Я знаю, что наставниками этих детей станут их родители или, как сказано, "другие представители старшего поколения". Означает ли это, что профессиональные педагоги не будут участвовать в процессе обучения?

– Такая система образования действует в Ямало-Ненецком автономном округе, в республике Саха Якутия, в Амурской области. Учитель там обязательно есть, он кочует вместе со всеми или приезжает на какое-то время и занимается с детьми. Речь, безусловно, идет о малокомплектной школе, которая дает начальное образование. Начиная с пятого класса, дети уже, как правило, учатся в общеобразовательных школах. В кочевой школе есть один бесспорный плюс: ни один из языков народностей России не является в школах языком обучения, а в кочевой школе уроки ведутся на родном языке кочевых народом, что можно назвать большим подспорьем в деле сохранения языка и культуры этих народов.

Языки "умирают" из-за большого числа социальных проблем – когда происходит перестройка всего жизненного уклада, когда кочевые племена переводят жить в поселки, когда разрушаются их традиционные виды хозяйствования – оленеводство, рыболовство, морской промысел. Эвенкийский язык, как и многие другие, включен ЮНЕСКО в список исчезающих – от силы процентов 20-30 эвенков еще могут на нем полноценно общаться. Вместе с языками, мы можем потерять и уникальные культуры, которые являются достоянием мировой общественности.

– В основном эвенкийская литература или сказательство имеют устную традицию, а насколько развита письменная традиция в эвенкийском языке?

– Письменность эвенков была создана примерно в 30-е годы прошлого столетия, поэтому до этого времени мы можем говорить только об устной традиции. Первыми исследователями эвенкийской культуры были, в основном, русские, финны, евреи, которые и зафиксировали литературные памятники эвенков. Потом уже к этому процессу подключились сами эвенки. Есть у этого народа и свои писатели – Николай Оёгир, например, который был очень самобытным человеком – самоучка, который работал кассиром и бухгалтером, но очень любил, при этом, культуру своего народа и сумел составить сборник эвенкийских сказок. Говоря о писателях, конечно же, надо вспомнить и Алитета Немтушкина, им написаны поэмы и стихи.

– Их творчество изучается в эвенкийских школах?

– На это отводится очень мало учебных часов. Сейчас вводятся новые образовательные стандарты, три часа в неделю на изучение народной культуры, ну что-то еще можно дополнительно урвать. А так - два часа в неделю, и многое зависит от того, есть ли в школе учитель родного языка, создает ли он условия для изучения этого языка? Есть проблемы и с учебниками.

Эвенки, в своем роде, уникальный народ, очень малочисленный – 35 тысяч примерно по статистике, но живет он на территории от Енисея до Сахалина, от Таймыра до северного Китая, в части Монголии. Будучи кочевым народом, небольшими, локальными группами эвенки смогли освоить такую большую зону. Другого такого народа просто нет в мире.

– В какой степени молодое поколение эвенков, ваши внуки, ощущают себя эвенками? Они сохраняют традиционные представления о своем народе?

– В основном, конечно, молодежь знает о своей культуре. Сейчас наблюдается возврат к обрядовому фольклору, восстанавливаются национальные праздники, что-то, безусловно, делается в этом направлении. Но конкретно с языком ситуация обстоит намного хуже, чем с сохранением культуры. Язык надо изучать, что гораздо сложнее, чем воссоздавать какие-то обрядовые вещи.

– Кочевые школы в этом помогут, как вы думаете?

– Язык закладывается в детском возрасте, и в дальнейшем, когда эти дети вырастут – пусть не все, и не сразу, – но в какой-то момент они неизбежно задумаются о том, откуда они, какого роду, племени. Они вспомнят свое детство, и если это было заложено с любовью, то они будут интересоваться своей культурой, и не важно, кем при этом будут – врачами, инженерами, слесарями.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"
XS
SM
MD
LG