Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Жириновский: что может легальная оппозиция?


Может ли легальная оппозиция добиться проведения в России честных выборов?

В программе "Время гостей" выступил лидер партии ЛДПР, вице-спикер Государственной думы России Владимир Жириновский.

Вел передачу Михаил Соколов.



Время гостей, 19.11.2011

Фрагмент программы "Время гостей".

Время гостей


- Возможны ли в России честные выборы, Владимир Вольфович?

- Теоретически...Но пока трудно надеяться, что выборы такими будут. Ведь если честные выборы, то власть проиграет. А власть заранее говорит, что нельзя отдавать власть...Еще ни разу за всю историю России оппозиция мирным путем к власти не приходила. Большевики – вооруженное восстание, 1991 год – ГКЧП, какие-то столкновения...

- Но Ельцин для России был легитимной властью, он был избран на выборах 1991 года.

- Это не был приход оппозиции, потому что был президент советской республики внутри СССР...И Ельцин себя оппозицией в чистом виде не представлял. Он был коммунистом, он был членом ЦК, чуть ли не членом Политбюро, секретарем ЦК.

- Но вышел из КПСС...

- Вышел, но, тем не менее, в этой команде был. Я имею в виду чистую оппозицию. Например, ЛДПР. Вот КПРФ сейчас вернется к власти – это не будет, на мой взгляд, чистой оппозицией.

- Почему?

- Это бывшая правящая партия. Они были 73 года в составе правящей партии.

- Но, смотрите, в Восточной Европе, например, в Польше, в Литве приходили к власти бывшие коммунисты, после первой волны демократов.

- Но они сами резко менялись, меняли название, программу, просили прощения. Это все-таки другие партии. А здесь – в чистом виде сталинисты. Вот сейчас, 21 декабря, они понесут цветы к могиле Сталина, а в январе – к могиле Ленина...Для них сталинизм и ленинизм – это святое. Поэтому здесь опять не то. А вот единственная партия – это ЛДПР. Ну, "Парнас" мог бы тоже считаться.

- Но он не зарегистрирован.

- Я к примеру говорю. Но тот же Касьянов был коммунистом и был председателем правительства, Немцов был первым вице-премьером. Явлинский был вице-премьером. То есть, я говорю, ЛДПР – единственная партия, которую можно считать оппозицией.

- Миронова забыли.

- Ну, Миронов опять из этой команды. 20 лет они вместе с Путиным - большие друзья, старые знакомые.

- Что-то сейчас у них с дружбой не получается.

- Миронов захотел большего. Он должен гордиться тем, что он из рядового депутата Заксобрания Петербурга дошел до зама председателя этого Заксобрания, стал председателем Совета Федерации. И ему создали Партию жизни, он попробовал – чего-то получается. Ему добавляют Партию пенсионеров, "Родину", "Справедливую Россию", сажают в парламент. То есть уж он-то должен быть благодарен… Здесь все искусственное, связанное с Кремлем, по знакомству. Я ведь никогда не был знаком с питерскими, вообще никогда. Хотя у меня теща оттуда...

- Но вас упрекают в том, что вас другие силы продвинули в свое время.

- Никто не продвигал! Вот в этом весь смысл, что ЛДПР никто не продвигал. ...При Ельцине мы оказались в ситуации, когда наша позиция совпала с тем, что хотел Ельцин, - президентскую республику. Мы единственные в плюсе оказались. Или, например, подавление мятежа на Кавказе. Мы единственные... требовали именно силового воздействия. Поэтому здесь как раз совпадение. И в ситуации с "Норд-Остом" мы предложили силовое решение. Я согласен, было много жертв, но другого пути не было...

- Но сейчас вы тоже устраиваете власть.

- Каким образом?

- Вы же не скандалите, не выводите людей не улицы…

- Да вы послушайте, что мы говорим публично! У вас волосы дыбом встанут. Вы возьмите стенограмму моего вчерашнего выступления, и вы увидите, что такого никто никогда за всю историю русского парламента не говорил!

- А что же вы такого сказали там?

- Мы предлагали дать право партиям отзывать своих членов избиркома, потому что они попадают под влияние «Единой России»…

- Вы бы Чурова отозвали?

- Один человек никакого значения не имеет. ЦИК нам не вредит, у нас проблемы возникают в регионах. Мы хотели получить право самим после выборов определяться, кто будет депутатом, потому что даже мы не очень хорошо знаем, избиратели вообще их не знают. Иванов, Петров, Сидоров – какая разница избирателю? Это новые люди абсолютно. Поэтому мы хотели сами выбрать наиболее активных, энергичных, наиболее образованных – не дают. Мы говорим: давайте на равных все пойдем на выборы, у нас уже одинаковый статус. Вот сегодня "Единая Россия" с экранов не вылезает.

- А вы не жалуетесь?

- Жалуемся, все время везде говорим, критикуем, везде, все.

- А где иски в суд?

- А какие иски могут быть в суд, когда нет оснований для суда? В суд что нести?

- Ну, вот Путин встречался с тремя теленачальниками, центральные каналы показали все это. Ну, так вы должны требовать интервью у Кулистикова, Эрнста и Добродеева, в таком же объеме. Вы потребовали?

- Вот вчера об этом и шла речь! Мы говорим: давайте норму закона сделаем равную. Говорят: нет...

- Так вы в суд, а потом в Конституционный суд, чтобы закон поменять.

- В суде нам скажут, что это соответствует закону. А закон поменять мы не можем.

- В Конституционный суд. Вы можете, написать запрос за подписью 90 депутатов.

- Мы не можем собрать 90 подписей.

- Коммунисты не подпишутся?

- Прошу коммунистов уже полгода!

- Ну, эсеров попросите.

- Не хватит. Нужно, чтобы обязательно было 90. У нас 40, нам нужно еще 50. Только коммунисты могут дать. У эсеров – 38.

- И что, не дают?

- Не дают.

- А кого вы просили?

- Зюганова лично три раза. Говорит: дам команду, дам команду… Но нужно же собрать, я же не могу ходить к коммунистам: дайте вашу подпись. Они должны на собрании принять решение фракции, пустить листочек по рядам и 50 подписей собрать.

Полная стенограмма беседы Михаила Соколова и Владимира Жириновского появится на сайте с ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG