Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алексей Кудрин: оппозиционер или реалист?


Алексей Кудрин (слева) не согласился с тратами Дмитрия Медведева

Алексей Кудрин (слева) не согласился с тратами Дмитрия Медведева

Бывший министр финансов Алексей Кудрин, уволенный в конце сентября президентом Дмитрием Медведевым, продолжает критиковать экономическую политику российских властей.

В своем интервью "Коммерсанту" Алексей Кудрин называет экономическую политику российского правительства "рискованной". Он отмечает, что повышение пенсий и зарплат, переоснащение армии и модернизация промышленности - задачи правильные, но решить их одновременно невозможно.

Обеспокоенность бывшего министра финансов разделяет экономист Игорь Николаев.

- Речь идет о беспрецедентном росте расходов на национальную оборону и безопасность, на правоохранительную деятельность в контексте того, что расходы на образование и здравоохранение относительно снижаются. Если, допустим, оборонные и "правоохранительные" расходы в 2009 году
Серьезные траты на социальные нужды предусмотрены у нас до 2012 года. Потом бюджет становится оборонно-полицейским.

составляли чуть менее 23% от всех расходов федерального бюджет, то в 2014 году они должны составить более 40%. Колоссальный рост! В то же время расходы на образование достигают своего пика в 2012 году, а дальше - резкое снижение до 3,3%. На здравоохранение в 2012 году (а это год выборов) выделяется 4,2% от всех расходов и всего 3% - буквально через два года. Проект бюджета показывает совершенно точно приоритеты властей. Серьезные траты на социальные нужды предусмотрены до 2012 года. Проходим выборы - резкое их снижение с одновременным наращиванием расходов на оборону и на правоохранительную деятельность. Такой оборонно-полицейский бюджет возникает у нас с 2013 года. Трудно принять такой бюджет. Нет такой необходимости. Нет таких денег для такого наращивания военных расходов. Поэтому, конечно, с мнением Кудрина невозможно не согласиться, по-моему, любому здравомыслящему человеку. Но вот, к сожалению, приоритеты такие обозначены на уровне высшего руководства государством. Честно говоря, мне как экономисту принять их трудно, а попросту говоря - невозможно, - подчеркивает Игорь Николаев.

В том же номере газеты "Коммерсант" опубликовано интервью с президентом Института современного развития Игорем Юргенсом. Глава ИНСОРа говорит о том, что "охранители и стабилизаторы", чьим знаменем является Владимир Путин, одержали временную победу над сторонниками модернизации страны - их Юргенс называет "прогрессистами". И все же, по его мнению, эти последние - молодые бизнесмены, ученые, квалифицированные рабочие - составляют от 15 до 25 процентов граждан и именно на них надо делать ставку.

Итак, президент Дмитрий Медведев, много говоривший о модернизации, возглавил список партии тех самых "охранителей" - "Единой России", а в перспективе покидает Кремль, в Белом доме больше нет Алексея Кудрина, проект "Правое дело" во главе с Прохоровым провалился, но либеральное крыло российской элиты не сдается. Независимый политолог Дмитрий Орешкин рассматривает нынешнюю дискуссию "охранителей" и "прогрессистов" в широком историческом контексте:

- У нас в стране всегда борются две составляющие - государственная вертикаль, сильная власть, которая во главу угла ставит консолидацию ресурсов для того, чтобы усиливать политическое воздействие на соседей. Обычно результатом этой политики являлось расширение территориального пространства. А вторая составляющая - это функциональная экономика. А она подразумевает, что ресурсы надо не столько изымать и концентрировать их под рукой государя и тратить на войну, сколько оставлять на территориях, где живут люди, чтобы они улучшали качество жизни, чтобы они строили себе дороги, покупали себе автомобили, чтобы они создавали детские больницы, школы и т. д. и т. п. Это - традиция на многие сотни лет.

Советская власть все забирала себе под свою державную руку. В результате мы имели очень бедные, очень скудные регионы. Промышленность начала отставать. Было очевидно, что Советский Союз проигрывает по всем составляющим западному миру. После этого были тяжелые мучительные реформы, которые предъявили новый спрос на новых людей. Эти люди пришли, экономика стала стремительно развиваться. Появились дополнительные ресурсы, появились высокие цены на нефть. И опять появились соблазны все это забрать под сильную государственную руку под риторику о "подъеме с колен". Появляется Путин как естественное политическое и социальное явление, который эту риторику, эту идеологию озвучивает очень успешно.

Этот вектор будет существовать до тех пор, пока власть упрется в грубые материальные ограничения - например, в падение цен на нефть. И выяснится, что кроме нефти Россия ничего конкурентоспособного производить не может. Но все эти рассуждения остаются словами до тех пор, пока экономика дает масло, пока можно выдавливать это самое масло. Вот эти "охранители" будут выдавливать. А либералы будут критиковать, над ними будут смеяться, пока вдруг не окажется, что они совершенно правы. Как правило, это бывает, когда уже все рухнуло. И вот здесь призывают каких-либо либералов типа Гайдара и Чубайса, чтобы они проводили эти самые непопулярные реформы, а потом о них же вытирают ноги. Когда машина начинает опять работать, на нее можно снова взобраться, свесить ноги и ехать дальше под державную риторику...

Говоря об Алексее Кудрине, Дмитрий Орешкин отмечает, что этот человек "радикально отличается от всех известных политиков":

- Он не краснобай. Не популист. Он медленно запрягает, но быстро едет. Это человек расчета. Он всю жизнь занимался деньгами. Он знает, сколько денег можно взять из России, не подрывая ее потенциал для будущего развития. Так что Кудрин, как потенциальный лидер, очень силен именно верой в свою правоту. Но он неважный публичный политик. Он мастер рациональной оценки ситуации. И то, что он считает необходимым выставить альтернативную точку зрения против обильной риторики Медведева и Путина - это знак того, что он понимает, что это необходимо. Это не оттого, что он просто хочет быть в оппозиции.

* * *
Алексей Кудрин предупреждает: уже в 2012 году российским властям нужно определяться со стратегией - необходима новая модель экономики, не на базе нефтяных ресурсов, а на базе частных инвестиций.
  • 16x9 Image

    Виталий Камышев

    Обозреватель Радио Свобода. Сотрудничает с радиостанцией с 1997 года. Работал в журнале " The New Times",  газете "Аргументы и факты", был постоянным автором газеты "Русская мысль" (Париж) в 1995-2000гг.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG