Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Владимир Ядов - один из ведущих российских социологов нашего времени, доктор философских наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН, руководитель Центра теории и историко-социологических исследований, в прошлом – директор этого академического Института, автор первого в России учебника по методикам проведения социологических исследований, декан факультета социологии Государственного академического университета гуманитарных наук.
Владимир Ядов родился в 1929 году. Окончил Ленинградский государственный университет. Там же, при ЛГУ, организовал в конце 50-х годов лабораторию социальных исследований, которая впервые в СССР стала изучать трудовую мотивацию и ценностные ориентации. Возглавлял Российское общество социологов, занимал руководящие посты в Международной социологической ассоциации, Международном институте социологии. О Владимире Ядове рассказывает профессор Борис Докторов, создатель сайта, посвященного биографиям российских социологов:
- Более сорока лет назад я усышал от известного психолога Евгения Сергеевича Кузьмина: «Советская социология начинается с буквы “Я”». Эти слова о Ядове уже давно перестали восприниматься мною как метафора, в них – правда зарождения и развития постхрущевской российской социологии. Уверен, что со временем творчество Ядова станет предметом целенаправленного анализа теоретиков социологии, историков и методологов науки, культурологов. Ядов – это не только ученый и учитель, это – личность, которой присущи черты русской интеллигенции и в которой неистребим дух шестидесятничества.
Ядов родился в 1929 году, через 12 лет после Октябрьской революции, и – так получилось, что через каждые двенадцать лет в истории страны происходили крутые переломы, размечающие жизнь всех родившихся в конце 20-х и доживших до нашего времени: 1941 год – война, 1953-ий – смерть Сталина, 1964-65 гг. начало эра Брежнева, через 12 лет перешедшей в период, называемый «культом, без личности». 1989 год – «пик» перестройки, а через два года завершается двенадцатилетка, начавшаяся в 2001 году. Это время одновременного стремления к модернизации и реставрации.
Эти вехи – общие для всех родившихся в конце 20-х и доживших до нашего времени, а вот «частности» из жизни Ядова. Приведу фрагменты из нашей с ним беседы, состоявшейся в шесть лет назад:
Нам очень повезло. Жизнь моего поколения перенасыщена историей отечества. Не говорю уж о том, что я не мог себе вообразить, что доживу до нового тысячелетия. Я занялся социологией труда во многом потому, что в период исключенности из партии работал токарем-лекальщиком. Но все же я думаю, что именно война заметно повлияла на социологов «первого призыва». Сужу по себе. После восьмого класса я поступил в летную спецшколу, откуда ушел как непригодный к полетам из-за чего-то там в вестибулярном аппарате. А еще испанская война, мальчишки росли будущими солдатами в боях за справедливое дело. Думаю, что одним из импульсов в сторону новой науки было подсознательное чувство ответственности перед павшими.
Деятельность Ядова проверена временем и высоко оценена не только российским, но и международным профессиональным сообществом. Однако ответить на Ваш вопрос нелегко, ибо сделано много и по разным направлениям..
Все началось во второй половине 1960-х. Тогда им и недавно скончавшимся социологом Андреем Григорьевичем Здравомысловым было проведено крупное социологическое исследование отношения рабочих к труду и издана книга «Человек и его работа». Она сразу была признана классикой и переведена на многие языки. Исследование показало, что труд – в отличии от заверений партийных идеологов – не превращался в первую жизненную потребность. После одного ядовского доклада член ЦК КПСС академик Митин сказал: «Цифры – это хорошо. Но нам нужны правильные цифры, которые подтверждают нашу теорию!». А этого не было. Книга дала мощный импульс социологическому изучению труда и стимулировала возникновение в стране сети заводских социологических лабораторий.
В 1968 году, по словам Ядова, «родилась в Тарту серенькая, в мягкой обложке» книга «Методология и процедуры социологических исследований». Ядов рассказывал мне:
Живу в маленькой гостинице “Park”, на втором этаже, спускаюсь к завтраку, хозяйка приносит именно мой завтрак и к тому же спрашивает: «Когда Вам принести кофе в номер?»... Утром читаю лекцию, к полудню слушаю аудиозапись, к ночи – текст раздела учебника».
Советской социологии редкостно повезло в том, что первый учебник делался на основе лекций, читавшихся в Эстонии. Там не было столь жесткого идеологического пресса, как в русских регионах Союза. Через пару лет эта книга была переиздана в Москве большим таражом.
Третье крупное достижение Ядова - это предложенная им теория иерархии психологических установок личности. Так случилось, что Ядов не смог продолжить начатые исследования, и сегодня, насколько мне известно, никто не не развивает сделанное им и группой его коллег в 70-х годах. Однако думаю, что через какое-то время социологи и психологи обратятся к тем построениям, ибо социальными науками открыты далеко не все тайны поведения личности.
В целом, к концу 60-х годов Ядовым были заложены основы ряда направлений в развитии советской социологии, и многие, задумывавшиеся о профессиональной работе в этой сфере, впервые получили возможность реализовать свой замысел, используя его учебник. Период, начинающийся в 70-х и доходящий до наших дней, оказался в жизни Ядова богатым на дела и достижения. В значительной мере благодаря ему в сложные постперестроечные годы был удержан от развала головной академический институт в Москве и создан ленинградский филиал этого института, открылось множество социологических факультетов и кафедр, начала разрабатываться методология изучения трансформирующейся социальной среды. Несколько лет назад я спрашивал Ядова о том, сколько человек под его руководством защитили кандидатские диссертации. Цифры сейчас не помню, но что-то около ста (или более ста). Ядов – суперзвезда многих формальных и неформальных сетей общения российских социологов. Признание отечественной социологии на Западе в значительной степени базируется на высоком международном авторитете Ядова. Его интерес к новому неисчерпаем, и при этом он не выпускает из поля зрения те области, направления развития социологии, которые он когда-либо разрабатывал. Отсюда – его феерическая компетентность и огромное влияние на ключевые аспекты жизни всего российского сообщества социологов.
Ядову уникальным образом удается совместить глубочайшее погружение в проблемные области науки с откликом на текущие события жизни. Он – интеллектуал, но в нем есть нечто от героев Андрея Платонова, понимающих мир нутром. С таким талантом можно лишь родиться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG