Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьба с табакокурением: законопроект Минздравсоцразвития


Марьяна Торочешникова: Минздравсоцразвития России предложило начать полномасштабную кампанию по борьбе с курением и подготовило проект закона о защите населения от последствий потребления табака, который, помимо прочего, предполагает введение более жестких, чем существующие, запретов и ограничений для курильщиков. Законопроект размещена на сайте министерства для публичного обсуждения.
В студии Радио Свобода сегодня – председатель правления Конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин, создатель Движения в защиту прав курильщиков Игорь Федосеенко и психиатр Ольга Пестова.
Но сначала я предлагаю послушать коротенькое интервью, которое я записала накануне с социологом Левада-Центра Денисом Волковым. Недавно Левада-Центр проводил опрос, чтобы выяснить, сколько же в России курильщиков.

Денис Волков: Если говорить о том, какая часть российского населения курит, то это стабильно такая группа – порядка 35-37 процентов, она не меняется практически на протяжении 10-15 лет, как мы проводим исследования. В июне 2011 года мы получили ответ, что 37 процентов сказали «да», 61 процент сказали «нет», остальные затруднились ответить.

Марьяна Торочешникова: То есть больше курильщиков не стало.

Денис Волков: Но и меньше не стало, надо сказать. Сейчас есть предложения по ограничению курения в общественных местах, идет речь о какой-то государственной программе. Важно, что запреты слабо повлияют на образ жизни. То есть курение очень тесно связано с образом жизни человека, и лишь одними запретами, наверное, что-то можно сделать, но нужна, конечно, совокупность действий, не только запреты, но и какая-то пропаганда здорового образа жизни, какие-то усилия по изменению образа жизни, чтобы люди больше задумывались и заботились о своем здоровье, о том, как это влияет на здоровье окружающих. То есть нужны более глубокие изменения. Какие-то отдельные усилия какое-то время наблюдаются, но какого-то рывка пока не происходит.
Если мы посмотрим по различным социально-демографическим группам, то мы увидим, что мужчины курят в три раза чаще женщин в России. Чуть меньше курят люди с высшим образованием, с более высоким уровнем достатка, - они чаще следят за своим здоровьем, для них важны такие понятия, как уровень жизни, качество жизни, поэтому в этих группах чуть-чуть меньше курильщиков. Если мы посмотрим по городам, окажется, что больше всего курильщиков в Москве. И это подтверждает московский опрос, который мы проводили в мае этого года. Получается, что порядка 40 процентов москвичей курят постоянно, и еще процентов 12-14 говорят о том, что курят время от времени. Если огрублять, то можно говорить, что половина жителей столицы – курильщики.
Интересно, что когда мы спрашиваем о различных запретах курения в общественных местах, получаем такую картину. Если мы говорим именно о местах скопления людей, которые традиционно ассоциируются с общественной пользой, такие, например, как университеты, больницы, то мы видим, что даже курильщики поддерживают запрет на курение в таких местах. 78 процентов москвичей поддержали процент курения на территории больниц, родильных домов и так далее. 86 поддержали запрет курения в общеобразовательных учреждениях, высшего образования. В таких общественных местах даже курильщики считают, что, наверное, надо запрещать. Ну, а если мы спрашиваем про места, которые уже ближе к частной жизни человека, например, подъезды многоквартирных домов, то там уже количество поддерживающих такие запреты поменьше – только 60 процентов. То есть как раз те самые 60 процентов, которые, в принципе, не курят. Мы видим, что чем ближе к частной сфере, там уже государственное регулирование не одобряется ни в вопросах курения, ни в вопросах, например, распития алкоголя, ни в других сферах. А вот общественная сфера отдается, скорее, на откуп государству, и там никто против запретов не возражает.

Марьяна Торочешникова: А что касается курения в таких общественных местах, как кафе, бары, рестораны, ночные клубы?

Денис Волков: Если мы посмотрим по стране в целом, очень незначительная часть населения ходит в ночные клубы, кафе, бары, поэтому для населения в целом это не вопрос, на самом деле. Там, пожалуйста, можете запрещать все что угодно. Несколько процентов всего регулярно посещают такие заведения. Чуть побольше – кафе, но все равно это, скорее, молодые люди, больше жители крупных городов. Эта группа, которая, в том числе, и курит, на общем фоне она теряется. Поэтому в целом можно предполагать, что население в целом будет поддерживать и запрет курения в этих общественных местах.

