Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реальны ли национализация и новая индустриализация, предложенные программой КПРФ?



Владимир Кара-Мурза: КПРФ опубликовала предвыборную программу партии под заголовком "Вернуть украденную у нас Родину". Программа предусматривает возвращение государству собственности на недра, национализацию в большинстве промышленных сфер. Избирателям обещаны развитие народовластия во всех его формах, "беспощадная война с коррупцией", ускоренное сближение стран бывшего СССР.
По итогам выборов партия намерена сформировать правительство народного доверия, в планах коммунистов "экономика роста вместо экономики скважины". Для этого КПРФ намерена принять новые Земельный, Лесной и Водный кодексы, новый закон "О недрах", которые "закрепят собственность государства на природные ресурсы". Коммунисты обещают провести национализацию металлургии, авиастроения, машиностроения, электроэнергетики, железных дорог. Новую индустриализацию коммунисты планируют проводить по принципу "модернизация без остановок",
В программу еще будут вноситься изменения, а "окончательный и полный" ее вариант будет представлен 17 октября
Реальны ли национализация и новая индустриализация, предложенные программой КПРФ, мы сегодня беседуем с Владимиром Лакеевым, бывшим депутатом Мосгордумы от фракции КПРФ, Александром Подрабинеком, бывшим советским политзаключенным и правозащитником, и Валерием Хомяковым, директором Совета по национальной стратегии. Какой политический смысл вкладывают ваши единомышленники в лозунг "вернуть украденную у нас родину"?

Владимир Лакеев: Этот политический смысл сводится к тому, что занимают приоритетное место в жизни общества наиболее оправдавшие себя элементы жизни при социализмы, которые принято называть советские ценности. Это социальная защита населения, это уверенность в завтрашнем дне, это социальное, если не равенство, то отсутствие тех пропастей, которые есть сегодня. Это возможность получения бесплатного образования, качество медицинского обслуживания, тоже бесплатного. Это в конце концов чувство принадлежности к великой державе, с которой не могут не считаться все субъекты международного права.

Владимир Кара-Мурза: Насколько привлекательными выглядят лозунги КПРФ?

Валерий Хомяков: Вы знаете, я посмотрел программу, она мне интересна с точки зрения того, что сделана она достаточно технологично. То есть есть хорошие вещи, за что цепляется глаз. Формула 3 плюс 7 плюс 5 – формула перемен в интересах народа, то есть над ней работали люди, которые достаточно неплохо разбираются не только в экономике, в политике, но и в политтехнологиях, чтобы приукрасить. По крайней мере, это не те программы, которые все время выходили из КПРФ в 90-х годах, напоминали советские программы большие, которые толком никто не читал. Поэтому цепляет. С другой стороны, конечно же, надо отметить, что многие вопросы, о которых здесь говорится в постановочном плане, сложности, никто не спорит, они действительно существуют. Некоторые тянутся с советских времен. Как это решать, предложение компартии, наверное, партия имеет на такие взгляды. По крайней мере, я не нашел слов о революции, каких-то еще вещах. Партия пытается демонстрировать, что она будет действовать в рамках той конституции, которая у нас существует. С другой стороны – за счет чего. Поезд из Владивостока до Москвы за двое суток не могу себе представить, кто сделает и когда это будет. Поэтому такие вещи, конечно, надо убирать из этой программы. А так никто эти программы особенно не смотрит, не читает, кроме журналистов, политологов, может быть тех, кто хочет каким-то образом посмотреть, а что же партия предлагает. Во многом есть схожесть с тем, что сейчас выдает и "Единая Россия", "Справедливая Россия", ЛДПР отчасти. Это говорит о том, что партия внимательно меряет температуру, что хорошо, с одной стороны. С другой стороны есть проблемы, которые партии по-разному представляют.

Владимир Кара-Мурза: Считаете ли вы допустимой такую форму протестного голосования, в частности, оппозиционно настроенных избирателей, которые, не найдя своих привычных партий в бюллетенях, проголосовали бы за программу КПРФ?

Александр Подрабинек: Это все зависит, если условно принять, что выборы реально существуют, человек идет на выборы, голосует и его голос действительно имеет какое-то значение, то тогда, если он голосует за коммунистов, то он выбирает из двух зол – нынешний режим и коммунистический – выбирает еще худший режим. Если он хочет это сделать в пику нынешнему, то это, по крайней мере, звучит смешно. Но на самом деле надо бы понять, что выборов как инструмента демократии нет, его не существует. Мы его на сегодняшний день утратили. Выборы – это некоторое шоу, устроенное властями в целях то ли консолидации общества, то ли придания легитимности своему режиму большей. На самом деле результаты определяются заранее, независимо от того, кто сколько голосов отдаст за те или иные партии.

Владимир Кара-Мурза: Рой Медведев, писатель-историк, бывший народный депутат СССР, предостерегает коммунистов от повторения прежних ошибок.

Рой Медведев: У коммунистов нет шансов вернуть прошлое, хотя программа коммунистов заслуживает внимания. Они достаточно точно замечают все недостатки современного режима. Но их подводит прежде всего несколько факторов. Первое – это сталинизм. Они связывают свою политику с осуществлением заветов даже не столько Ленина, сколько Сталина. На всех их материалах лежит отпечаток сталинизма. Второе состоит в том, что в конце концов все пороки режима, допустим, 90 годов и все причины главные крушения КПСС и Советского Союза лежат в тех же коммунистах. Коммунисты ответственны за распад Советского Союза в гораздо большей степени, чем те демократы, которые воспользовались этим распадом и к которым перешла власть. Потому что главную ответственность за распад Советского Союза несут политики, даже начиная с Ленина. В конце концов, создавая проект, он не заложил тех элементов устойчивости, которые заложили, например, китайцы.

Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключился Николай Коломейцев, член думского комитета по труду и социальной политике, депутат от фракции КПРФ. Скажите, как вы понимаете предвыборный лозунг вашей партии "вернуть украденную у нас родину"?

Николай Коломейцев: Мы имеем в виду, что природные ресурсы Российской Федерации должны работать на народ России, а не на 35 фамилий, которые с семьями живут за рубежом, а сюда ездят на шабашку. По большому счету вы видите, какой прок Российской Федерации от кудринских золотовалютных резервов? Никакого. Рядом Азербайджан, которая тоже нефтедобывающая страна, я там недавно был, там строительные краны, я нигде столько в Европе не видел. Люди в кризис, пока были дешевые активы, купили целые заводы, строят у себя, а мы только вывозим и поддерживаем бессмысленно доллар.

Владимир Кара-Мурза: Включает ли ваша программа пересмотр итогов приватизации?

Владимир Лакеев: Естественно, если мы говорим о национализации основных сырьевых отраслей, металлургия, машиностроение, что это как не пересмотр итогов приватизации. Рой Александрович Медведев в одном прав, когда сказал, что в одну реку войти дважды и прошлое не вернешь. Естественно, никто не собирается возвращаться в прошлое в том виде, в котором мы его потеряли. Ни коммунисты и монархисты напрасно надеются вернуть русскую монархию с двуглавым орлом, орел есть, а монархии нет. Но с другой стороны, обвинение коммунистов, что они берут на вооружение сталинизм, абсолютно беспочвенно, потому что нет сталинизма как такового, есть сильные стороны сталинского правления, которые сегодня, безусловно, нужны стране, порядок в управлении, социальное равенство, то, которого сейчас и в помине нет, форсировать темпы развития промышленности, и есть, конечно, репрессии с незаконными их жертвами, безусловно, которые коммунисты не берут на вооружение и никому не обещают повторить, чего так боится Рой Александрович Медведев. Безусловно, сегодня мы представляем из себя партию, где подавляющее большинство членов никакого отношения не имеют к тому развалу союза, который допустили верхи коммунистической партии Советского Союза в конце 80 - начале 90 годов. У нас молодая партия, которая вступила в политическую жизнь с 93 году. Да, многие низовые партийные организации виноваты в том, что по инерции продолжали верить своим вождям и вместе с ними, вместе с политбюро партия зашла в тупик, и в стране сменился общественно-политический строй, и развалилось великое государство. Но коммунисты делают выводы из уроков истории. Поэтому здесь сравнение тех коммунистов, верхушки коммунистов, которые развалили страну, и нынешней компартии Российской Федерации, по-моему, некорректно.

Владимир Кара-Мурза: Складывается ли впечатление, что программа КПРФ в ее нынешнем виде в основном зовет в прошлое?

Валерий Хомяков: Я опять-таки задаюсь вопросом, сейчас послушав внимательно товарищей-коммунистов: а как это сделать, национализировать, пересмотреть итоги приватизации? Каким образом это все взять и отобрать? И что это напоминает те же самые сталинские времена, о которых Рой Медведев говорил. Я просто читаю: экономика роста, внешняя экономика – сто процентов, да, ей-богу. Но дальше, когда смотришь: национализация ключевых отраслей, новая индустриализация, деревня, коллективизация – вспоминаю историю нашу. Дальше: система налогообложения, про культурную революцию нет, но, наверное, в других местах программы есть. И еще что, немножечко другое. Да, тут написано, что есть новая команда, наверное, свежие лица появляются, все-таки партия по срокам молодая, но, извините, партии почти столько же лет, КПРФ, столько же сколько нашей новой России и во главе этой партии до сих пор стоит Геннадий Андреевич Зюганов. Можно к нему по-разному относиться, но, извините, если говорить о новых лицах, о новой команде, смените вывеску. Что, нет никого больше? Откуда такое одиночество у Геннадия Андреевича? Есть же люди, которые были бы более интересны для избирателя. В данном случае, читая эту программу, если не смотреть на то, что кто возглавляет компартию, кто возглавляет список, какое отношение к Зюганову в низовых партийных организациях. Я много езжу по стране и просто мне в открытую говорят члены КПРФ, что они просто устали от Зюганова и хотят перемен, внутри партии хотят перемен, в том числе и новые свежие лица, чтобы там появились. Нет. Почему, Геннадий Андреевич? Как-то это неправильно. Я приветствую то, что коммунисты написали, можно спорить, не соглашаться, но способы, которыми это может быть реализовано, только одни – сталинские ГУЛАГи, высылки и все прочее, либо гражданская война, другого способа мы пока не научились, как делить собственность, возвращать и увезенное, и неправедно приватизированное во многом. Поэтому возникает диссонанс, когда читаешь это все, какая-то оторванность от реалий.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, практика деятельности нынешних коммунистов, что они сделали выводы и уже совсем не те, которые не несут ответственность за распад Советского Союза?

Александр Подрабинек: Знаете, судя по программе, которую они представили, 5 плюс 3 плюс 7, они никаких выводов не сделали. Я вообще сомневаюсь, что коммунисты могут сделать какие-то выводы. У них, как говорит господин Лакеев, партия молодая, а лозунги вполне себе старые, вполне себе советские, и набор ценностей тоже абсолютно советский. Из программы, начиная с такого клинического антиамериканизма, где они без всякого перехода: Вашингтону, разумеется, не нужна сильная влиятельная Россия. Это у них такой стереотип, они с этим родились, они с этим живут, они с этим умрут и будут всегда считать, что Россия находится в окружении врагов. Окружение врагов им совершенно необходимо. В первой части, где военная политика, военные цели они определяют, что мы должны вступать в конфронтацию с окружающим миром, с НАТО, дружить с тоталитарными режимами - это абсолютно советская позиция. И что это в этой программе у них есть верного, они верно определяют болевые точки. А кто их не определит? Вы подойдите к человеку с улицы, и он вам девять десятых этого скажет, может быть другими словами, не так складно, но определит эти болевые точки. А дальше начинается раздача обещаний. По части раздачи обещаний они большие мастера. В 17 году обещали построить царство справедливости и труда. Но тут случилась революция, потом случилась гражданская война, им было не до справедливости, потом случилась индустриализация, коллективизация пришлось посадить миллионы людей и миллион людей уморить голодом. Потом была дружба с Гитлером, потом война с Гитлером, потом была послевоенная разруха.
И потом наконец наступили времена 50 годов, когда сослаться было не на что, но пришли другие люди, которые не отвечали за то, что говорили раньше. Они предали анафеме Сталина, оставаясь такими же в сущности коммунистами, и потом начался застой. Вот у них было 70 лет для того, чтобы доказать преимущества социализма, у них была вся власть, у них была вся промышленность, они могли доказать преимущества системы, они этого не доказали. С чем мы пришли к 90 году, картина, когда люди стоят в очередях за хлебом, за молоком – это то, что я в детстве помню 62 год, когда мы бегали занимать очереди за молоком, когда появлялась в дали, где-то ехала молочная машина. Это было мое детство. Детство моего сына в 90 году, апофеоз социализма – это очередь за хлебом, талоны на продукты, на одежду, настоящая практика социализма именно в этом. А все слова, что СССР создал мощную экономику, мы свидетели культурного и научного взлета – это все обыкновенная брехня.

Владимир Кара-Мурза: Эдуард Лимонов, председатель исполкома партии "Другая Россия", отделяет рядовых коммунистов от партийной верхушки.

