Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сербия на пути в Европейский Союз


Ирина Лагунина: 12 октября Европейская комиссия обнародовала в Брюсселе свой ежегодный доклад о расширении Евросоюза. В документе дана оценка балканским странам, претендующим на членство в ЕС. Главное внимание в докладе обращено к Сербии. Еврокомиссия, на основании достигнутого страной прогресса в области реформ, регионального примирения и сотрудничества с Международным Гаагским трибуналом, рекомендует предоставить Сербии официальный статус государства-кандидата в ЕС. Однако окончательно этот вопрос будет решён Советом министров ЕС в декабре. Чтобы получить дату начала переговоров о вступлении в Евросоюз, Сербия должна выполнить одно условие: продолжить процесс нормализации отношений с Косово, прежде всего, возобновив диалог с Приштиной по урегулированию практических вопросов.
Положительно Европейская комиссия оценила и Хорватию, которая в конце года подпишет договор о вступлении в ЕС, чтобы стать полноправной участницей союза в 2013 году. Рекомендация начать официальные переговоры о вступлении дана также и Черногории. Негативные оценки по вопросу о евроинтеграции получили Босния и Герцеговина, Македония и Албания. О реакции в Белграде рассказывает наш корреспондент Айя Куге.

Айя Куге: В кругах правящих в Сербии политиков рекомендация Европейской комиссии о предоставлении Сербии статуса государства-кандидата на вступление в Европейский союз принята как с облегчением, так и с огорчением. С облегчением потому, что существовали опасения, что Сербия будет наказана Брюсселем из-за неуступчивой политики по отношению к Косово. Конкретно: из-за того, что Белград отказывается продолжать проходящие под эгидой ЕС переговоры с Приштиной, поддерживая протесты косовских сербов и блокаду дорог на севере Косова. С разочарованием – из-за той же косовской темы. Ведь многие в Сербии считают, что Евросоюз выдвинул новое, практически невыполнимое условие – урегулирование отношений. Несмотря на то, что в Брюсселе заверяют, что нет никаких новых условий, так как добрососедские отношения требуются от всех государств-членов Евросоюза, в Белграде это порой толкуют как требование признать независимость Косова.
Тем временем опросы общественного мнения, показывают, что поддержка евроинтеграции со стороны граждан Сербии падает.
Наш собеседник – директор крупнейшего на Балканах агентства по исследованию общественного мнения «Ипсо - Стратеджик маркетинг» Срджан Богосавлевич.
Ваше агентство в начале сентября выявило значительное снижение поддержки вступлению страны в Европейский союз со стороны граждан Сербии – теперь европейский путь твёрдо выбирают 46% опрошенных, а 24% - против. А ведь ещё несколько лет назад эта поддержка приближалась к 80%.

Соджан Богосавлевич: Год назад поддержка была 56%, два года назад – более шестидесяти, а три года назад – более семидесяти процентов. Видна тенденция постоянного спада. Может быть, это из-за Косова, может быть, из-за глобального экономического кризиса, или развивавшегося в течение последних трёх лет экономического кризиса в Европе. Но можно эти цифры толковать и по-другому: всегда, когда мы спрашивали граждан, поддерживают ли они вступление Сербии в ЕС, если для этого нужно будет признать независимость Косова, обычные цифры поддержки евроинтеграции падали за целых 20%. В данный момент, за последний месяц, у нас так много говорилось о том, что Косово может стать условием вступления в ЕС, что нам в наших опросах не нужно было даже упоминать об этом. По моему мнению, нынешних 46% поддержки – это тот же самый результат, который мы получали раньше, когда ставили вопрос выбора между Косово и Евросоюзом. Другими словами: несмотря на то, что цифры намного ниже, в процентном отношении граждан Сербии, выступающих за вступление в Европейский Союз, больше, чем против.

Айя Куге: Баррикады, воздвигнутые сербами на дорогах на севере Косова из-за отказа принять на границе с Сербией таможенников и пограничную полицию из Приштины, – уже месяц как главная новость в информационных программах главных телеканалов в Сербии. Часто это преподносится как конфликт сербов с Западом, якобы поддерживающим албанцев. Но с другой стороны, кажется, что для большинства граждан Сербии Косово уже давно не является важной темой.

Соджан Богосавлевич: Косово у наших респондентов редко, как говорят, “приходит на ум”, когда мы их спрашиваем о трёх главных проблемах Сербии – оно занимает 15 -16 место по важности. Однако всё меняется в тот момент, когда там что-то происходит. Например, когда Косово три с половиной года назад провозгласило независимость, это была самая главная тема. Когда там случались беспорядки и насилие, Косово было на втором месте по важности. Когда мы шли на ссоры в ООН из-за Косова, тема для граждан Сербии была на 10 месте, но вскоре снова опускалась вниз списка. В данный момент Косово снова растёт по значению.

Айя Куге: А всё-таки: чем объяснить тот факт, что тема Косова для многих граждан время от времени вызывает такие сильные эмоции?

Соджан Богосавлевич: Это потому, что в Сербии живет много людей из Косова. Это граждане, которые в 60-70-80-х годах продавали своё имущество и целыми семьями переезжали в Сербию. В Косове они жили в провинции и в Сербию переезжали в провинцию. То есть они не относятся к категории образованных людей и на многое реагируют очень эмоционально. В тот момент, когда Косово часто упоминается в новостях, многие из наших опрошенных считают это и своей главной темой, а когда об этом не говорится – Косово как будто исчезает. Довольно мало сербов когда-либо бывали в Косово – около 70% там никогда не бывали и поэтому не имеют личного отношения. То есть, с одной стороны, выходцы из Косова эмоционально и очень болезненно воспринимают потерю Сербией этой области, а с другой стороны, людям совершенно ясно, что Косово не является и никогда больше не станет частью Сербии, но они всё равно не поддерживают идею, что Косово нужно “отдавать”.

Айя Куге: Напомню, мы разговариваем с директором регионального балканского агентства по исследованию общественного мнения «Ипсо - Стратеджик маркетинг» Срджаном Богосавлевичем.
В Сербии в следующем году пройдут очередные общие выборы. До сих пор правящая Демократическая партия несколько раз выигрывала выборы именно с помощью обещаний скорого вступления страны в Европейский союз. На прошлых выборах её лозунг был “И Косово, и Европа”.
А как теперь – ведь среди политических партий в Сербии достигнут почти консенсус о том, что Европа – это общая цель.

Соджан Богосавлевич: Я Европу меньше чувствую как возможный предвыборный лозунг, больше - как предвыборную проблему. Мы долго лелеяли крайне оптимистические ожидания, что вступим в ЕС через два-три года. Теперь граждане определяют сроки намного более отдаленно, чем сами власти – раньше было наоборот. Для граждан Сербии Европа кажется относительно далекой и они не воспринимают её как цель, которая важна на предстоящих выборов. С другой стороны, тот факт, что большинство сербов выступают за вступление в единую Европу, говорит о том, что Европа всё-таки не останется вне предвыборных тем. Главные партии – правящая Демократическая партия и оппозиционная Сербская прогрессивная партия – обе выступают с про-европейскими посланиями. Я бы сказал, что Европа может быть проблемой, прежде всего, для правящей в стране партии, если ЕС выскажет с негативное отношение к Белграду – ведь это бы было знаком, что Европа не поддерживает сербские проевропейские власти. На самом деле сейчас вряд ли может произойти нечто столь положительное, чтобы это было воспринято как большое поощрение Сербии и решало результаты выборов. Таким поощрением перед предыдущими выборами было введение для граждан Сербии безвизового режима для Шенгенской зоны. Теперь ничего подобного не намечается.

Айя Куге: И тогда появится евроскептицизм?

Соджан Богосавлевич: Я не думаю, что стоит говорить о евроскептицизме. Мы хотим в Европу, хотя мало ее ценим и не много о ней знаем. Скептицизм сможет появиться лишь тогда, когда мы сможем на основании знаний размышлять о Европе. Чем больше мы будем сближаться с Европой, чем больше будем знакомиться с законами Евросоюза, чем больше будем приспосабливать к ним свои законы, тем больше будет появляться скептицизм. Может быть, это не так сильно отразится на тех, кто голосуют “за”, или “против”. А сегодня Европа для Сербии всё ещё является какой-то мыльной оперой – там лучше живётся, давай, и мы туда! Мотивы у нас не рациональные, и поэтому их легко пошатнуть в тех случаях, когда кажется, что Европа вновь выдвигает нам какие-то условия.
Скептицизм подразумевает и определённые знания о ЕС. Когда мы задаем вопрос: насколько вы ознакомлены с тем, что Сербия должна сделать, чтобы стать государством-членом Евросоюза, лишь 5% опрошенных считают, что они хорошо ознакомлены. Поэтому я последнее снижение поддержки наших граждан евроинтеграции назвал бы снижением из-за разочарования, а не из-за евроскептицизма.

Айя Куге: Какого разочарования?

Соджан Богосавлевич: Разочарования из-за того, что мы выполнили все условия (так, по крайней мере, представлено общественности) – Гаагский трибунал был главным условием, и генерал Младич отправлен в Гаагу, - а они теперь требует чего-то нового. То, что из Евросоюза поступают сигналы, что урегулирование ситуации в Косово никакое ни новое условие, что оно стоит пред нами уже три года, для граждан ничего не значит – они об этом ничего не знали. Теперь они слышат, что есть споры вокруг каких-то таможенных печатей. Они понятия не имеют, о чем речь, но говорят: вот, новые условия и вот новые разочарования! Европу у нас видят как место высокого уровня жизни и поэтому всем бы нам туда – мало конкретики в такой позиции.

Айя Куге: О том, как общественность Сербии относится к перспективам вступления страны в Европейский союз, мы беседовали с директором белградского агентства «Ипсо -Стратеджик маркетинг» Срджаном Богосавлевичем.
XS
SM
MD
LG