Марьяна Торочешникова: Это было мнение социолога. А я вкратце сообщу, что именно предполагает новый законопроект. Он предлагает полностью запретить курение на пассажирском транспорте, в том числе в аэропортах, а также в кафе, ночных клубах, запретить рекламу табака, предусмотреть продажу сигарет в магазинах только по специальному прейскуранту, без выкладки в торговых рядах. С 2015 года нельзя будет курить в гостиницах, причем запрет будет распространяться, в том числе, и на кальяны. Документ предусматривает возможность оборудования зон для курения в подъездах жилых домов, но для этого курильщикам придется собрать подписи всех собственников жилья. Новый законопроект предусматривает защиту от табачного дыма для лиц, находящихся в тюрьмах и следственных изоляторах. С лета 2013 года Минздравсоцразвития предлагает ужесточить требования к площадям торговых точек, которые торгуют табачной продукцией, продажа сигарет будет осуществляться без выкладки. Регионы получаю право устанавливать еще более жесткие, чем федеральные, ограничения места продаж сигарет. Вне закона объявляются нюхательный и жевательный табак. Для снижения спроса на табачные изделия в законопроекте предусмотрено установление минимальных розничных цен на табачную продукцию, конкретный размер будет устанавливаться правительственным актом, где будет предусмотрено ежегодное увеличение цен на уровне, превышающем индекс цен на продовольственные товары. То есть предполагается, что сигареты вырастут в 3-10 раз.
Дмитрий, я знаю, что вы поддерживаете этого законопроект.

Дмитрий Янин: И не только я. Я хочу сказать только, что это не документ Министерства здравоохранения, а это документ, основанный на позиции правительства. В сентябре 2010 года утверждена правительством концепция по борьбе с табаком, где все то, что записано в законе, определено как стратегия. Россия действительно сейчас самая курящая страна в мире, Китай значительно уступает, Турция уступает. У нас курит 44 миллиона взрослых и еще порядка 3-4 миллионов детей. Почти 47-48 миллионов курильщиков. У нас процент распространения – 40 процентов взрослого населения, причем 85 процентов российских курильщиков стали курить в диапазоне от 12 до 20 лет, 50 процентов – в 14-17 лет. То есть курильщиками у нас становятся дети. При этом становится они по каким причинам? Первое, за 20 лет, пока в России новая история, не было принято ни одного ограничения на потребление сигарет. Закон об ограничении был принят в 2002 года, и это закон писала «Бритиш Американ Табако», и у нас есть документы о том, как они работали с депутатами, раздавая деньги направо и налево, подкупая депутатов, в том числе зама главы Комитете по охране здоровья.

Марьяна Торочешникова: Это серьезное обвинение, Дмитрий.

Дмитрий Янин: Это рассекреченные документы по суду «Бритиш Американ Табако». У нас есть единственный документ в России – за курение в купе поезда, штраф – 100 рублей. Больше никаких штрафов. Вы зайдете в детский сад, в больницу, начнет курить – штрафа нет.

Марьяна Торочешникова: То есть все эти таблички, что «Курение запрещено»…

Дмитрий Янин: Они законны, но при этом нет штрафа. В Турции штраф – 60 долларов. Я не говорю про Сингапур, Гонконг, где вас оштрафуют на 5 тысяч долларов.

Марьяна Торочешникова: За курение в неположенном месте.

Дмитрий Янин: Да. У нас нельзя курить на рейсе Москва – Новосибирск, но по закону только полеты до 3 часов могут быть некурящими. И это уже политика, нормальная политика владельца компании, которому нужно потом платить страховки, если этот самолет сгорит целиком. Поэтому все российское нынешнее законодательство, которое было 20 лет, оно писалось табачными компаниями, ставки акцизов согласовывались в Токио, в «Джапан Табако», которое контролирует 37 процентов российского рынка, государственная компания, между прочим, в «Филипп Морисе», в Швейцарии. На долю крупнейших транснациональных компаний в России приходится 94 процента продаж. 6 процентов продаж – депутат Госдумы господин Саввиди, единоросс, выборщик патриарха, он же – производитель детских сигарет «Суит дримс» и «Кисс», в рекламе которых есть следующие слова (я открыл сайт «Суит дримс»): «Девочки, я переехала в новую школу. Что же мне делать? Как мне социализироваться?» И ей модератор на сайте сигарет советует: закури, девочка! Или, например: «У меня прыщи, мальчик на меня не смотрит» - и модератор на сайте говорит о том, что ты там выведи эти прыщи… То есть реально, почему так много у нас курильщиков в Москве, потому что дети выбраны были как таргетная группа.

Марьяна Торочешникова: То есть, если судить по вашим словам, подростки – целевая аудитория табачных компаний.

Дмитрий Янин: Конечно! И это видно по цвету пачек. Для кого пачки розового цвета, цвета Барби? Это сигареты «Гламур», сигареты «Кисс» - работает целиком по детям. Кто делает рекламную кампанию в духе: «курение – это драгоценная часть твоего стиля» или «курение – это атрибут успешного шопинга», размещая анонсы поездов на Карибы? Вам любой психолог скажет, что когда девочке рассказывают про вот такие каблуки, про молодого человека и про шопинг в Лондоне – это 12-17, может быть, 20.

Марьяна Торочешникова: Табачные компании должны отдавать себе отчет в том, что у детей нет средств, чтобы оплачивать…

Дмитрий Янин: В России – есть! Цена пачки – 23 рубля.

Марьяна Торочешникова: 17 – минимальная цена сигарет с фильтром.

Дмитрий Янин: Да. И у любого ребенка в России есть 20 рублей на пачку сигарет. Минздрав предлагает полностью запретить рекламу. Закон о защите прав потребителей запрещает выпуск опасной продукции, за это можно получить срок. Сигарета – это очень опасный товар. Ежегодно от сигарет в России преждевременно умирает 350 тысяч, в Америке – 443 тысячи.

Марьяна Торочешникова: От заболеваний, которые могут быть вызваны курением.

Дмитрий Янин: Нет, напрямую. Вот у меня статистика по Америке, калькуляция. Там целая гамма заболевания. 2,5 тысячи – рак легких, включая инфаркты, эмфиземы, бронхиты, и статистикой это все четко указывается. Поэтому сигареты, по идее, должны выводиться из легального оборота. Первый этап – снизить уровень курения с нынешних 40 процентов распространенности хотя бы до 15-ти. После этого, например, можно обсуждать тему, чтобы курильщики не рассчитывали на пенсию по инвалидности. Потому что человек, который прокурил 40 лет, он вероятно будет инвалидом.

Марьяна Торочешникова: Игорь Федосеенко организовал Движение в защиту прав курильщиков, когда появился этот законопроект. Игорь, вы за что?

Игорь Федосеенко: Я за то, чтобы оставили в покое 40 процентов населения просто-напросто, которые курят. Эти люди фактически больны, а вы предлагаете лечить болезнь законодательным образом. Это все равно что Минздрав дал бы приказ: давайте прекратим эпидемию гриппа, законодательно ее запрещаем. Подумайте сами, речь идет о том, чтобы не курить в больницах, - как не курить в больницах, если там лежит курящий человек, он прооперирован и ходить не может. Об этих людях надо тоже думать.

Дмитрий Янин: Есть никотинозамещающая терапия.

Игорь Федосеенко: Что значит – запретить курение в поездах дальнего следования? Есть от Москвы до Владивостока – 7 суток. Это 7 суток человеку не курить?

Дмитрий Янин: На перроне.

Игорь Федосеенко: А там и на перроне тоже сказано – запретить.

Дмитрий Янин: Будут места, значит, на перроне.

Марьяна Торочешникова: Нет, законопроектом предусмотрено, что курение будет запрещено на расстоянии 10 метров от вокзалов и аэропортов. Соответственно, по этой логике, и на перронах нельзя будет курить. Кроме того, запрещается курение в общественных увеселительных местах.

Игорь Федосеенко: А за то, чтобы был чистый воздух, но он может достигаться не методом запретов, а инженерными решениями. В ресторане может устанавливать нормальные вытяжки, и тот, кто курит, тогда не будет мешать тем, кто не курит. Второй вариант, который и сейчас есть, – это зал для курящих и зал для некурящих, то есть деление на зоны.

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, с вашей точки зрения, а зачем строгие запреты? Например, хозяин заведения может повесить табличку «У нас не курят», и тогда некурящий человек туда не пойдет!

Дмитрий Янин: Первое, как правильно сказал мой оппонент, нужно добиваться чистого воздуха. По заведениям общепита во многих странах эти ограничения действуют сейчас. В 70 странах мира, в ЕС, в США, в Канаде вы не сможете курить в ресторане. Возникло то по двум основаниям. Во-первых, это защита моих прав, прав гражданина на чистый воздух. Второе основание: официанты, люди, которые работают в этой среде, не должны потому, что кто-то воздействует на рецепторы удовольствия… Ведь курение – это наркотическая зависимость, никотин – наркотическое вещество, которое, сопряженное со смолами, разрушает ваш организм. То есть люди эти зависимы, они несвободны. Неслучайно ни ислам, ни православие не допускают курение как нормальное социальное поведение, но это второй вопрос. Есть права официантов, они не подряжались, работая, зарабатывать эмфизему и бронхит. Поэтому – на улицу!

Марьяна Торочешникова: А кто мешает людям, выбирая работу, искать место, где не курят? Вся эта проблема упирается в право выбирать, насколько я понимаю. Игорь, вы видите способы решения проблемы?

Игорь Федосеенко: Техническими методами. Ставьте фильтрующие установки, которые очищали бы воздух.

Дмитрий Янин: Курилка в каждом вагоне поезда будет стоить 300 тысяч рублей. Если не воровать. Если воровать, как это часто происходит по гостендерам, это будет стоить 600 тысяч. Получает, что ваше право покурить при транспортировке означает подорожание билетов на всех.

Марьяна Торочешникова: А на что тратятся деньги с акцизов, которые увеличиваются многократно? Почему бы их ни потратить как раз, например, на это?

Дмитрий Янин: В России ежегодно требуют серьезных операций 15 тысяч детей с врожденной онкологией. Эти дети не получают лечение, и их родители вынуждены собирать благотворительную помощь. При этом табачные компании в России платят в 10 раз меньше, чем они платят в нищей Румынии, в довольно средней Польше и в Болгарии. Поэтому деньги, собранные с курильщиков, мы считаем, нужно направлять не на курилки, а на помощь детям, как это сделали во многих странах.

Марьяна Торочешникова: В законопроект есть еще статья: осуществление мер по оказанию медицинской помощи населению, направленной на отказ от потребления табака и лечение табачной зависимости, является расходным обязательством субъектов Российской Федерации в рамках государственного обязательного медицинского страхования. То есть предполагается, что людей, желающих избавиться от этой зависимости, будут лечить за счет бюджета. Но нигде не сказано, как будет это делаться и кто будет выделять деньги. Ольга, насколько я понимаю, лечение от никотиновой зависимости предполагает серьезные консультации с врачами-психиатрами, психологами. С вашей точки зрения, законодательно можно ли как-то стимулировать людей к тому, чтобы они шли, общались с врачами? И сколько, с вашей точки зрения, на это может понадобиться средств?

Ольга Пестова: Я хотела начать с того, что зависимости – это психические заболевания, психические расстройства. И по международной классификации болезней они так и идут. Сюда же выходят химические зависимости – алкоголизм, наркомании, токсикомании, не химические зависимости – переедание, то есть расстройство пищевого поведения, голодовка, шопинг.

Марьяна Торочешникова: То есть курение – это прежде всего расстройство психики.

Ольга Пестова: Да. И требуется работа с человеком, который курит, не только медикаментозными средствам, но и работа с психотерапевтом, психологом. Минимальная продолжительность курса – 10 сеансов. Табакокурение лечится еще тяжелее, чем алкоголизм, рецидивы могут возникать, и поэтому должна быть еще поддерживающая психотерапия, кроме основного курса.

Марьяна Торочешникова: Сколько это может стоить?

Ольга Пестова: Если говорить о нашем городе, а мы из Иваново, стоимость одного сеанса психотерапевта – 600-700 рублей, 10 сеансов – 7 тысяч. Для Москвы нужно умножать на 5, а то и больше, я так полагаю, и для других крупных городов, 30-40 тысяч – только первый курс лечения. Но это работа для двоих, нельзя законодательно принудить человека к лечению. Нужно выявить проблемы человека. Можно сказать, что в основе всех зависимостей лежит нелюбовь к себе.

Марьяна Торочешникова: Ольга, а вы курите?

Ольга Пестова: Я нет.

Марьяна Торочешникова: А вы поддерживаете меры, предлагаемые законом?

Ольга Пестова: Нет. Я считаю, как врач-психиатр, что этот закон направлен именно на людей, на больных людей, их нужно лечить и не давать возможности развиваться зависимости у молодежи, у детей.

Марьяна Торочешникова: То есть вы считаете, что закон должен пропагандировать здоровый образ жизни.

Ольга Пестова: Да. Почему посещение бассейна стоит 150 рублей, а пачка сигарет – 21 рубль?

Дмитрий Янин: Мне непонятно заявление врача, который говорит, что ограничение на места курения – это плохая, неэффективная мера. Следуя вашей логике, что запреты не работают, давайте разрешим употребление других наркотиков. Почему запрет на курение не приводит к сокращению выкуриваемых сигарет?

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, по мнению Ольги, нынешняя редакция законопроекта в первую очередь направлена на тех, кто уже курит, а эти люди уже больны, и для них нужен другой закон.

Ольга Пестова: Да, в законе должны быть прописаны меры медицинского характера. И я хотела сказать, кто должен оплачивать лечение у психотерапевта, 30-40 тысяч рублей, например, - либо страховые компании по обязательному медицинскому страхованию…

Дмитрий Янин: Это должен делать бюджет России.

Ольга Пестова: Если человек согласен на лечение, пусть лечится.

Дмитрий Янин: Я могу сказать, что бюджет ни одной страны не выдержит нагрузки, которая сейчас испытывается из-за того, что на 44 миллиона курящих… В лучшем случае будет бесплатное консультирование врачей по всем специальностям. Посылать курильщиков в наркодиспансеры – это утопия. Должны консультировать врачи: хирург, который прекрасно понимает, что если он будет оперировать курильщика, шансов на выздоровление у него значительно меньше, онколог – не имеет право курить…

Игорь Федосеенко: Вы уже запрет на профессию вводите?

Дмитрий Янин: Я знаю одного уважаемого онколога, войдя в кабинет которого, я просто был поражен – пока мы с ним разговаривали, он выкурил за полчаса три сигареты. Вот я вас уверяю, что нарколог, который сидит на дозе…

Марьяна Торочешникова: Сам вылечить уже никого не может.

Дмитрий Янин: Да. Или учитель, который рассказывает… Знаете, как работают табачные компании? Почему у нас так много детей курит. Вот есть такое соревнование – «Классы, свободные от курения», они спонсируются «Филипп Морисом» и «Джапан Табако». Приходит учитель и говорит, 5-6 класс: «Дети, вы еще маленькие, курить нельзя. Курение – это выбор взрослого человека. И когда вам будет 18 лет, вы сделаете свой свободный выбор». Это вот такой курс. И дальше начинается слежка детей друг за другом, кто курит и кто не курит. И идет следующее программирование. Первое: курение – это свободный выбор. Эти курсы приводят к тому, что сейчас в Москве, например, разницы между девочками и мальчиками курящими нет – 40 процентов. Четверо из десяти московских школьников курят после такой промывки мозга.

Марьяна Торочешникова: Закон может это как-то остановить?

Дмитрий Янин: Может! Детки не буду курить в кафе. У них еще зависимость слабая.

Ольга Пестова: У них чисто социальная адаптация. Считается, что курение улучшает общение, мозговую деятельность. Но дети, которые курят, они не зависимы, тут чисто поведенческая сторона. Нужны воспитательные меры.

Марьяна Торочешникова: Дадим слово слушателям. Александр Сергеевич из Бийска, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! Запрета ничего не добиться здесь. Запреты необходимы несовершеннолетним, там нужно даже лишать лицензии тем, кто продает детям курево.

Марьяна Торочешникова: У нас существует сейчас запрет на продажу табачной продукции детям младше 18 лет, этот запрет не работает.

Дмитрий Янин: Просто отменили лицензирование табачных компаний. С 2005 года в России не нужно получать лицензию на торговлю табаком.

Марьяна Торочешникова: Но есть же штрафы для юридических лиц, которые продают табак и алкоголь детям, они не работают.

Дмитрий Янин: Но как же жить малому бизнесу? Если я не продам пиво и сигареты детям, я не заработаю на взятку чиновнику.

Марьяна Торочешникова: Если этот закон, о котором мы говорим, будет работать так же, как все остальные законы Российской Федерации, то ничего страшного для курильщиков не произойдет. Мы как курили, так и будем курить, где хотели…

Игорь Федосеенко: Я не согласен. Как раз такой закон, он будет работать, потому что он дурацкий, этот закон.

Марьяна Торочешникова: А что в нем дурацкого?

Дмитрий Янин: Чтобы дети не курили.

Игорь Федосеенко: Нет, про детей тут как раз ничего не сказано.

Дмитрий Янин: Запрещено курить в кафе. В кафе ходят детки в богатых городах, молодые люди, в ночные клубы. Мы предлагаем запретить в ночных клубах.

Ольга Пестова: В 10 лет никто в ночной клуб не ходит.

Дмитрий Янин: Ну, в 15 уже просачиваются.

Ольга Пестова: А курить начинают в 10.

Дмитрий Янин: Начинают курить 50 процентов в 15-17 лет.

Марьяна Торочешникова: Надежда Дмитриевна из Балашихи, слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте! Я участковый терапевт. Вы говорите про чистый воздух, но я вчера обалдела, увидев, как дымят три трубы теплоэлектроцентрали! Второе, идет реконструкция станции «Измайловская» - пыли полно! Я не курю сама, но я своим пациентам объясняю, что такое хорошо и что такое плохо. Надо начинать с воспитания детей дома!

Марьяна Торочешникова: То есть речь идет о пропаганде.

Дмитрий Янин: Ваше воспитание заканчивается ровно тогда, тогда ваш ребенок видит рекламу и пачку сигарет, выполненную в стиле Барби, и рекламный ролик в стиле «покурил – попал на дискотеку».

Марьяна Торочешникова: Таких рекламных роликов уже давно по телевидению не показывают.

Дмитрий Янин: По телевидению нету, но в журналах есть. С июня месяца мы добились запрета на рекламу в метро московском, мы добивались три года.

Игорь Федосеенко: И занимайтесь контрпропагандой. Вы проигрываете эту игру сейчас.

Дмитрий Янин: Мы не проиграем. России продажи табачных компаний в два раза растут, потому что у нас ходят лоббисты, которые говорят устами малого бизнеса: вы запретили мне продавать пиво с 2013 года, сейчас собираетесь запретить продавать сигареты, - как же я буду выживать? Сигареты «Суит Дримс» выпускаются единороссом, они – со сладким фильтром. И я считаю, что это «правильно» – перед выборами обновить дизайн и выпустить сладкие сигареты для детишек. И мы говорим о том, что нужно поднимать акцизы до европейского уровня.

Игорь Федосеенко: Я не понял, а чего тут правильного?

Марьяна Торочешникова: Это была ирония.

Дмитрий Янин: Это шутка. Нужно защищать больницы, поднимать акцизы. Вот бабушка говорила про трубы, но вы же дым вдыхаете внутрь.

Игорь Федосеенко: Вы по Москве пройдитесь в жару – дышать нечем от одного только бензина!

Дмитрий Янин: И вы сюда еще добавляете табачный дым.

Игорь Федосеенко: Там мизер эта добавка составляет.

Марьяна Торочешникова: Мы все обсуждаем радиоактивность. У нас сигареты содержат полоний-210, «замечательное» вещество! И курильщики являются рабами привычки.

Марьяна Торочешникова: О том и речь! Курильщики переживают, что они – больные люди…

Дмитрий Янин: Так их никто не трогает. Закон направлен на то, что курите на улице, курите у себя в квартире…

Ольга Пестова: Неправда!

Дмитрий Янин: Где там запрет на курение на улице? Пожалуйста!

Ольга Пестова: Около вокзалов нельзя, около школ нельзя, около учреждений культуры нельзя, общественного питания – нельзя.

Дмитрий Янин: 10 метров от входа – пожалуйста.

Ольга Пестова: На остановках – нельзя.

Дмитрий Янин: Правильно! Там же некурящие стоят.

Ольга Пестова: И мы говорим, что правильно, только вы не говорите, что выходите на улицу и курите…

Дмитрий Янин: Где вы не отравляете других – пожалуйста, курите. Вы можете курить у себя дома. Если вы сознательный родитель, вы не будете выдыхать дым в лицо ребенка. Закон говорит о том, что надо запретить курение в больницах…

Игорь Федосеенко: Категорически против! Потому что больные люди там лежат, которые курят.

Марьяна Торочешникова: Вот лежит человек со сломанной ногой. Почему не оборудовать больницы местами для курения?

Ольга Пестова: Я лежала в этом году в больницы, и люди на костылях вынуждены были спускаться на нижний этаж, практически на крыльцо, чтобы можно было покурить. А если человек с бронхитом курит, ему нужно идти на улицу в раздетом виде…

Дмитрий Янин: А его иначе не вылечишь! Вы понимаете, что если воспаление легких, и он курит, то его можно не лечить. Замещающая терапия, пожалуйста, залепили ему пластырь – и пусть он лежит три дня, заодно курить бросит, будет дважды здоров.

Игорь Федосеенко: Вы просто будете его мучить, вот и все.

Марьяна Торочешникова: Евгения Николаевич из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Вот прежнее руководство Метрополитена и рекламной компании «Олимпикс», там же были сплошные нарушения! В метро висела реклама сигарет везде.

Дмитрий Янин: В московском метро с 1 июля сменился оператор рекламы. Новый оператор рекламы учел требования Департамента по информации и рекламе. В тендерных условиях есть запрет на рекламу алкоголя и сигарет, поэтому в ближайшие несколько лет рекламы алкоголя и табака не будет.

Марьяна Торочешникова: А если Евгений Николаевич где-то увидит эту рекламу, куда ему можно сообщить?

Дмитрий Янин: Он может позвонить к нам, может написать нам или в департамент, который курирует работу Метрополитена.

Марьяна Торочешникова: Людмила Павловна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! Почему не говорится о том, сколько человек потребляет гадости, если он выкуривает одну сигарету, пачку сигарет, три пачки?

Марьяна Торочешникова: Речь опять о пропаганде здорового образа жизни. Есть еще один пункт в этом законопроекте, который предполагает возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью граждан. Если введут эти штрафы и меры, будут ли они исполняться таким образом, чтобы человек не курил в определенном месте? Или он отдаст 100 рублей полицейскому и будет дальше благополучно там курить?

Дмитрий Янин: Если штраф будет 100 рублей, выполняться он не будет. Если штраф будет 2-3 тысячи, это будет работать.

Игорь Федосеенко: Будут взятки.

Дмитрий Янин: Да, но когда вводили усиление ответственности по правилам дорожного движения, тоже говорили: да я… да мне наплевать… Снизились случаи, потому что отдавать взятку в 20 тысяч рублей или отдавать права могут люди, но их порядка 100 тысяч граждан России, которые могут себе это позволить. Поэтому взятки будут, но люди подумают, что 3 тысячи лучше потратить на бассейн, на свежую еду, на отпуск, чем давать взятку полицейскому, вот и все.

Марьяна Торочешникова: Когда речь идет о защите прав курильщиков, когда они говорят, чем они недовольны, люди не понимают, почему их называют людьми второго сорта. Да, они больны, у них проблема, но почему зимой, например, если им хочется курить, они должны курить не в специально оборудованных помещениях, а где-то на улице, причем в 10 метрах от крыльца, под дождем и снегом?

Дмитрий Янин: На самом деле, здесь ничего нового Россия не придумала. Весь цивилизованный мир курит на крыльце, за исключением России и пары других стран. В Бутане вообще введет 100-процентный запрет на территории, нельзя ввозить сигареты, и могут только туристы курить. И все эти меры дают результаты, новых курильщиков нет, и здравоохранение улучшается.

Марьяна Торочешникова: С другой стороны, толпа курильщиков у крыльца – живая реклама курения.
В эфире Радио Свобода прозвучала передача «Человек имеет право».

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG