Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вторая война Николая Лисова


В этом доме Николай Лисов живёт со своей и двумя другими семьями

В этом доме Николай Лисов живёт со своей и двумя другими семьями

Московский городской суд встал на сторону ветерана войны Николая Лисова в его борьбе за нормальное жильё. Борется Николай Михайлович с управой района Косино-Ухтомский и Департаментом жилищной политики и жилищного фонда Москвы, которые никак не ставят его в очередь на квартиру. Переехать в неё из дома без водопровода и канализации ветеран пытается с 2004 года, но всё время оказывается, что он или его жена недостаточно долго прожили в Москве – по московскому закону "Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения" на жильё могут претендовать только москвичи с десятилетним стажем, а раньше для ветеранов был срок пять лет. Правовые нормы меняются, а Николаю Михайловичу и его семье приходится снова и снова собирать документы.

В Москву из Узбекистана ветеран приехал с женой и сыном в 1999 году, раньше жил в Ташкенте, хотя родился во Владимирской области. В Москве семья поселилась в частном доме, доставшемся в наследство родственникам Лисова и разделённом на три части. Таким образом, Николай Михайлович с женой и сыном стал жить на 28 квадратных метрах. Починил систему отопления, провёл ремонт, во дворе устроил мастерскую: большую часть жизни Лисов работал столяром. Но он ничего не может поделать с тем, что в доме нет ни водопровода, ни канализации. Воду нельзя провести потому, что вдоль земельного участка проходит кабель, да и обойдётся это, по предварительным расчётам, в несколько сот тысяч рублей. В итоге, чтобы помыться, надо идти в общественную баню, а за питьевой водой – к колонке на углу улицы. Восьмидесятитрёхлетнему ветерану и инвалиду второй группы такой дачный образ жизни вести всё труднее.



- Здесь очень тяжело, особенно зимой, - рассказывает Николай Лисов. - У меня ноги плохо ходят, зимой могу поскользнуться и упасть. А нужно расчистить от снега дорожки на участке, слазить на чердак, проверить отопление и долить в котёл воды – это всё работа. За водой ходить нужно на колонку, а придёшь – там на метр льда наморожено. Иной раз нужно его разрубать – просишь молодёжь, чтобы помогли ведро воды набрать. Мы вроде не в Москве живём, а где-то в тайге. Никто у нас ни за чем не смотрит.

Некоторое время на 28 квадратных метрах вообще жили пять человек: сам Николай Лисов с супругой и его сын с женой и ребёнком. Когда прошли необходимые десять лет проживания в Москве, семья снова попыталась встать на жилищный учёт. Однако прошлой осенью сын ветерана развёлся, сноха с внуком выписалась из дома и уехала к родным в Ставрополь. И, как ни странно, именно это послужило причиной очередного отказа районной управы в январе 2011 года. По закону "Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения" развод – это "действие, повлекшее ухудшение жилищных условий", и кто его совершил, тот не может претендовать на жильё от города в течение пяти лет. 15 июня 2011 года Перовский районный суд подтвердил законность отказа. Такой парадокс, оказывается, весьма типичен, говорит адвокат Артём Сидоров из группы компаний "Правовая защита":

- Как правило, власти всегда отказывают в постановке на учёт, если был развод, потому что в законе однозначно сказано, что это действие, повлекшее ухудшение жилищный условий, - объясняет Артём Сидоров. - Это, конечно, странно, но такая в законе формулировка. В отдельных случаях отказы признавались в суде неправомерными, поскольку развод реально не приводил к ухудшению условий. То есть только одного факта развода недостаточно. Но судебная система у нас такова, что решения могут быть самые разные.

Ветеран подал кассацию в Мосгорсуд, но решил справиться с чиновничьей логикой по-другому, и весной подал заявление о постановке на учёт уже не всей семьи, а себя одного – сам он никак не ухудшал своих условий проживания. Обратился уже не к районным властям, а в Департамент жилищной политики, поскольку с апреля 2011 года этот орган стал заниматься такими вопросами напрямую, без посредничества районных управ. Вскоре пришёл ответ: "В Московском городском суде рассматривается Ваш иск… вопрос будет рассмотрен в соответствии с принятым судебным решением". Но в суде рассматривается другая ситуация, когда речь идёт о семье и о разводе, и юридически она не может быть привязана к новому обращению Лисова.

- Формально это незаконно, - говорит Артём Сидоров. - По закону Департамент должен сформулировать позицию уже по новому заявлению, поданному ветераном на себя одного. Но, конечно, они хотят потянуть время и дождаться того, что будет в суде. А если Мосгорсуд встанет на сторону истца, то получается, что должны были поставить на учёт всю семью ранее, и тогда его новое заявление вообще теряет смысл.

14 октября судебная коллегия Мосгорсуда во главе с судьёй Мариной Овсянниковой отменила решение Перовского суда, подтвердившего отказ в постановке на очередь; дело отправлено на новое рассмотрение. Теперь предстоит проверить, убедит ли это Департамент жилищной политики в том, что всё-таки стоит дать ветерану жильё.
XS
SM
MD
LG