Эдуард Лимонов: Речь идет о руководстве партии КПРФ, а к коммунистам я отношусь с уважением и считаю их абсолютно необходимыми в нашей политической жизни. КПРФ, конечно, партия с таким огромным политическим эгоизмом. Люди, которые сделали целью своей жизни оставаться во что бы то ни стало в Госдуме. Свое место в Госдуме защищают как Брестскую крепость, всеми силами, совершенно наплевав на эту родину, о которой они говорят. Тем, кто хочет вернуть свою родину, нет места в отвратительной Государственной думе, в компании жуликов, воров, мерзавцев, делающих все для того, чтобы родины не было. Политический эгоизм партий-сателлитов и в огромной степени политический эгоизм коммунистической партии Российской Федерации во главе с Зюгановым привели нашу страну в ситуацию, в которой она находится.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.

Слушатель: Господа и товарищи, добрый вечер. У меня несколько вопросов к тому представителю этой партии, который может на это ответить. Об этом уже говорилось, но тем не менее, можно как-то четко, акцентировано ответить – причины развала СССР? Только ради бога, не надо говорить о том, какой был или каким не был Ельцин, Горбачев и прочие – это для детей, а вот по существу. Дальше: есть такая категория, как суд, есть такое понятие, как свобода слова, наконец, есть такое еще понятие, у нас пока беспонятие, как выборность. Так вот, может быть кто-нибудь из товарищей может мне объяснить заодно и всем остальным, как они собираются гарантировать существование всех этих категорий или вообще они не собираются их осуществлять?

Владимир Кара-Мурза: У вас в программе ускоренное сближение стран бывшего СССР. С какой целью, например, сближаться с Грузией или с Прибалтикой?

Николай Коломейцев: Отвечу на вопросы не ваши, а сейчас слушатель задал вопрос. На пассажи предыдущих господ тоже надо отвечать, я слышал, они, вероятно, давно не были даже рядом с Москвой. Я только за этот год был в командировках в 7 субъектах Российской Федерации. Поэтому сказки, что Зюганов не пользуется авторитетом – это брехня на постном масле. Вы бы приехали, в городе Шахты 12 мая было четыре тысячи на площади. И я там не встречал людей, которые: ты не такой, у тебя что-то не такое. Поэтому создавайте свои партии, доказывайте, что не так. По поводу разрушения союза. Любому десятикласснику, который разбирается в азах политологии, понятно, что в гибели Советского Союза есть три главных аспекта. Первый: формализация идеологии, которую специально производила группа лиц, которым хотелось пожить, и они живут и до сих пор неплохо. В связи с этим кампания просто-напросто против страны. Ни одна цивилизация в мире, Советский Союз первый, когда было предательство сверху. Это вторая причина. И третья причина, безусловно, иждивенчество основной массы людей, которые думали, что те социальные завоевания, которые есть, они навсегда.
Второй момент, я хочу уважаемых оппонентов спросить: Соединенные Штаты Америки и НАТО хотя бы одну базу убрали с периметра Российской Федерации? Почему у них не только базы не убраны, а сегодня во всех бывших советских республиках, кроме Белоруссии, еще на Украине нет, в Армении нет и в Туркмении нет, во всех остальных стоят американские базы под разными предлогами, то Афганистан, то ПРО им надо поставить, то еще что-то. 26 штабов НАТО, они что, сокращены? Или может быть транзит войск НАТО в Афганистан – это во благо России? Когда по данным ООН советские войска уходили, в Афганистане было 50 тонн производства опия-сырца, в 2008, по данным ООН, 8700 тонн. Из-за этого наркоманизация России. Хотел бы уважаемых экспертов пригласить, Хомякова, пусть поедет, посмотрим в Подмосковье, сколько осталось работающих заводов и благо это или не благо для людей. Вероятно, он не знает, что во время Великой отечественной войны в Российской Федерации поголовье крупного рогатого скота было 23 миллиона, а сегодня 19. Поэтому сказки рассказывать можно за большие деньги, а с реальностью быть знакомым – это полезнее значительно. Поэтому и господину, приехавшему к нам с Запада, из "Другой России" с жуликами и ворами, которые разворовывали через приватизацию, тоже интересно выступать.

Владимир Кара-Мурза: Виктор Алкснис, бывший народный депутат СССР, основатель группы "Союз", считает программу КПРФ нереализуемой.

Виктор Алексис: Я с большим интересом читал предвыборную программу КПРФ. Эта программа единственная, наверное, программа реальных дел и на этих выборах. Но единственная проблема в том, что реализовать эту программу, к сожалению, некому и нечем. Помимо того, что написать на бумаге, нужны миллионы людей, которые эту программу будут реализовывать. Причем миллионы людей действительно грамотных, умных, любящих свою страну, готовых работать не за деньги, а на совесть. С этим очень печально. Кроме того, нет руководства для реализации программы.

Валерий Хомяков: Я бы хотел ответить господину-товарищу Коломейцеву. Он сказал, что он за год проехал 7 субъектов федерации, я за последние 10 дней два. Сегодня приехал из Костромы, до этого был в Калининграде. Если говорить о том, насколько любят или не любят Геннадия Андреевича, товарищ Коломейцев, есть такой Тарасов Александр Сергеевич, известный рязанский коммунист. Когда у него возникли серьезнейшие проблемы с его бизнесом, на него наехало местное чиновничество, он обратился сначала в рязанскую областную организацию, естественно, сил не хватило. К Геннадию Андреевичу. Помог? Нет, не помог. Потом он попал в аварию и сейчас достаточно серьезные проблемы со здоровьем. Просто на предмет, знаю или не знаю то, что я говорю. Я очень многое знаю, работал в военно-промышленном комплексе, знаю, какие были заводы, каких трудов стоило, чтобы 31 декабря выпустить продукцию за территорию завода. Поэтому не надо меня учить, он один все знает.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, можно ли реализовать программу предвыборную КПРФ, не приведя страну на грань гражданского противостояния?

Владимир Лакеев: Можно. Я бы сказал наоборот, если программа КПРФ, программа коренного изменения ситуации не будет реализована, то тогда страна придет на грань гражданской войны и тогда обострится противостояние. Что же касается вопроса, который задал товарищ, которой в прямом эфире к нам обратился, по свободе слова. Естественно, КПРФ, идя на выборы, предусмотренные конституцией, остается верна основным конституционным положениям – свобода слова, печати, собраний. И я считаю, что придя к власти, компартия лишь упрочит свою власть, продолжая политику свободы слова, свободы печати, свободы собраний. В противном случае коммунистическую партию ждет второе издание горбачевской перестройки в еще более худшем виде. Поэтому никто от этих принципов не отказывается.
А что касается обвинений Александра Подрабинека в обещаниях, понимаете, на выборах все обещают, я не знаю такой политической партии, которая не обещает. Даже "Единая Россия", которая всегда говорит о том, что мы много сделали, мы партия конкретных дел, тоже очень много обещает. Они главные в нашей стране по обещаниям. Возьмите только эти национальные проекты, которые так много обещает, за которые брался нынешний президент, и которые успешно забывают о своих собственных обещаниях. Да, господин Подрабинек прав, программа у нас советская, она аккумулирует очень многие советские ценности, но это не недостаток нашей программы – это ее достоинство. Потому что кто-то говорил, в Рязани встречался, кто-то еще, вы в Москве посмотрите, выйдете из дома, поговорите с людьми, как они относятся к нашим советским ценностям, о каких высоко отзываются. И большинство людей это скажут. Посмотрите, по разным каналам программы "Суд времени", "Поединок", большинство людей, которые отвечают по телефону и звучат в вопросе, именно выступают за советские ценности. И какая другая партия, как ни КПРФ, не должна брать на вооружение эти чаяния людей о возврате советских ценностей. Я считаю, что это достоинство нашей программы.

Владимир Кара-Мурза: В чем вы видите причину и секрет живучести тех ценностей, о которых говорит Владимир Лакеев?

Александр Подрабинек: Это большой миф, что такие ценности живучи. Мне кажется, эта программа может быть нацелена с положительным эффектом либо на людей, которые не жили в советское время, молодежь, которая не знает, что такое Советский Союз, что такое социализм, какая была тогда свобода и как тогда жили. Либо на людей, которые тогда жили, но у них отбило память. И разумеется, на тех, кто тогда жировал, благоденствовал, партийная номенклатура, они действительно эту программу поддержат. Потому что какие ценности могут привлекать людей в советском образе жизни? Здравоохранение, которое было бесплатное и никчемное? Образование, которое было сплошь идеологизировано? Отсутствие всех гражданских свобод? Мы не могли ни читать, ни свободно писать, ни слушать музыку, ни выезжать за границу. Может быть какое-нибудь продуктовое изобилие, о котором я говорил? Всего этого не было. Теперь придумывают, создают миф о якобы некоторых советских успехах. Самый главный успех, который в Советском Союзе был – это то, что запустили ракету с человеком на борту, с Юрием Гагариным, на два месяца раньше американцев и достигли больших успехов в области балета. Еще термоядерное оружие было, на это бросили все. Во всем остальном это был сплошной упадок, все 70 лет это был один сплошной непрерывный упадок, оплаченный миллионами жизней. И то, что господин Лакеев говорит о том, что они обещают сохранить все свободы, свободу слова, так точно так же большевики перед революцией говорили, что они обязательно сохранят, свободу слова – это самая высокая ценность. Прошло меньше месяца до того, как они издали декрет, который ограничивал временно свободу слова, и так продлилось до конца 90 годов. Так что их обещаниям может верить только либо абсолютно наивный человек, либо человек, совершенно незнакомый с советской историей.

Владимир Кара-Мурза: Виктор Тюлькин, первый секретарь ЦК РКРП, бывший депутат Государственной думы, удручен превращением коммунистов в часть политической номенклатуры.

Виктор Тюлькин: У коммунистов и у борющегося рабочего класса, безусловно, есть шанс вернуть родину и свое положение на этой родине, но только не теми методами, которыми предлагают товарищи-господа из КПРФ. Товарищи КПРФ отказались от союза с рабочим классом, отказались вставить в свои списки лидеров рабочего движения, делают ставку на номенклатуру, собственное чиновничество, коммерсантов и даже появился в списке личный друг Путина, генерал полиции, первый генерал полиции в России господин Черкесов. С таким подходом они только впишутся в систему, в лучшем случае будут вести работу критики и отвлекать энергию борьбы на поддержку господина Зюганова в президенты. Так что, к сожалению, тот путь, который предлагают друзья-товарищи из КПРФ, на сегодняшний день не является перспективным.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. Дмитрий Сергеевич Мережковский как-то заметил: люди преклонного возраста иногда сходят с ума. Это я насчет Роя Медведева, на него, по-моему, не стоит обращать. А теперь Владимиру от коммунистов вопрос такой: а с кем все это будете делать? С орудиями труда, вы за свою, за 70 лет народ превратили в орудие труда. Помните, ученый, писатель завил, сказал такую вещь: оружие труда делится на три разряда – говорящее, издающее нечленораздельные звуки и немые. Вот с кем вы будете делать? Вас Путин не пустит никуда. Лидер ваш, он предан, на подтанцовке у Путина находится. Просто это понты одни у вас. Чего вы выдумываете какую-то программу. Народ, смотрите, 60% установку сделали, чтобы проголосовали, отберут у вас голоса и не дадут. Дадут вам как всегда 18-20, вот и все.

Владимир Кара-Мурза: Как вы оцениваете степень поддержки коммунистов среди российского избирателя?

Владимир Лакеев: В случае, когда коммунисты придут к власти, все будут делать народом, с тем народом, который есть сегодня в России, другого народа нет. Этому народу надо дать возможности и уничтожить ту социальную пропасть, которая сегодня стоит, в том числе через прогрессивное налогообложение, о чем говорится в нашей программе. Очень важный момент, который отвечает на вопрос, где деньги взять. Что касается шансов, трудно сказать, какие у КПРФ реально были проценты, потому что на всех предыдущих выборах, особенно на выборах 2008 года, на выборах в Московскую городскую думу 2009 года никакой реальный процент, который получили коммунисты, мы не узнали, потому что были страшные фальсификации и отнимали голоса только так у коммунистической партии. Я думаю, на этих выборах мало что изменится в этом плане и в силу ряда причин, серьезного изменения баланса политических сил в стране не будет. Что касается обещаний, любая политическая партия, идя на выборы, если она участвует в выборах, а если она не участвует, зачем она реализовалась как политическая партия, дает обещания народу, а как же иначе, а чем же еще заниматься. Придем к власти, будем реализовывать эти обещания и многие обещания понятно, как реализовать. Какие-то вещи практика подскажет, безусловно.

Владимир Кара-Мурза: Заговорили о подсчете голосов. Как по-вашему, власть боится реальной политической конкуренции со стороны коммунистической партии?

Валерий Хомяков: Безусловно, конечно же. Я очень расстроился, что программа именно такова: пойдемте вперед, а голову повернули назад. Так люди не ходят, они сразу падают. Я ожидал, что компартия даст свежую, обновленную программу 21 века, а тут воспоминания о том, что было и намеки на то, как хорошо жилось при Сталине. Я согласен с Александром Подрабинеком о том, что действительно с выборами у нас огромнейшая проблема, все говорят наши участники. Многое будет зависеть от того, насколько коммунисты покажутся избирателю в виде обновленной нормальной современной политической оппозиционной силы. И когда господин-товарищ Тюлькин критикует, что вы там устроились, вам не плохо в думе. Да, действительно, компартия, к сожалению, является частью нашего политического класса. Я очень сожалею, что там нет, допустим, либеральных партий, которые у нас не состоялись, и я не знаю, состоятся ли вообще. Но тем не менее, я желаю успеха компартии, хоть какая-то, но будет оппозиция, хоть как-нибудь, но чуть-чуть тормознуть то, что у нас происходит на самых верхах, нельзя отдавать всю игру в одни руки, то, что сейчас у нас наблюдается и мы видим, что в думе происходит, каким образом законы проходят, как они продавливаются и даже не продавливаются, приносят – нате вам, кнопки нажмите и дальше отдыхайте, поезжайте на Куршавель, куда угодно.
Поэтому искренне расстроен, что она не современная. Да, можно было бы оставить названия компартия, бренд есть бренд. Но когда не меняется руководство, когда рядовые коммунисты, работающие в селах, в маленьких городах, говорят: ну устали, какое-нибудь свежее лицо. Не буду называть фамилии в руководстве, потому что со многими знаком, чтобы потом не поисключали из партии за это. Но тем не менее, это меня как политолога обеспокоивает. Я думаю, что реальная цифра, если говорить о шансах – это примерно чуть больше, чем было прошлые выборы в Государственную думу, на 1-2%, то есть порядка 17-18%. Вот это реальная цифра, на которую может рассчитывать господин-товарищ Зюганов, его команда и тогда, дай бог, чтобы эта команда действительно была оппозиционной в будущей Государственной думе, а не голосовали иногда солидарно за некоторые вещи, которые предлагают из других мест, как говорится.

Владимир Кара-Мурза: Признаете ли вы вообще возможность существования в нашей стране современной обновленной партии, которая руководствовалась бы левой идеей?

Александр Подрабинек: Теоретически в условиях демократии такая партия, наверное, не только может существовать, но и должна существовать, потому что она отражает политические взгляды определенной части избирателей, определенной части населения. Другое дело, я думаю, что она не так велика, как сейчас представляется. И мне кажется, что на парламентских выборах у них не столько отбирают голоса, сколько добавляют. Потому что нынешнему правительству, нынешней власти выгодно иметь в качестве основного оппозиционера коммунистов. Это такое пугало для всего мира, которое можно показать всем и сказать: видите, мы спасаем все-таки цивилизацию, спасаем Россию от коммунистического порабощения, от реставрации коммунизма. С этой точки зрения коммунистическая партия выгодна. Каковы их реальные электоральные возможности, сказать невозможно, потому что выборов нет, результаты не контролируются, и только на самом деле на демократических выборах может быть установлено, есть смысл существования такой партии или нет. По интуиции, интуиция мне подсказывает, что такая партия может существовать, у нее будет свой круг избирателей. Но в свободных условиях будет такое количество иных партий, что людям, которые голосуют сегодня, по призыву Навального будут голосовать за коммунистов, чтобы насолить "Единой России", я думаю, эта ситуация исчезнет, растворится, и люди будут голосовать за те партии, которые им нравилось бы видеть в парламенте. А коммунисты здесь никак не будут составлять большинство.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Якова.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к двум товарищам моим по убеждениям, товарищам коммунистам Лакееву и Коломейцеву. Вопрос у меня такой: как вы думаете, почему все-таки в 91 году не была применена сила ГКЧП и была проиграна информационная война? Я пошел к Белому дому только потому, что думал, что будет возвращение сталинизма. Хотя я полностью убежденный коммунист и полностью поддерживаю социалистические ценности, я полностью за вас. Вопрос второй: скажите, пожалуйста, готова ли КПРФ призвать своих сторонников, меня, в том числе выйти на площадь и выйти на улицы, а нас очень много, как бы ни хотел нерукопожатный мною Подрабинек, сторонников социалистической идеи, выйти в случае, если результаты будут сфальсифицированы? И пожелание: знаете, будучи вашим сторонником и избирателем, я бы тоже хотел, чтобы на выборы президента шел не Зюганов. Фамилии тоже называть не буду, у вас есть харизматичные лидеры. Поверьте мне, вы приобретете гораздо больше голосов, чем сейчас.

Владимир Лакеев: ГКЧП не только не применил силу оружия, он не применил силу слова. Потому что он не развернул никакую пропагандистскую кампанию, придя к власти, а за счет того, что только указами, только какими-то декларированными заявлениями можно взять власть, и само главное – ГКЧП сделал полдела, он не остановил Горбачева и вечером этого же дня, когда было объявлено о ГКЧП, они сказали, что мы Михаила Сергеевича очень любим, ждем, пока он выздоровеет, устами Янаева покойного. И пока Михаил Сергеевич с нами, желаем ему быстрейшего выздоровления. ГКЧП предал сам себя, никто его не предавал, кроме них самих. Поэтому здесь было бездарное выступление. Может быть по-человечески мужественных людей, преданных советским ценностям, можно было хуже, но некуда, чем сделал ГКЧП. Что касается призыва, Яков, по поводу результатов выборов, следите внимательно за нашими сайтами. Конечно, люди выйдут на улицу, я сейчас не могу сказать, в какой это будет форме – в форме шествий, митингов, пикета, но реакция общественности на результаты выборов всегда была последние годы, она будет и сейчас. В какой день – сказать очень трудно. Может быть произойдет чудо, и фальсификации будут сведены к минимуму. Я не очень в это верю, потому что считают те же, что считали и 4 года назад, и 6 лет назад, и Центризбирком, и Мосгоркомизбирком, и все районные территориально-избирательные комиссии в тех же составах, по крайней мере, руководство.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, остается ли КПРФ единственной реальной силой, которая может организовать хотя бы наблюдение на каждом избирательном участке?

Валерий Хомяков: Вот этого бы хотелось. Действительно, партия с разветвленной сетью, ячейки есть в том числе на уровне муниципальных образований. Закрывать, конечно, надо по максимуму. Я думаю, было бы хорошо, если бы Геннадий Андреевич, Владимир Вольфович сели бы, расписали между собой, кто какие участки закрывает – это было бы правильно. Если это сделать, тогда можно, по крайней мере, иметь большую информацию о том, где какие нарушения и так далее. Такие договоренности, мне кажется, были бы очень полезны, чтобы нынешний наш режим понимал, что фальсификации не пройдут. Вот это очень важно создать ощущение. Поэтому если они договорятся, правильно, нормальная совместная работа. Боюсь, что вряд ли пойдут на это.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, допустимо сотрудничество либеральной оппозиции с коммунистами хотя бы для предотвращения массовых фальсификаций?

Александр Подрабинек: Я думаю, что сотрудничество с теми партиями, которые представлены в Государственной думе – это просто обречено на провал, это бесполезное дело. Эти партии – это клоны "Единой России", это ее прислуга. Если они иногда из себя изображают взбунтовавшихся холопов, то это все на словах, а на деле они будут делать то, что им скажут аз администрации президента, из Белого дома, они абсолютно послушны, абсолютно управляемы. Если иметь в виду несистемные организации левые, то в деле контроля за выборами, я думаю, здесь возможно какое-то сотрудничество, ни в коем случае не идейное, даже не протестное сотрудничество. Но организация контроля за выборами – это дело, вообще говоря, всех партий, всех тех общественных сил, которые принимают участие в выборах. Поэтому они должны быть равным образом представлены в наблюдательных комиссиях, советах, может быть каких-то других структурах, которые общество создаст. Это единственная, мне кажется, почва, на которой возможно сотрудничество с левыми силами.

Владимир Кара-Мурза: Какую модель поведения на выборах 4 декабря вы для себя выбрали?

Александр Подрабинек: Я уже неоднократно говорил, что совершенно не имеет значения, кто какую модель поведения выберет. Модель поведения выбирается просто по вкусу, кому что нравится. Потому что результат голосования не будет зависеть ни от того, придете вы и проголосуете за ту или другую партию, придете и перечеркнете бюллетень, съедите вы его, унесете домой, перечеркнете все крестиками, заявите об исключении из избирательного списка или просто не придете, все равно результат будет один, тот, который подпишет наш главный фокусник господин Чуров. И другого результата не будет, с этим надо, если не смириться, то это надо просто понять. Поэтому то, как себя вести в день выборов - это зависит, я думаю, от просто характера человека, от того, что ему больше нравится. Я лично останусь с большинством моих нормальных свободолюбивых соотечественников, которые на выборы просто не придут.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG