Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дурдом голосует. Андрей Колесников - о текущем политическом моменте


Андрей Колесников

Андрей Колесников

Елена Рыковцева: «Наш дурдом голосует за Путина» - группа «Рабфак» написала песню с таким названием для конкурса на лучшую агитацию против «Единой России», который объявил Алексей Навальный.
Существуют ли в реальной действительности способы лишить эту партию победы на выборах? Об этом и о многих других вещах, которые произошли на этой неделе, мы говорим с редактором отдела мнений и комментариев «Новой газеты» Андреем Колесниковым.
Расскажу, что за песня и что за конкурс по новостям «NEWSru.com»: «Весьма показательно, что автором сатирической песни стал автор же нашумевших в 2002 году строк: «И я хочу теперь такого, как Путин: такого, как Путин, полного сил, такого, как Путин, чтобы не пил».
Все помнят эту песню. Тогда она считалась комплиментарной. Насколько я помню, это был реверанс...

Андрей Колесников: Она считалась комплиментарной, но многие наверху были недовольны этой песней.

Елена Рыковцева: Правда?! Не понравилась?

Андрей Колесников: И даже продюсер этой песни Николай Гастелло, который был по совместительству главой Управления общественных связей Верховного суда РФ, слетел со своей должности.

Елена Рыковцева: Ничего себе! Какие же они неумные, некоторые персонажи там.

Андрей Колесников: По другим причинам. Все-таки судебное сообщество не очень любит, когда кто-то занимается параллельными делами.

Елена Рыковцева: Может быть. Так вот: «Я думаю, что это эволюция всей страны, - объяснил перемену настроения поэт-песенник Александр Елин. - Всем сначала очень понравилось, а потом перестало нравиться в какой-то момент. Сначала это был немножечко такой дамский восторг, а сейчас это вполне себе мужское недоумение, разочарование и непонятки. Мы фиксируем ситуацию, которая существует». И дальше объясняется, что группа «Рабфак» написала песню для конкурса на лучшую агитацию против путинской «Единой России». Этот конкурс объявил Алексей Навальный. «Песня исполняется от лица душевнобольного, недоумевающего, почему в ответ на вопросы про «Газпром», «Лукойл» или «распил» он получает от санитаров только уколы.
Навальный назвал песню «талантливым лыком в строку, критик Артемий Троицкий видит в ней дурной знак для власти: «Вся вот эта фальшь достала абсолютно всех». Директор по исследованиям Центра стратегических разработок Сергей Белановский заметил ту же тенденцию: «Путинское большинство начинает отваливаться от Путина. Эта их рокировка, насколько я могу судить, очень болезненно воспринята населением, но это еще не сразу отражается на рейтингах».
И мы познакомим вас с песней. Даем только первый куплет и припев, в куплете есть неприличное слово, мы приносим свои извинения, но «запикивать» не будем.


(звучит песня «Наш дурдом голосует за Путина»):

«Я сегодня спросил на обходе врача:
«Почему у нас нет от палаты ключа,
Почему в голове и в бюджете дыра,
Почему вместо «завтра» сегодня «вчера»?».

Пусть расскажет нам доктор про нефть и про газ -
Кто их продал пиндосам, какой пидарас?
Кто забрал у народа «Газпром» и «Лукойл»?
Нет ответа, а на тебе - в жопу укол.

Припев:
Всё так сложно, всё так запутано,
Но разбираться некогда, брат:
Наш дурдом голосует за Путина,
Наш дурдом будет Путину рад».

Елена Рыковцева: Андрей, что вы скажете об этом конкурсе? Человек объявил конкурс на лучшую агитацию против путинской России. Будет ли от этого толк? Да и что считать толком?

Андрей Колесников: Ну, это типичная, нормальная для Навального история, он расшевеливает поле мнений и комментариев разными способами. Это полезная акция, я думаю, она раскрепощает сознание. Другой вопрос, что скоро это станет уже модой: все бросятся сочинять стихи, и плохие стихи, - и как мода это пройдет. К сожалению или к счастью – не знаю, как все проходит.
«Конкурс против путинской России» - в этих словах заключена некоторая правда, потому что все, что против Путина, в одной России, а все, что за Путина или равнодушно ко всему – это другая Россия. И вот эта «вторая Россия», где голосуют за Путина, этот «дурдом», она больше той, которая нам кажется активной, протестной и так далее. Если мы смотрим серьезную социологию, прежде всего – Фонд «Общественное мнение» и Левада-Центр, то рейтинг Путина если и падает, то несильно. И рейтинг Медведева, вместе с рейтингом Путина, тоже совершал полеты вниз, а потом снова поднимался. Сейчас, наверное, они начнут расходиться потихонечку, потому что тандема де-факто уже нет. Я думаю, что рейтинг Медведева ждет не лучшая судьба. А Путин останется тефлоновым. Это, с одной стороны, загадка, а с другой стороны, у нас действительно очень большая страна. А большая страна – очень инертная страна. У нас страна с разорванными связями между регионами. У нас страна, как говорит мой главный редактор Дмитрий Муратов, которую связывает только роуминг. Даже уже не «Первый» канал. У нас страна довольно равнодушная ко всему. И наиболее часто встречающийся ответ на вопросы социологов: «Затрудняюсь с ответом», - на любые вопросы, в том числе «за кого голосовать». И благодаря этой инерции общественного сознания Путин и просидел столько, сколько он просидел. И благодаря этому он заходит на новые сроки. И уже как-то все спокойно говорят совершенно дикие вещи: он просидит 24 года, он просидит 12 лет. Как?! И мы это все всерьез обсуждаем. Речь идет о некоторой шизофрении социальной: одна страна живет одной жизнью, другая живет другой, они не очень-то пересекаются. И все эти песни отскакивают от сознания «второй России», как дробина от слона, как будто стеклянная стена между двумя народами.

Елена Рыковцева: Но я боюсь, что «вторая Россия» этих песен не знает и не слышит. Я сильно подозреваю, что весь раскол, вся граница проходит по линии Интернета всего лишь. 30 миллионов человек имеют доступ в Интернет в России, а количество избирателей на прошлых выборах – 107 миллионов. Это значит, что уже 60% к этой песне не получат никогда доступа, они никогда ее не услышат. И то, что другие люди смеются над Путиным и над «второй Россией», которая за него голосует, они об этом даже не знают.

Андрей Колесников: Совершенно справедливо: нет доступа к Интернету – нет доступа к свободе информации. Но думаю, что никто не считал политических взглядов интернет-аудитории. Мы почему-то априори считаем, что она демократичная в большей степени. Но когда мы читаем комментарии к демократически ориентированным статьям, мы видим, насколько агрессивна аудитория, насколько она не разделяет либеральных и демократических взглядов, до какой степени она готова поддерживать нынешнюю власть, раздражается не только статьями, но и такими песенками. И этим людям совершенно не смешно, а даже неприятно. И среди интернет-аудитории есть масса людей, которые готовы поддерживать Путина. В интернет-аудитории работают так называемые «боты от власти», которые пишут туда то, что хотела бы видеть власть. Очень умело власть использует интернет-технологии. Так что здесь все не так просто, а достаточно печально. Мы просто судим по своей среде. Очень часто мы задаемся этим вопросом внутри этой среды – в «Новой газете» или среди знакомых и друзей: почему мы все думаем примерно одинаково и недовольны властью примерно в одинаковых терминах, а народ голосует за Путина, как поется в этой песне? Да потому, что нас не так много.

Елена Рыковцева: Всего лишь. Андрей, по вашему ощущению, есть в стране сейчас президент или до мая уже не будет? «Ходит» человек по экранам телевизоров, его зовут так же, как звали, - а я уже совсем не интересуюсь им и не воспринимаю. Как вы считаете, все-таки есть он или уже можно сказать, что и нет?

Андрей Колесников: Есть ощущение, что его нет приблизительно с мая этого года, после пресс-конференции, на которой от него ждали самоопределения какого-то, каких-то серьезных шагов, серьезных заявлений, а после них – и действий, чего не последовало. Вот с этого времени он как бы отсутствует. И единственное, что занимало публику: пойдет он на второй срок или не пойдет. Но это не очень содержательные вещи. А сейчас его, безусловно, нет. В нашей политической системе есть неконституционный пост, который называется метафорически «национальный лидер», вот у нас и президент, и премьер, и какой-то высший начальник, он есть, и его фамилия – Путин. До мая еще можно было спорить: он начальник, не он начальник, - все было сложнее и гораздо интереснее. А сейчас, к сожалению, конституционный пост президента выполняет достаточно номинальную роль. И даже для «Единой России» особого значения не имеет, кто ее ведет к победам на выборах – Медведев или Путин. Мне кажется, что рейтинг «Единой России» совершенно нейтрален по отношению к тому, поставили бы Путина во главе или Медведева. В массовом сознании, где очень медленно проворачиваются шестерни, все равно Путин – начальник. В том числе и «Единой России», даже если Медведев возглавляет ее список. Это была попытка, может быть, отчасти переформатировать «Единую Россию» под более прогрессистскую аудиторию, более молодую, образованную, городскую и так далее. Но это невозможно сделать быстро.

Елена Рыковцева: Нет, наверное, это просто попытка «пряника», не более того. Компенсация морального ущерба для Дмитрия Анатольевича.

Андрей Колесников: Путин – человек спокойный, он чувствует свою силу, как мне кажется, чувствует некоторую тефлоновость своего рейтинга, который вытянет «Единую Россию», по крайней мере, на этих выборах, может быть, не на конституционное большинство, но явное большинство в Думе. Потому что те 65%, которых, наверное, требуют от «Единой России», они не очень-то достижимы, даже при фальсификациях. Ну, все-таки есть какая-то раскачка общественного сознания, невозможно сейчас таких цифр добиваться. Сами кремлевские политологи говорят о том, что здесь дельта от 53% до 58%, то, что соберет «Единая Россия». Наверное, там будет какой-то элемент фальсификации, но все-таки контрольный пакет в Российской Федерации, в той Российской Федерации, которая голосует, а существенная часть населения все-таки не голосует, у них есть – 51+.

Елена Рыковцева: А как вы расцениваете ситуацию, когда люди, приглашенные на встречу с Дмитрием Медведевым, были записаны в его сторонники, не зная об этом? Их встреча с президентом прошла по каналу «Россия 24» в прямом эфире. Мне кажется, что люди рискнули своей репутацией, потому что ведь если это уже не совсем президент, то кого они поддерживают, что они поддерживают?

Андрей Колесников: Они поддерживают в широком смысле власть. А вело их туда, наверное, некоторое любопытство. Власть умеет вовлекать в свои игры...

Елена Рыковцева: К тому же – вежливость.

Андрей Колесников: Да, в том числе. Хоть и «хромая утка», но еще действующее должностное лицо высшее. Смысл этой акции понятен. После 24 сентября, после объявления Путина будущим президентом условная «коалиция за модернизацию», которая была за Медведева, которая связывала со вторым сроком Медведева надежды на демократизацию, на экономические реформы, на обращение России лицом к миру, более открытую экономику, более открытую внешнюю политику, эту часть населения, пусть она маленькая, но она значимая, ее обманули. Иллюзии рухнули. Это была попытка из разочаровавшейся части населения все-таки кого-то рекрутировать в число сторонников. Но поскольку это делала сурковская команда, которая мечется между Путиным и Медведевым, этот ход был крайне неудачен. Он выглядел, с моей точки зрения, контр-PR, пиаром против президента, как и сцены увольнения Кудрина тоже против президента сработали. Хотя он показывал свою силу тем самым, а показал свою слабость. И среди этих сторонников было некоторое количество очень приличных людей, в том числе и неприличных тоже. Зачем-то 180 человек нагнали туда. Ну, были приличные люди, которым как-то нужно позиционироваться, нужно дальше жить, а чего будет дальше – непонятно. Они должны быть при власти, многие работают, в том числе, на Путина. Например, на этой встрече сидел Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики, исключительного ума человек, делающий благое дело – пишущий «Программу 2020» для правительства. Ну, пришел к будущему председателю правительства, которому реализовывать эту программу.

Елена Рыковцева: По работе.

Андрей Колесников: Ну да. Для кого-то это – просто по работе. А на кого-то по-прежнему действует обаяние властей, желание вступить с ней в некий диалог. Но на этой стадии диалог бессмысленен. Это чисто PR-акция: показать, что у президента есть еще сторонники из числа образованных людей, из числа демократически ориентированных людей, что он по-прежнему что-то символизирует.

Елена Рыковцева: То количество комитетов, больших правительств, малых правительств, которые они собираются наплодить, - это же стоит денег. Когда человек поднимает руку и говорит: «А не создать ли нам еще подкомитет комитета и расширенный комитет еще одного комитета для того, чтобы выработать программу для этого комитета», - я начинаю думать, что наверняка он не бесплатно будет работать в этом комитете, когда его позовут. Как сказал Дмитрий Анатольевич: «Приходите и записывайтесь». Но ведь это опять какие-то деньги бесконечные.

Андрей Колесников: Безусловно, это деньги. Причем даже если на финансирование таких вещей поднимаются люди из частного бизнеса... А это квази-частный бизнес. Приходят из администрации президента и говорят: «Парень, будешь финансировать вот это и это». И за это не трогают эти компании. Или они аффилированы с государством настолько, что они не могут не выполнить этот приказ. По сути, это опять же деньги налогоплательщиков. Мы содержим всю эту PR-клоунаду, которую устраивает власть. Что такое «расширенное правительство», «большое правительство» - совершенно не понятно.

Елена Рыковцева: Общественный комитет по выработке программы для большого правительства!

Андрей Колесников: Я не хочу цепляться к терминам, но есть конкретный термин экономический, финансовый «бюджет расширенного правительства» - это государственный бюджет плюс внебюджетные фонды. А что такое «расширенное правительство»? Бывают расширенные заседания правительства, когда собираются все, все, все, а не только президиум правительства. Что такое «большое правительство»? Это попытка заменить каким-то новым органом нормальные демократические процедуры: заменить выборы, заменить существующие органы местного самоуправления...

Елена Рыковцева: И как это коррелируется с Общественной палатой?

Андрей Колесников: Общественная палата – это такой же нарост. Мы все время заменяем нормальную систему какими-то управляемыми органами. А зачем это нужно – непонятно. Я вчера общался с очень толковым молодым человеком - Андреем Никитиным, главой Агентства стратегических инициатив.

Елена Рыковцева: Путинское. Ага! То есть они уже нашли туда руководителя – Андрея Никитина. Откуда он?

Андрей Колесников: Он нормальный предприниматель, средний бизнесмен, который доказал, что он может лоббировать интересы бизнеса, продвигать бизнес через наши бюрократические рогатки. Я ему говорю: «В принципе, ваше агентство не нужно в нормальной системе, где бизнесмен может прийти и получить кредит, работать... Зачем вы нужны? Это значит, что система неэффективно работает. Вы помогаете предпринимателям ровно потому, что система неэффективна, она не пускает предпринимателей к деньгам, она не дает им работать». Он не понимает вопроса: «Но мы же полезные». Да, вы полезные, но именно потому, что система не работает. По сути, он лоббист, если называть вещи своими именами. И все эти наросты не нужны в нормальной демократической системе. Никакой Объединенный народный фронт не нужен в системе, где свободные выборы. Зачем он нужен? Никакое Агентство стратегических инициатив не нужно в нормальной, свободной экономической системе, где предприниматель может свободно работать, не расплачиваясь с разными структурами. И все эти наросты – не от хорошей жизни.

Елена Рыковцева: Татьяна пишет: «7 октября было голосование на радио «Эхо Москвы»: «Вы бы поздравили Путина с днем рождения?». «Да, поздравил бы» - 10%, «нет, не поздравил» - 90%. Так что рейтинг у Путина всего 10%». А я еще добавлю, что сегодня Арина Бородина напечатала свою традиционную колонку в газете «КоммерсантЪ», и по ее наблюдениям, резко упал интерес к путинским интервью. Если раньше они собирали большое количество зрителей, то теперь показанное одновременно по трем каналам... я не буду цифры называть, они есть в газете «КоммерсантЪ», но очень и очень несущественные собрало цифры. Кроме того, целиком это интервью не стали показывать всей России, полная версия прошла только по каналу «Вести 24», и там рейтинг всего 2%, что чуть выше, чем у канала в целом, но, тем не менее, очень маленький.
Михаил из Самары пишет: «От песен толку не будет. Единственный способ убрать «Единую Россию» - дождаться, пока она сгниет изнутри, как КПСС». Андрей, как вы считаете, такого можно дождаться? Как может сгнить то, что изначально...

Андрей Колесников: Все-таки в некотором смысле прав слушатель. Есть время существования структуры, есть эффективный период и неэффективный, а есть период, когда сгнивает изнутри, отсыхает и отваливается. И уже начинаются такие признаки, раз Объединенный народный фронт придумал Путин.

(программу целиком можно прослушать здесь же)

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG