Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Джеймс Филлипс об американской реакции на освобождение Гилада Шалита


Израильский военнослужащий Гилад Шалит, пробывший в плену у палестинской группировки ХАМАС пять лет и четыре месяца, вернулся в Израиль. Его обменяли на более чем тысячу палестинцев, находившихся в израильских тюрьмах. 18 октября были выпущены 477 заключенных, еще 550 по условиям сделки выйдут на свободу через два месяца.

Как американские эксперты оценивают сделку между Израилем и движением ХАМАС? Об этом в интервью Радио Свобода рассказал старший сотрудник вашингтонского аналитического фонда "Наследие" Джеймс Филлипс:

– Для палестинцев этот обмен наполнен куда большим смыслом, в то время как для Израиля это в основном гуманитарная мера, хотя и с политическим подтекстом. В глазах палестинцев даная сделка усиливает популярность движения ХАМАС, которая падала в Секторе Газа из-за непрекращающейся конфронтации с Израилем, экономического коллапса и подавления прав человека со стороны ХАМАС. Но теперь ХАМАС снова завладел вниманием международного сообщества, оставив в тени власти Палестинской автономии, которые обратились в ООН за символическим признанием ее государственности. И это существенно играет на руку ХАМАС как во внутрипалестинском противоборстве, так и в его противостоянии Израилю.

Конечно, это большой подарок семье Гилада Шалита, как и семьям 1027 палестинцев, почти половина которых уже освобождена. Но в целом более всего выиграл ХАМАС – и не только у Израиля и Палестинской администрации. Он набирает очки в глазах Египта, для него это важно в свете его очевидных планов перевести своих зарубежных лидеров из Дамаска в Каир. Египтяне посредничали в обмене Шалита на заключенных-палестинцев, что, видимо, поможет руководству ХАМАС обосноваться в Египте.

– Некоторые израильтяне называют этот обмен поражением.

– Такую точку зрения можно понять. Ибо растет вероятность подобных похищений в будущем, потому что выкуп израильского заложника повышается в цене. И это может подвергнуть израильских военнослужащих еще большему риску в будущем.

– Как это может сказаться на состоянии израильского общества?

– Каков будет эффект – мне не совсем ясно. Казалось бы, возвращение Гилада Шалита домой, ощущение того, что государство не бросит своих граждан в беде должно сплотить израильтян. Но, судя по некоторым остро критическим высказываниям в адрес премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху, этот обмен фактически может еще сильнее поляризовать израильское общество.

– Многим кажется парадоксом, что в то время как Израилю никак не удается добиться возобновления мирных переговоров с умеренным и относительно гибким правительством Махмуда Аббаса, он быстро принял условия ХАМАС по обмену одного военнослужащего на тысячу заключенных.

– Эти переговоры трудно сравнивать. Переговоры с руководством Палестинской автономии о заключительном мирном урегулировании состоят из множества компонентов и являются намного более сложными для достижения успеха. Думаю, что сделка с ХАМАС могла быть достигнута несколько лет назад, когда израильтяне были уже готовы принять ее условия. Но для ХАМАС она стала приемлемой только недавно, в связи с "арабской весной" и все более некомфортным положением ХАМАС в Дамаске, где диктаторский режим Башара Асада обрушился на многие группы сирийских исламистов, с которыми ХАМАС очень близок. Думаю, именно это стало основным фактором того, что ХАМАС согласился на эту сделку.

– Как сделка Израиля и ХАМАС может повлиять на израильско-палестинский мирный процесс?

– На мой взгляд, она может его подорвать. Потому что ХАМАС не только продолжает отвергать мирные переговоры с Израилем, но и остается сторонником уничтожения еврейского государства. И это усиливает ХАМАС по сравнению с Палестинской администрацией. Сделка по обмену усложняет достижение мирного соглашения, поскольку усиливает ХАМАС и поощряет его к терроризму выплатой мзды за похищение.

– Договоренность Израиля с ХАМАС об освобождении более 1000 подозреваемых в терроризме в обмен на одного своего военнослужащего достигнута вскоре после подачи Палестинской администрацией заявки в ООН на придание Палестинской автономии статуса независимого государства. На ваш взгляд, это случайное совпадение?

– Думаю, что за этим скорее стоит расчет руководства ХАМАС, которое стремится отобрать лавры у Палестинской администрации, добиваясь своими террористическими действиями конкретной выгоды от Израиля, в то время как сама Палестинская администрация стремится получить символическую выгоду от ООН. Полагаю, ХАМАС рассчитывает, что на палестинцев большее впечатление произведет освобождение свыше тысячи их братьев, чем символическая победа в ООН, которая на самом деле ничего не даст для улучшения жизни палестинцев.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG